Цензор.НЕТ

29.08.17 22:50

Мой Иловайск. Август 2014-го

Фотография из интернета напомнила... точнее вытащила из закаулков памяти мой Иловайск..


Так же, как минометы, в поле стояла техника, выстроившись в шеренгу... Под самым Иловайском. Просто в поле, в шеренгу, как на параде....

«Господи! Армия, как и было сказано!», трансформировала я в голове текст Булгакова.
Я не помню какое это было подразделение...
Если напрячь память, покопаться порыться в голове, то может и вспомню…

- Ребята, вы что творите? Вы с ума посходили? Вы ж не на параде! Если не окапываетесь, то хоть рассредоточьте технику! Вы что, не понимаете что происходит? Пару приходов Градов и от вас ничего не останется!, - я никаким образом не была связана с армией, не понимала в военных премудростях, но я жила в Донецке, где уже шла война.

Возле меня стояло уже человек шесть бойцов и у меня было ощущение, что они еще не знали, что такое эта самая война, не понимали, что это не учения, что здесь все слишком серьезно - и да, это самая настоящая, страшная и безжалостная война.
Ротный с грустью посмотрел на меня, пожал плечами, кивнул куда-то в сторону, - «А что я? Командиры...» - и спросил с недоумением:

- А как ты сюда проехала?
- По дороге, - буркнула я, понимая, что они фактически смертники в такой дислокации и ткнув ему в руку военные карты...

-Где командир? Информация есть.

Ротный замялся, посмотрел мимо меня, опустил глаза.

- Ясно. Тогда смотри ты,- я достала из сумки ручку, вытащила назад из его руки карту и разложила на капоте машины, - Здесь, здесь и здесь - огневые точки артиллерии. Вот здесь и здесь - огневые Градов. На эту поехали две установки и где-то в течении еще минут тридцати они будут на точке. Я их обогнала. Все. Мне пора сматываться.


Он опять посмотрел на меня странным взглядом.

- А тебе не страшно?
- А вам? - вопросом на вопрос ответила я.
- Мы мужчины. Солдаты.... А ты...

- Страшно. А шо делать? - улыбнулась я.

Мы еще о чем-то говорили минут тридцать и я уехала.

Они не вышли оттуда...

А потом родители одного из этих бойцов будут просить встретиться с сепарской журналюшкой, у которой будут документы их погибшего сына, и которая будет настаивать на том, чтоб кто-то лично пришел к ней и забрал их…

Это потом будут крики о помощи, поиски в полях и лесополосах попавших в окружение, по сброшенным координатам, выскакивание по грунтовкам без связи, без шансов, но с верой…


Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику