Цензор.НЕТ

24.07.18 11:33
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.

"С ними, как в небе"

(Письмо бойца спецназа)

Героям украинского спецназа, отдавшим жизнь за независимость Украины, посвящается

Привет, дорогой читатель! Я никогда не занимался писательским трудом, поэтому хочу рассказать об одном важном отрезке моей жизни в виде письма. Я решил написать, чтобы поведать о настоящих Героях нашей страны, с которыми мне довелось воевать плечом к плечу с марта 2014 года...

Меня зовут Виталий (позывной "Запорожье"), мне 23. Родился я в самом лучшем городе Украины – Запорожье. Мой отец, десантник, по сути и по духу, воспитывал меня соответственно, поэтому ещё с раннего детства я мечтал носить голубой берет. В 2013 году, после окончания школы, я решил пойти в ВСУ, а конкретно в спецназ или ВДВ. Летом приехал в Кировоград, в 3 полк спецназа, прошёл проверку, отбор, собеседование, и вернулся домой оформлять документы. Через некоторое время мне сообщили, что в спецназ берут. Я быстренько собрал вещи и двинул навстречу своей юношеской мечте. С сентября 2013 года я прошёл курс молодого бойца. За время сборов освоил все виды вооружения, изучил минно-подрывное дело, прошел курс ВДК (воздушно-десантный комплекс), после чего меня направили на должность разведчика (снайпера) в первый отряд специального назначения. Группа снайперов – это моя первая боевая семья. Куда бы меня ни забрасывала служба, где бы я ни находился – на передовой, в тылу врага или в плену – я всегда возвращался в свою "снайперскую семью".

В начале марта 2014 года в части прозвучала боевая тревога, и меня перебросили в новую группу, командиром которой был Тарас Карпа. Он сообщил, что предстоит боевое задание. Для ребят это было шоком, ведь никто раньше не воевал, в голове просто не укладывалось, что началась настоящая война, и мы с оружием в руках будем защищать Украину, а не просто охранять стратегические объекты. Две группы ДРГ, в том числе и мою, забросили в леса под Харьковом. Сказали, что командировка на один день, поэтому сухпай не выдали, но вооружением мы забили наш тонированный спринтер до отказа. Хорошо, что заехали по дороге в АТБ и купили еду. В Полтаве нас тормознули менты, захотели зайти внутрь бусика, но мы их не пустили. Подъехали ещё "Альфа" СБУ. Тогда вышел наш командир капитан Карпа, и прояснил ситуацию для "бдительных товарищей" через киевское командование. Карпа всегда выходил вперед, и всегда вёл переговоры, как и в тот последний его день 29 июля 2014 года... Нас пропустили. Ночью подъехали к месту назначения, незаметно переместились в лес. Наши ДРГ наблюдали за трассой на границе с Россией, и в случае, если вооруженные формирования с техникой пересекут границу, то задача стояла – не пропустить их любой ценой. Командировка вместо одного дня затянулась на месяц – еды не было, стояли морозы, лежал снег, мы спали на земле в летних спальниках, зимний был только у меня, поэтому отогревались в нем все по очереди. Мы оборудовали базу, разведали местность, сделали схроны с оружием. Параллельно трассе шла грунтовая дорога через лес – мы её заминировали. Готовили к подрыву мост, в случае, если...

Ещё одним из заданий, которые мы тогда выполняли, был поиск и ликвидация ДРГ противника. Мы мерзли страшно, с едой был напряг, но когда к нам прорывался "Карета", наш "комбатя", и привозил еду, боеприпасы, и свое комбатотеческое благословение, боевой дух ребят зашкаливал!!! Бойцы его очень уважали и любили, повторяли его фразы и словечки, подражая сочному командному голосу. Бывало, кто-то из ребят в сложной ситуации выдаст комбатовское: "Ну и чё теперь?". И сразу понимаем, что он про нас помнит, и примчится к нам в любую "жопу" - да он за нас просто порвёт!!! Гордость боевая просыпается, и уверенность в себе, потому что "Карета" нас ТАКОМУ обучил!!! Мы всегда были первыми с нашим "комбатей".

Помню лето 2014-го, массовое наступление по всем направлениям, мы в глубоком тылу уже неделю – воды нет, еды нет уже вторые сутки, обстрелы бесконечные, рядом сбили несколько наших вертолетов... Приказ "сверху" - держаться! И мы держимся... Наш "комбатя", понимая, что у нас "жарко", несмотря на вражеские ДРГ, прорвался на бронированном УРАЛе, привез сухпай, воду – и это не единичный случай! Я многому у него научился, и он всегда будет для меня образцом для подражания! Таких офицеров единицы!

8 апреля 2014 года больше десяти групп 3 полка спецназа были десантированы в Донецкий аэропорт, где в боевых условиях я ближе узнал своих побратимов и командира. Наверное, слово "узнал" не совсем подходит к ситуации... Капитан Карпа и ребята из нашей группы стали друг другу родными. Мне казалось, что нам всё по плечу, когда мы вместе! С ними рядом я был, как в небе, в родном голубом небе, когда дернешь за кольцо, и паришь свободный и счастливый под куполом парашюта над золотой украинской степью...

Когда шла подготовка к вылету в ДАП, капитан Карпа подошел ко мне, представился, и сказал: "С сегодняшнего дня ты в моей группе". А потом так тепло, без официоза: "Виталь, ты готов? Всем обеспечен? Теплые вещи, сухпай, медикаменты? Не стесняйся, говори, как есть. Пока мы здесь, то всё найдём". Я просто опешил от человеческой теплоты и заботы. До этого момента ко мне, как к новобранцу, относились строго, жестко, расслабиться не давали. С командиром я имел честь выполнить не одно боевое задание, и каждый раз накануне боевых выходов Карпа спрашивал меня: "Виталя, ты ещё молодой и неопытный - может, останешься? Парни поймут!". Я всегда отвечал, что поеду с ними, и не надо смотреть на мой возраст, я быстро учусь.

Мы высадились в Донецком аэропорту и заняли здание старого терминала, в новый нас не пустили – там были ещё пассажиры, и аэропорт на то время функционировал в штатном режиме. Мы взяли под контроль территорию аэропорта. В ночь на 25 мая приехали кадыровцы на КАМАЗах, попытались заехать на охраняемую нами территорию. Мы применили светошумовые гранаты, и они убрались. Но 26-го мая, часа в два ночи, они вернулись и спокойно зашли в новый терминал, в то время, как нам был дан приказ туда не заходить. Кадыровских наемников провел предатель – бывший офицер СБУ. Боевики "Востока" заняли всё – этажи, крышу, "зеленку". Наши командиры вызвали подкрепление, и начали вести переговоры. Когда подлетали наши вертолеты с бойцами, на крышу нового терминала выскочил чечен с ПЗРК. Наши снайперы держали его на прицеле, но команды "открыть огонь" "сверху" не давали. Вертолеты совсем близко – они легкая мишень для наемника. Тогда наш офицер, позывной "Турист", взял ответственность на себя и дал команду "открыть огонь". Снайпер "снял" боевика. Вместо убитого террориста на крышу с ПЗРК выскочил другой. "Сняли" и его. По сути, "Турист", своевременно отдав приказ, спас жизнь нашим бойцам в вертушках. Сразу же начался бой, жесткий – минимальное расстояние 50 метров. Стрельба была отовсюду... Спасибо, что прилетевшие к нам на подкрепление бойцы быстро заняли свои позиции. Кадыровские боевики пытались нас окружить. Бой не прекращался три дня. Огнем из ЗУ-шки нас поддержал артрасчет из 25 бригады.

Вспоминая дни обороны аэропорта, с особой благодарностью хочу отметить нашего сержанта, позывной "Василич". Он мудрый, опытный, с обостренным чувством справедливости, всегда по-отечески помогал молодым бойцам. За пару дней до обострения ситуации в ДАПе ко мне подошел один наш офицер, приказал снять броник и отдать ему. Я, как рядовой, подчинился, а он напялил мой бронежилет поверх своего. Дальше мне пришлось воевать без бронежилета, и на зачистку нового терминала тоже ходил в одной разгрузке. Об этом узнал "Василич" и высказал офицеру ВСЁ, что думает о его поступке. Мне же он часто помогал, и делился своим бронежилетом.

27 мая нашу группу отправили на зачистку нулевого этажа нового терминала. В ходе зачистки были взяты в плен два кадыровца. Зачистку проводили бойцы 3-го полка при поддержке украинской авиации. После успешной операции мы заняли позиции и закрепились в новом терминале. Когда сепары удирали из нового терминала, наш пулеметчик расстрелял КАМАЗ с кадыровцами, но СМИ почему-то сказали потом, что это был самоподрыв.

29 мая обстановка стабилизировалась. После трех суток непрерывного боя, без сна и отдыха, я просто свалился на бетонный пол, и вырубился. 30 мая к нам на ротацию прилетели три ИЛ-76 с техникой и пехотой. Это было как раз после того, как сбили наш самолет с десантниками над Луганским аэропортом. Мы погрузились в ИЛы, и, к счастью, благополучно приземлились в Днепре. Как же мы молились, когда были в небе!!!

В моей памяти отчетливо остался один из многочисленных боевых выходов моего командира группы Тараса Карпы. Тогда стояла задача найти на оккупированной территории и эвакуировать пилота сбитого террористами самолета. Полковник Лысенко и капитан Карпа приняли решение оставить группу под прикрытием, в "зеленке", а самим выдвинуться в опасную зону. Они вдвоем искали украинского пилота в тылу врага больше суток, не ели, воду пили из лужи. Карпа и Лысенко спасли пилота, рискуя только собой, сохранив личный состав. По моему мнению, такие поступки и составляют честь офицеров!

В военном деле личный состав играет не менее важную роль, чем командный, поэтому расскажу ещё и о моей родной ДРГ. Одним из самых молодых в подразделении был пулеметчик "Альф", парень сильный и смелый не по годам. А ещё он – хороший, надежный друг, готовый поддержать и прикрыть, – в войне это жизненно важно. На момент начала боевых действий ему было девятнадцать лет, как и мне, и мы держались вместе во всех боевых столкновениях. Расскажу немного о специфике снаряжения спецназа. Например, пулеметчик в развед- и диверсионных рейдах носил на себе: ПКМ (7,5 кг), два РПГ, броник весом 10 кг старого образца, разгрузка, набитая гранатами, осветительными ракетами и ПМ, при этом на нем ещё был одет рюкзак с сухпаем, водой, да... и ещё одна "мелочь" - ящик патронов, 25 кг веса. Вы думаете, это невозможно?! Ошибаетесь! В спецназе возможно всё! В боевых условиях, когда мы выходили на задания на несколько дней, это те "мелочи", без которых не обойтись. С улыбкой вспоминаю один из привалов после долгой разведки. Звучит долгожданная команда: "Привал!", и ты валишься, не снимая рюкзака и амуниции. Ощущение такое, будто на тебе слон сидел, - мы большие расстояния преодолевали пешим ходом. И вот наступает "момент истины" (до сих пор вспоминаю и смеюсь): встать после привала сам ты уже не можешь (!), поэтому один боец из группы снимает с себя всё, поднимает каждого, потом садится, одевает на себя всю амуницию и мы, хохоча, вытаскиваем его, как репку.

Юмор часто выручал нас в сложных ситуациях. Душой группы и источником позитива были два брата – "Малой" и "Скиф" – если уж начинали прикалываться, так все смеялись до слёз. Оба брата - военные спецы высокого класса, наша гордость и пример для подражания.

Отдельно хочу рассказать ещё об одном друге, погибшем Толике Бузуляке. Он был достойным командиром отделения, сам всегда ходил в головном дозоре при движении группы, был готов первым принять бой.

Связисты ДРГ – это отдельная тема, и в дождь, и в грязь наша доблестная связь была на высоте! Суперовые радисты Ромчик Рыкалов (пропал без вести) и Саня Кондаков (погиб). Эти парни были не только спецами своего дела, но и моими хорошими друзьями. Я всегда восхищался их работой, казалось, что самое сложное в работе бойца спецназа – это в боевых условиях, на нервах и адреналине, обеспечивать качественную коммуникацию. Вспоминаю, как в начале мая 2014 года сидим мы с Ромчиком на крыше ДАПа (это было ещё до начала штурма сепарами нового терминала) и мечтаем, что сделаем в первую очередь на гражданке, так как в командировках находимся уже пять месяцев. Решили с ним так: когда всё закончится - сразу пойдем в ресторан, наедимся вкусняшек, отдохнем и самое главное - познакомим меня с красивой кировоградской девушкой, а потом соберем компанию, и будем танцевать до утра.

Ещё в нашей группе был старший разведчик, позывной "Ivan’Off". Он – резервист, но был с нами во всех "пеклах".

С этими ребятами не было страшно никогда, казалось, нам всё по силам, но... война, она такая... Своё письмо я закончу не на оптимистической ноте. 29 июля 2014 года две ДРГ спецназа, в том числе и наша, выполняли задание на неподконтрольной территории по поиску пилота сбитого украинского СУ-25. Из-за предательства местного жителя наши ДРГ были окружены значительно превосходящими силами противника. В результате боевого столкновения пять спецназовцев, включая меня, попали в плен. А десять наших бойцов, среди которых были и мои близкие друзья, погибли – это:

Анатолий Бузуляк,

Алексей Глобенко,

Сергей Гришин,

Лев Панков,

Ярослав Шимчик,

Сергей Лысенко,

Андрей Шершень,

Тарас Карпа,

Кирилл Андриенко,

Роман Рыкалов (пропал без вести)...

Героям слава!

Виталий Олейник, Виктория Косенко,

июль 2018 года

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику