Цензор.НЕТ

05.06.19 14:17
Редакция Цензор.НЕТ может не разделять позицию авторов. Ответственность за материалы в разделе "Блоги" несут авторы текстов.

Низкое качество вещевого имущества в армии - прямое следствие плохого планирования и не эффективных реформ

Низкое качество вещевого имущества в армии - прямое следствие плохого планирования и не эффективных реформ

Анализ проблем вещевого имущества ВСУ, которые я начал поднимать еще в 2016 году, опубликованный в 2017 году в книге "Дороги війни", Николаев.

Предыдущие публикации:
29.06.17 Рапорт Міністру оборони України щодо випробувань військового майна
27.02.18 Почему украинские силовики не довольны новым обмундированием и экипировкой, а разработчики продолжают "изобретать велосипед" за бюджетные деньги?

2014 год стал переломным для Вооруженных Сил Украины. Боевые действия на Востоке Украины показали все слабые стороны системы управления войсками и обеспечения. Фактически, никто из военных, не был готов на длительное время к широкомасштабным боевым действиям на сотни километров линии боевого соприкосновения. Логистика, вооружение, вещевое имущество и другие направления обеспечения войск были устаревшими. Именно антитеррористическая операция стала тем катализатором, который поднял наверх и вывернул в общественную плоскость все недостатки старой системы вооружения и обеспечения войск. Вследствие чего, возникли различные реформаторские комитеты, и волонтерские объединения граждан, которые были призваны изменить действующую систему и перевести её на новые стандарты. Но, все ли так однозначно?

Очевидно, что вещевое имущество, на момент начала боевых действий на Востоке Украины требовало пересмотра, как концепции, так и содержания. И работы в этом направлении велись. Согласно приказа МО Украины от 30.03.12 г №181 «Про создание рабочей группы по разработке образцов военной формы одежды», в составе Центрального управления вещевого обеспечения ВСУ тыла ВСУ, была сформирована группа из 4 офицеров, которая уже к концу апреля 2012 года создала общие тактико-технические требования (технические задания) к предметам боевой формы одежды и снаряжения военнослужащих ВСУ. А 06 июня 2012 года Министром Обороны Украины уже был утвержден «Ориентировочный перспективный перечень предметов вещевого имущества и снаряжения для закупки и проведения исследовательских испытаний в подразделениях специально назначения ВСУ». Разработанный единый боевой комплект состоял из 42 наименований современной экипировки военнослужащего. Обращаю внимание на сроки исполнения приказа МОУ – 2 месяца и 7 дней. В конце главы этот срок будет не маловажным фактором в определении эффективности нынешней системы разработки вещевого имущества.

 Из-за отсутствия финансирования и дальнейших волевых решений руководства армией в 2012 году, все осталось на бумаге. Поэтому к началу 2014 года, украинская армия была обеспечена частично еще советскими образцами снаряжения, но, в основном, устаревшим обмундированием, средствами защиты и снаряжением, которое не проходило объективного контроля качества и не испытывалось на эргономику, функционал и износостойкость в формате единого боевого комплекта. К тому же остро ощущалась нехватка, даже морально устаревшего имущества – практически все вопросы подобного характера закрывали волонтеры за общественные пожертвования.

Данная проблема оснащения армии не могла быть не замечена «волонтерским десантом» при МОУ, в результате чего, в рамках Проектного офиса реформ весной 2015 года была сформирована новая рабочая группа по разработке единого боевого комплекта. Общественное мнение реформаторов на то время имело невероятно большой вес в Министерстве обороны Украины, но, фактически, поставленные перед группой задачи дублировали уже проделанную ранее работу, причем, дублирование происходило не совсем на волонтерских основах, работа разработчиков нового единого боевого комплекта  оплачивалась, а работы велись больше по принципу копирования и обработки ранее придуманной концепции с внесением некоторых изменений.

Экономя время и деньги, можно было расконсервировать разработки, сделанные ранее, но «волонтеры» пошли другим, более затратным и авантюрным путем. Создали новую рабочую группу разработчиков из 6 человек, которая за общественные деньги продолжила совершенствовать наработки Центрального управления вещевого обеспечения ВСУ тыла ВСУ, выдавая их за свои разработки. Следует отметить, что в группу входил лишь один офицер без какого-либо значимого опыта службы, остальные члены группы вообще не служили в армии. Не смотря на очевидное дилетантство в военных вопросах и не знание нужд и требований бойцов, вскоре было громко заявлено, что разработан единый боевой комплект для ВСУ, состоящий из 70 единиц. И действительно, первое время группа активно пиарилась в СМИ и Интернете, при непосредственной поддержке советника Министра Обороны и общественности, которая и ведать не ведала о масштабах раздувания «мыльного пузыря». Переделанные под гражданско-страйкбольную концепцию элементы единого боевого комплекта для армии, разработанные еще в 2012 году, стали приобретать законность в виде технических условий. Тут, следует отметить, что многие разработки и усовершенствования прототипов велись за счет компаний-производителей, которые предоставляли группе разработчиков от Офиса реформ не только готовые изделия, разработанные самими производителями, но и техническую документацию. К техническим ошибкам команды добавились и личные амбиции ребят, которые не хотели учитывать возможности отечественной промышленности и желаний заказчика (украинского военного), для которого, собственно, и разрабатывались данные образцы снаряжения и обмундирования.

Как фактор плохого менеджмента и не желания перенимать опыт других армий, не была налажена эффективная система испытаний, а устаревшая концепция испытаний, по которой 25 тестируемых единиц уходили в войска, не давала компетентных заключений о тестируемой продукции и двусторонней связи, что играло на руку реформаторам. Они продолжали утверждать сомнительные технические условия и презентовать высшему руководству армии и страны в присутствии СМИ эффектные на вид, но малоэффективные в бою прототипы изделий. Данная тактика позволила держаться группе разработчиков, при поддержке общественности, не компетентных журналистов и блогеров, больше года.

Такое положение дел не устраивало военных. Поэтому осенью 2015 года было создано новое подразделение в составе Министерства Обороны Украины – Центр развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ, которое позже было переименовано в Главное управление развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ МОУ (ГУРСМО ВСУ МОУ). Фактически, все полномочия группы разработчиков Офиса реформ были делегированы военным, что являлось вполне логичным завершением реформаторской деятельности. Теперь ошибочная и не совершенная модель развития материального обеспечения, которая дублировала по факту функции тыла при ГШ ВСУ, была оформлена в юридической плоскости с многочисленным штатом сотрудников. Именно в этот период, формирования нового подразделения, меня пригласили в качестве независимого эксперта для испытаний прототипов разработанной продукции. Независимость включала отсутствие финансирования, и как следствие – отсутствие контроля и влияния на меня, что меня вполне устраивало.

Так же следует отметить, что все испытания проводились в условиях, приближенных к реальным и соответствовали заявленным изделиям. Продукция тестировалась, как в природных условиях Украины и зарубежья (полярные области, необитаемые острова, пустыни и т.п.), так и на войсковых полигонах с привлечением личного состава боевых и учебных подразделений разных родов и видов ВСУ, а так же других силовых структур. 

Фактически сразу (в конце 2015 года) руководству ГУРСМО ВСУ МОУ было предложено создать независимый отдел экспериментальных испытаний численностью до шести человек, который взял бы на себя полномочия по тестированию, анализу и дальнейшему мониторингу разрабатываемой для ВСУ продукции. Мною была написана концепция, штатный состав, функциональные обязанности нового подразделения. Но, старая, не эффективная схема испытаний вполне устраивала новое руководство, поэтому, данное предложение затерялось в штабных кабинетах.

В результате, к февралю 2016 года было протестировано 13 единиц разработанных прототипов имущества для ВСУ. Все испытанные прототипы были предоставлены еще старым составом разработчиков из Офиса реформ, которые работали в составе ГУРСМО ВСУ МОУ до конца февраля 2016 года. После их увольнения, спрос на тестирование новых, разработанных Управлением образцов, резко прекратился, не смотря на то, что все услуги по тестированию проводились мною бесплатно, на волонтерских основах. Для этого есть несколько причин:

1. ГУРСМО ВСУ МОУ в моем лице получило объективную профессиональную критику группы разработчиков Офиса реформ, от которых нужно было всеми возможными путями избавляться, для формирования собственной команды. Недостатков работы старой команды было много и их нужно было вывести в общественную плоскость, что и было сделано в моих обзорах, которые находятся в свободном доступе в Интернете.

2. ГУРСМО ВСУ МОУ, зная мою принципиальность и независимость, не захотело получить такую же порцию критики, и было от чего. До весны 2017 года (больше года), Главным управлением были доработаны и доведены до закупок всего несколько наименований из заявленных ранее 70 единиц единого боевого комплекта…

Причем, кроме обуви, которую я испытывал по инициативе производителя, остальные модели испытывались в подконтрольных Главному управлению подразделениях, которые давали удобную для заказчика информацию. Тут следует отметить, что при создании данной структуры, Министерство Обороны Украины  нарушило все законы операционного менеджмента. В результате, три из четырех взаимоисключающих и самостоятельных функций: исполнение, контроль и совершенствование, которые должны возлагаться на независимые друг от друга структуры, были сконцентрированы в одном подразделении. Теперь один командир стал принимать решения на разработку технических условий, контролировать сам свою работу и качество закупленной продукции, менять технические условия и правила. И только планирование осталось в ведении Центрального управления вещевого обеспечения ВСУ тыла ВСУ, как заказчика.

Фактически, для эффективной работы системы самой большой в Украине хозяйственной компании под аббревиатурой «ВСУ», было достаточно оставить все на своих местах, только поменять команду на всех уровнях вертикали военного управления. Для достижения максимального эффекта при условии минимизации рисков коррупционной составляющей, достаточно правильно распределить функции в уже существующей системе:

1.  Центральное управление вещевого обеспечения ВСУ тыла ВСУ – заказчик, который занимается планированием. Данная структура на основании мониторинга нужд конечного потребителя – военнослужащего – должна формировать требования и делать технические задания для исполнителя (ГУРСМО ВСУ МОУ), а так же анализировать деятельность отдела экспериментальных испытаний и требовать от исполнителя правильного и своевременного выполнения поставленных перед ними задач.

2.  Главное управление развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ МОУ – исполнитель, который анализирует требования заказчика и, не выходя за рамки представленных технических заданий, во взаимодействии с производителем делает технические условия на заказанную продукцию и разрабатывает тестовые образцы, которые передает в отдел экспериментальных испытаний. При этом данное Управление должно иметь оптимальный численный состав для осуществления только подконтрольных функций и учитывать в дальнейшем замечания отдела экспериментальных испытаний при окончательном утверждении технических условий.

3.  Департамент государственных закупок и снабжения материальными ресурсами МОУ – контролирующий орган, который не только взаимодействует с производителями в плане соответствия продукции, выставляемой на тендерный комитет, техническим условиям исполнителя, но и контролирует ее качество перед приемкой на склады МОУ путем взаимодействия с ГУРСМО ВСУ МОУ.

4.  Центральный научно-исследовательский институт ВСУ – совершенствует уже утвержденную и закупленную продукцию, а так же разрабатываемые исполнителем прототипы. Для этого, на его базе организовывается отдел экспериментальных испытаний, в котором проводятся все испытания, поступающей в войска и разрабатываемой исполнителем (ГУРСМО ВСУ МОУ) продукции. На него должно быть возложены обязанности не только лабораторных, но и полевых испытаний, при этом устаревшая система испытаний в войсках должна быть упразднена. Так же, предложенный отдел должен проводить мониторинг по качеству изделий в войсках, собирать, обрабатывать и доводить её до заказчика. При этом без согласования с отделом экспериментальных испытаний, технические условия не должны утверждаться, поэтому свои предложения по совершенствованию, отдел испытаний доводит не только до заказчика, но и до исполнителя.

Таким образом, создается система сдержек и противовесов, которая не позволит концентрировать взаимоисключающие полномочия в одном подразделении.

Пришло время подвести итоги и вспомнить сроки и трудозатраты, которые были приведены в начале главы. В результате, рабочая группа Центрального управления вещевого обеспечения ВСУ тыла ВСУ из 4 человек в 2012 году всего за два месяца предложила новую концепцию единого боевого комплекта, состоящего из 42 наименований, разработала эскизы и технические задания. Рабочая группа Офиса реформ из 6-7 человек, на базе уже проведенной ранее работы, почти за год создала два десятка технических условий и примерно 15 прототипов изделий из заявленных ранее 70 единиц. Ее правопреемник – Главное управление развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ МОУ, численностью в несколько десятков человек, почти полтора года создавало около 50 технических условий, довело до прототипа около десятка изделий, о качестве которых трудно судить, так как на испытания они не были предоставлены.

В связи с приведенными выше факторами низкого качества реформ, за 3 года боевых действий на Востоке Украины (2014-2017гг), военнослужащие на оснащение получили всего 15 наименований новой и усовершенствованной продукции. При этом многие производители уже отказались помогать МОУ разрабатывать новые образцы, так как не видят перспектив такого взаимодействия, а без их помощи и опыта пройдет еще немало лет до того времени, когда военнослужащий украинской армии, будет одет и экипирован самым современным снаряжением.

Игорь Молодан, "Проблемы вещевого обеспечения армии 2014-2017 гг." - глава из книги "Дороги війни", Миколаїв, 2017.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику