Цензор.НЕТ

15.10.09 15:19

Омельченко: "Дело о депутатах-педофилах с июля блокировало МВД и министр Луценко "

"И дети этого… который выделил адвоката, узнали среди всех, более четыреста народных депутатов. И дети указали двух народных депутатов Украины, ныне действующих".

Беседа с опытнейшим спецслужбистом, а ныне народным депутатом от Блока Юлии Тимошенко Григорием Омельченко временами больше походит на монолог. Однако, учитывая то, что Григорий Емельянович до последнего не делился с прессой информацией по «артековскому» делу и заговорил о подробностях лишь на днях (да и то поневоле), - именно сейчас его и стоит послушать. При этом, конечно, следует держать в уме то обстоятельство, что, формально оставаясь членом фракции БЮТ, г-н Омельченко уже давно не считался у бютовцев своим и особым доверием руководства блока и фракции не пользовался, а вчера заявил, что покидает ряды партии «Батькивщина».

- Вы знакомы с вчерашней оценкой «артековского» дела от Юрия Луценко? Министр, в частности, заявил, что тема «депутатов» всплыла лишь сейчас, что она ничем не подтверждена. И дал понять, что все дело в выборах и черном «пиаре»…

- Я вам скажу одну вещь. Я вот в третий раз официально обратился в Кабинет Министров – рассмотреть вопрос об отставке министра внутренних дел Юрия Луценко. Это первое. И обратился официально к председателю Верховного Совета Украины, чтобы в повестке дня на следующей неделе было зарегистрировано постановление об отставке министра внутренних дел Юрия Луценко. Да, он мой приятель, он – мой друг, потому что то, что мы с ним прошли во время режима Кучмы, - я это понимаю. Но, извините, «Платон мне друг, а истина дороже». Я не хочу, чтобы до конца была развалена система внутренних дел – при таком непрофессиональном руководителе, который не имеет даже основ юридического образования и при этом является руководителем такого министерства.

Хочу сказать, что в июле мать потерпевших детей обратилась ко мне с заявлением о том, что детей насиловали ответственные лица лагеря «Артек». Она направила это заявление премьер-министру Тимошенко, которая ей не ответила, и никакой клерк Кабинета министров не ответил.

Я свое заявление направил в Генеральную прокуратуру, это уже было депутатское обращение, причем уже второе. После первого, майского, обращения было возбуждено уголовное дело, а в июле написал в ГПУ. После этого отец этих детей был арестован. Так что Юрий Луценко знал о том, что с июля мать уже дала показания о том, что в изнасиловании принимали участие ответственные работники «Артека».

Следующее. В конце сентября потерпевшая снова была у меня на приеме, где впервые указала, что дети узнали о том, что в их изнасиловании принимал участие один из народных депутатов…

- Кто конкретно?

- Фамилий называть не буду. И она написала заявление в Парламентскую Ассамблею Совета Европы по этому вопросу.

Я – член ПАСЕ. 22 сентября я направил депутатское обращение Генпрокурору и Президенту Украины с ее заявлениями, где уже фигурировали фамилии всех работников «Артека», фамилия священника и фамилия одного из народных депутатов Украины. Чтобы Генеральная прокуратура приняла соответствующие меры реагирования, и чтобы Президент это дело взял на контроль.

Это было в двадцатых числах сентября. Я уехал работать за рубеж, принимал участие в двух международных форумах под эгидой ПАСЕ. Во время сессии ПАСЕ, 2 октября, в повестке дня слушался вопрос, посвященный изнасилованиям, в том числе в Ираке. И там был поднят этот вопрос. Я выступал на сессии – поднимите стенограмму. Я понимал, что ситуация – очень щекотливая, может бить и по имиджу Украины. Я в своем выступлении сказал: да, действительно, такое уголовное дело есть. Название лагеря я приводить не стал, но сказал, что официально обратился с депутатским запросом к Генеральному прокурору и Президенту Украины с требованием принять меры для завершения объективного расследования и привлечения к ответственности всех виновных лиц. И сказал, что проинформирую парламентскую Ассамблею о результатах расследования этого дела.

- Как отреагировали на это в ПАСЕ?

- Профильный комитет и женщина, которая выступала с докладом, приняли мое выступление к сведению и взяли на контроль ход расследования этого уголовного дела. И в ноябре месяце я должен буду информировать профильный комитет о результате расследования.

- Как в дальнейшем развивались события?

- Я вернулся с сессии ПАСЕ, и 6 октября потерпевшая пришла ко мне на прием с очередным заявлением, где были уже четко указаны должности работников «Артека» и указана фамилия одного из народных депутатов Украины. Этот народный депутат Украины оказался свидетелем на их свадьбе со стороны ее бывшего мужа, и у нее вызвало подозрение то, как он, после моего июльского депутатского запроса, выделил адвоката. Но адвокат стал не изучать своего подзащитного, а интересоваться, какие в отношении других лиц собраны доказательства. И тогда ее бывший муж отказался от такого адвоката.

Такое поведение народного депутата, которого она знала еще со свадьбы, вызвало у нее подозрение. Она собрала все фотографии народных депутатов Украины - на сайте Верховной Рады, в других источниках, - и начала показывать детям. И дети этого… который выделил адвоката, узнали среди всех, более четыреста народных депутатов. И дети указали двух народных депутатов Украины, ныне действующих. И рассказали такие детали: где отец снимал квартиру, в которой была установлена порностудия, - и так далее.

Короче говоря, я это заявление и документы, которые она предоставила, заключение экспертизы и т.д. – направил лично Президенту, Генеральному прокурору и министру внутренних дел. Это было 7 октября. Заявление мое было адресовано лично Луценко, там были указаны конкретно все фамилии, которые потерпевшая установила на то время: работники «Артека», фамилия священника и фамилия народного депутата Украины, который, как она и дети утверждают, занимался насилованием.

Поэтому Юрий Луценко на пресс-конференции, мягко говоря, говорил неправду о том, что он якобы об этом не знает.

Через несколько дней, 11 октября, мать снова пришла ко мне с заявлением и рассказала, что ею установлены другие народные депутаты, которые принимали в этом участие. Я ей сказал, чтобы она официально написала мне заявление. Она подписала каждую страницу и расписала все еще более детально, чем в предыдущем заявлении. И указала вновь все фамилии, добавив к ним еще этих двух народных депутатов. Причем сказала, что один из них приводил других детей на квартиру, где отец организовал порностудию и где они занимались групповым изнасилованием детей.

В тот же день, 12 октября, ее заявление, вместе с моим депутатским обращением, были направлены лично Президенту Украины и в Генпрокуратуру. А 13 октября я был на личном приеме у Генпрокурора, где у меня был, скажем так, очень жесткий мужской разговор. Потому что у меня – четверо внуков, а у него – двое. И я сказал, что если дело не будет объективно расследовано, и эти подонки не сядут на скамью подсудимых, то разговор будет совсем другой. Меня политика не интересует.

И в тот же день я привел потерпевшую в Генеральную прокуратуру. Ее допросил один из заместителей генерального прокурора по ее новому заявлению и всем этим фамилиям. И тут же возбудил новое уголовное дело. И на следующий день дело, которое было в МВД, по требованию моего депутатского обращения, затребовали в Генпрокуратуру.

Так вот: с июля этого года мать потерпевших уже указала, что в изнасиловании ее детей принимали участие сотрудники лагеря «Артек». И мать указала, что прошлым летом, в июне и августе, отец, без ее ведома, возил детей в «Артек» на отдых. А отец работал главным редактором журнала «Артек». И с детьми он и другие лица делали эти вещи.

Еще одна очень интересная вещь: 2 сентября уголовное дело из района забрали в Главное следственное управление МВД Украины. И дело гасилось. И когда я услышал, что Юра Луценко заявил о том, что собирались делать обыск…позавчера или когда-то…то у меня возникает вопрос: а что вы делали с сентября, больше месяца времени? Почему раньше не провели обыски? А когда мать установила фамилию замешанного в этом деле народного депутата Украины? Это было, когда я вернулся из поездки на сессию ПАСЕ – и тут же направил эту информацию и Луценко, и в ГПУ, и Президенту. Поэтому Юрий Луценко пусть не лукавит!

- Итак, сколько всего народных депутатов, по вашим данным, фигурирует в этом деле?

- То, что указала мать, и то, что опознали дети, - пока что, по официальным их показаниям, - 3 человека.

- Вы можете огласить фракционную принадлежность этих депутатов?

- Для меня не существует ни партийности, ни фракций.

- А на каком этапе Юлия Тимошенко уже знала о том, что, по крайней мере, один депутат из ее фракции причастен к этому делу?

- Об этом я не могу говорить. Повторю лишь, что 7 июля мать направила ей письмо. Она также направила письмо и уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой. Но там не додумались ни до чего худшего, чем… какой-то клерк ее заявление (в котором уже указывалось на причастие сотрудников «Артека») направил на район - сотрудникам правоохранительных органов. На которых сама заявитель жаловалась, что они не занимаются расследованием. Вы понимаете? Вот вам и ответ.

Так вот, в июле мать написала письмо на имя премьер-министра (в котором, повторюсь, указывались фамилии сотрудников «Артека»). Но когда она не получила ответа ни от главы Кабмина, ни от кого-либо из ее клерков, она в октябре обратилась ко мне с очередным заявлением, где просила меня (в связи с тем, что не получила ответа от Юлии Владимировны или других сотрудников), чтобы я сам обратился к Юлии Владимировне, и чтобы премьер-министр приняла ее на личном приеме как мать.

Я Юлии Владимировне направил это заявление потерпевшей, со всеми материалами, и просил ее взять это дело на контроль, сделать соответствующее официальное поручение Генпрокуратуре, поставить на Кабмине вопрос об отставке министра внутренних дел и принять, выслушать мать потерпевших детей.

- Григорий Емельянович, а с г-ном Уколовым вы относительно этого дела общались?

- Я не знаю, о каком Уколове вы говорите.

- Готовы к тому, что теперь вас могут исключить из фракции?

- Меня это не интересует. Меня не интересует мое политическое будущее и т.д. Вы только вдумайтесь… у вас дети есть? Я вам желаю, чтобы вы дождались как минимум четырех внуков. И чтобы никогда ни вам, ни вашим внукам не пришлось переживать такое.

- А вы уже установили личность человека, предавшего публичности ваши обращения на имя Президента и других лиц?

- Я устанавливаю. Я обратился к Президенту с просьбой провести служебное расследование и установить: как получилось, что ксерокопия моего обращения лично к нему от 7 октября попала в прессу. Даю слово офицера: если точно установлю, кто это сделал, и если это мужчина – у меня с ним будет мужской разговор. А вот тому журналисту, который за сенсацией погнался и выбросил в прессу эту ксерокопию, то я хотел бы, чтобы он ко мне пришел. И я бы тоже с ним поговорил по-другому. Потому что надо думать, когда что-то делаешь.

- А как вы относитесь к тому, что информацию по этому делу впервые обнародовал депутат от фракции Партии регионов Вадим Колесниченко? Вы считаете правильным, что именно он поднял этот вопрос?

- Я вот еще Колесниченко этому скажу, который не имеет никакого отношения к этому и, извините, выскочил, как тот «Пилип з конопель»! Я помогал женщине с мая-месяца – и нигде ни слова не просочилось! Никто и духом об этом не знал, потому что меня интересовало только одно – юридическая составная часть!

И я когда Колесниченко увижу в Верховном Совете – я ему все скажу по этому вопросу…
← Назад в рубрику