Цензор.НЕТ

20.04.12 17:04

"Мой способ выжить был - все забыть": трое узников Освенцима встретились через 61 год. ФОТО

Встретились 3–е узников Освенцима, заточенные туда еще детьми в 1944 году.

Невероятная встреча: шесть десятилетий спустя после разлучения в Освенциме двое выживших встречают своего лучшего друга, который был уверен, что они погибли,- передает Цензор.НЕТ со ссылкой на ynetnews.

Во вторник, 61 год спустя после разлучения, Ладислав-Йехуда Райх (Ladislav-Yehuda Reich) и Роберт-Йеошуа Бихлер (Robert-Yehoshua Bichler) встретились со своим лучшим другом - Фритцем Штайнером (Fritz Steiner).

У троих, рожденных в Словакии и переживших один из последних отборов, проведенных в детском бараке в Биркенау-Освенциме, на руках вытатуированы 3 последовательных номера: B14554, B14565, B14566.

Во вторник они встретились вновь, взглянули на номера на руках, пожали друг другу руки и сказали друг другу в слезах: Кто бы мог поверить, что мы переживем ужас, останемся в живых и встретимся здесь, в Израиле?

Встреча прошла в центре изучения и исследования Холокоста "Морешет" в Гиват Хавиве.

Д-р Штайнер (Steiner), в настоящее время - детский врач, проживающий в Бремене, Германии, до недавнего не знал, что его друзья пережили Холокост.

"Мой способ выжить был - все забыть" - говорит Штайнер на встрече, сдерживая слезы. "Я никогда не думал и не задавался вопросом, кто умер, а кто выжил".
Но, несмотря на попытки забыть прошлое, история, опубликованная в немецкой газете "Der Stern" с фотографией его друга Роберта вернула его к событиям 60-летней давности.
"Я никогда не читал эту газету раньше, но, увидев фото, я тут же узнал своего друга. Я был очень взволнован и сразу же отправил письмо в газету," говорит Штайнер.
Спустя почти год после знакомства со статьей в газете, Штайнер приехал в Израиль, чтобы встретиться с друзьями. Вскоре после объятий и когда волнение немного улеглось, трое завели беседу на словацком. "Они выглядели точно как трое подростков, разлученных в лагере смерти 61 год назад" - говорит Гил (Gil), сын Райха.

Разговоры в Биркенау о гуляше и пирожных

В сентябре 1944 транспорт с 2,500 евреями прибыл в Аушвиц, там же были и трое подростков. "Я и Фритц были с отцами, Райх приехал с матерью, и мы все прошли отбор на выходе. Чудом мы были отправлены вместе с тысячью других детей в цыганский барак, котором уже был освобожден от жильцов", - говорит Бихлер.
Все трое сразу стали близкими друзьями.

"В бараке были также и другие словацкие дети, и, будучи детьми, мы просто не осознавали размеры катастрофы. Мы продолжали говорить о нашей обыденной жизни, и даже о гуляше и пирожных, которые мы сделаем после войны", - говорит Бихлер. "Когда нам сказали, что нас пошлют в газовые камеры, я смеялся. Я был уверен, что нас просто пытаются напугать. Вот как я стал другом Фритцо (Fritzo) и Лацо (Lazo).
Примерно через 10 дней после первого отбора им предстоял следующий. Бихлер, которому тогда было 14 с половиной, продолжает: "Из тысячи детей осталось 50, включая нас троих. Я был на полтора года старше, чем они, и чувствовал ответственность за их жизни".

Страшные воспоминания
После последнего отбора дети были отправлены в лагерь D в Биркенау.

"Когда я увидел, что мужчинам собираются делать татуировки, я взял Фритцо и Лацо за руки и поставил их позади себя. Я знал, что тем, у кого нет номера на руке, уготованы камеры смерти, в то время как те, у кого есть татуировка, будут жить", - объясняет он.
В отличие от остальных детей в Освенциме, этим троим сделали татуировки и отправили на работу на картофельные поля недалеко от лагеря.
"Мы собирали в ведро картошку, упавшую с носилок, которые переносили женщины. Было ужасное зрелище. Женщин, которые не могли продолжать работать, жестоко избивали нацисты, стоявшие неподалеку. Это было невыносимо", - рассказывает Йехуда.
Каждую ночь трое друзей встречались и разговаривали друг с другом на словацком
"Мы говорили о футболе и о всяком другом, что интересует детей. Никто из нас не думал о том, что случилось с нашими семьями, и может быть, это нам и помогло. Мы не пали духом, только физически были измождены" - говорит Бихлер.
После Биркенау, Бихлера, Штайнера и Райха перевезли в лагерь Освенцим 1, где те оставались, пока туда не добрались в конце войны союзные войска.
"Это был практически Хилтон," - говорит Штайнер. "Каждый из нас получил кровать и простыню, тогда как в первом бараке, где мы были, 17 мальчиков спали на одной кровати".
Райха и Штайнера, которые были больны, эвакуировали в больницу, а Бихлер, оставшийся в лагере, пережил марш смерти.

Забыть, чтобы выжить
После окончания войны всем троим пришлось справляться с трудностями, выпавшими на долю каждого выжившего. Родителей Ладислава убили нацисты, и он - единственный ребенок - поехал в дом своей тети в Словакии. Фриц вернулся домой и узнал, что его отец погиб, но мать и сестры, включая его сестру-близнеца, живы. Из родных Роберта никто не выжил, и он иммигрировал в Израиль с молодежным движением «Хашомер хацаир» (Hashomer Hatzair). Вскоре после этого он встретил своего друга Ладислава в Израиле, и оба были среди основателей кибуца Лехавот-Хавива (Lehavot Haviva), где Бихлер живет и поныне. В 1979 Райх эмигрировал в Нью-Джерси.
Штайнер, тоже планировавший переехать в Израиль, не сделал этого по настоянию матери, которая очень беспокоилась за него. В 1968 он переехал в Германию.
"Мой способ выжить был - забыть", - объясняет он. "В день, когда я попал в Освенцим, я перестал быть человеком. Я ни о чем не думал, вот почему даже после войны мне понадобилось немало времени, чтобы осознать, что я свободен. Я никогда не думал о том, что случилось с моими друзьями. По правде говоря, я думал, они мертвы."

Примерно год назад Райху, когда он находился дома, в США, позвонил общий друг, который сказал, что он должен позвонить Бихлеру в Израиль. Когда он позвонил Бихлеру, тот сказал ему о письме, которое он получил от Фрица Штайнера, давно потерянного друга.
"Это был шок, я не мог говорить", - говорит Райх. "Я не мог поверить, что он жив. Я до сих пор не могу поверить в то, что мы вместе", - добавляет он, крепко обнимая друга.

← Назад в рубрику