Цензор.НЕТ

05.12.18 09:09

Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины

В Брянской области Российской Федерации бывшего охранника Дмитрия Яроша Александра Шумкова приговорили к четырем годам колонии за участие в "Правом секторе".

Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины

Об этом говорится в сообщении в паблике "Свободу Олександру Шумкову - FreeShumkov", передает Цензор.НЕТ.

"В Севском райсуде Брянской обл. РФ судья Рухмаков объявил приговор украинскому политическому заключенному, активисту и военнослужащему Александру Шумкову - ЧЕТЫРЕ ГОДА ТЮРЬМЫ по 2 статьям 282.2 УК (участие в деятельности экстремистской организации). Важная деталь - свидетелем по делу является действующий помощник народного депутата от "Оппоблока" и россиянин, который воевал в "Правом секторе". Публикуем последнее слово Саши, которое он 4 декабря озвучил в суде:

"Уважаемый суд, вот мы и подошли к финалу рассмотрения настоящего уголовного дела. Что мы имеем на сегодня по данному делу: это плавающие доказательства обвинения и то, что мне угрожает четыре года лишения свободы, из которых я уже полтора года отсидел в СИЗО. Я сам себе, в первую очередь, задаю вопрос, жалею ли я о том, что произошло, и о том, что я лишен свободы на территории другого государства.

Конечно, я жалею и возлагаю ответственность, прежде всего, на себя, потому что я дал себя перехитрить и попался на подставу вражеских спецслужб. Наказание, которое я уже понес (я лишен свободы и буду лишен свободы еще на несколько лет), это наказание не за то, что я совершил, а наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего моей родной страны. В 16-17 лет, когда я еще вставал на путь украинского национализма, я уже понимал, что это может произойти. Могло быть еще и хуже. И хуже может еще быть. Ведь неизвестно, что ожидает меня в российской тюрьме. Но как бы там ни было, я по-своему благодарен спецслужбам РФ, прокуратуре. Благодаря произошедшему я еще более убедился в своей правоте.

Сейчас такие события происходят, что не я один в такой ситуации, в такой ситуации Олег Сенцов, Николай Карпюк, и украинские моряки недавно попали в такую ситуацию. Вопрос: почему это все происходит? Потому что Украина на данный момент не является сильным государством и является не субъектом, а всего лишь объектом международных отношений. И находясь тут, в брянском СИЗО, в тюрьме, я долго думал и про свою жизнь, и про свое будущее: если буду жить, как сложится моя жизнь. Если я вернусь живым в Украину, я поклялся самому себе, что приложу максимум усилий, возможных и невозможных, чтобы изменить эту ситуацию, когда моя родная страна не субъект, а объект политических взаимоотношений.

Что касается конкретно моего дела, меня обвиняют, что моя деятельность на территории Украины угрожали РФ и гражданам РФ. В процессе досудебного следствие я никогда не скрывал, что я принимал участие в свержении режима Януковича, принимал участие в антитеррористической операции против террористов так называемой Новороссии. И если эти действия несут угрозу интересам РФ, то выходит, данным уголовным делом РФ признает свое присутствие на территории Украины.

Вернемся к юридическим основаниям моего обвинения: мое обвинение основывается на решении Верховного суда РФ от 17 ноября 2014 года. Этим решением Верховный суд запретил деятельность организации "Правый Сектор" и других на территории РФ. Но если рассматривать настоящее дело, то получается, Верховный суд запретил деятельность "Правого сектора" во всем мире. Поэтому возникает вопрос: а не много на себя берет власть РФ, решая, какие организации законные, а какие незаконные на территории Украины?

Вероятно, сейчас российская власть чувствует свою безнаказанность, но вспомним 70е годы, когда за высказывания, что СССР скоро не будет, людей закрывали в психбольницы и сажали в тюрьмы. И прошло около 30 лет, и мы видим, что в конце концов произошло.

Я не буду ни у кого ничего просить. Сейчас меня судит российская власть в лице судьи и прокурора, но пройдут годы и разве не предстанут все эти люди перед судом истории?

В завершение своей короткой речи я хотел бы вспомнить слова украинской поэтессы Лины Костенко:

Я вибрав Долю собі сам
І що зі мною не станеться —
у мене жодних претензій нема:
до Долі — моєї обраниці.

У меня все", - опубликовали в паблике.

Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины 01
Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины 02
Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины 03
Последнее слово в российском суде украинского заложника Шумкова: Это наказание за мою позицию, которую я имел и имею, касаемо будущего Украины 04

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику