Цензор.НЕТ

12.06.19 16:09

Я не буду говорить, что ставить на место снесенных лениных. Ответ должны дать сами украинцы, - Вятрович

Закон о декоммунизации прописан таким образом, что ответственность за новые названия улиц или заполнение места, на котором ранее стоял снесенный памятник, возлагается на местные общины.

Я не буду говорить, что ставить на место снесенных лениных. Ответ должны дать сами украинцы, - Вятрович

Об этом в интервью Цензор.НЕТ сказал глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович.

"... В процессе декоммунизации обвиняли, что все улицы Ленина мы заменим на улицы Шевченко или Бандеры. Ничего подобного! Мы сознательно прописали закон таким образом, что у нас нет полномочий указывать, каким должна быть новое название. Название предлагают местные общины. Да, сейчас украинское общество не всегда готово к тому, что новые названия улиц будут посвящены истории. Поэтому мы целый "гербарий" на улицах - Васильковых, Кленовых ... Но я думаю, что это переходный этап, и украинцы узнают свою историю и будут иметь отвагу чествовать своих героев, местных и национальных. Меня часто упрекают: принесли лениных, а что на их место? Я не буду отвечать, что на их место. Ответ должны дать все украинцы. Именно в дискуссиях, что должно быть на месте лениных, мы и начнем формировать общее представление о прошлом. Национальная память - это набор общих представлений о прошлом...

Проспект Бандеры и Шухевича возникает как инициатива снизу. Если говорить о проспекте Бандеры в Киеве, то это местная общественная инициатива, которая прошла все круги ада общественного обсуждения. И это общественное обсуждение было одним из самых масштабных. Больше - только бульвар Вацлава Гавела. Оно дольше затянулось, потому что были попытки вбрасывания информации. То есть тысячи людей приняли участие в этих обсуждениях и тысячи людей считали, что в Киеве должна быть улица Бандеры. Это пример, когда люди ставят перед собой цель и объединяются, учатся лоббировать свои решения. Если власть начинает делать махинации, как это было с бульваром Гавела, то люди учатся защищать свой выбор и разоблачать эти махинации. Поэтому реванша в декоммунизации не будет, потому что это не я давал указания. Это то, что сделали люди самостоятельно", - сказал он.

Также Вятрович объяснил, почему в законе предусмотрены короткие сроки декоммунизации:

"... Скорость внедрения декоммунизации считают примером радикальности. Я так не считаю. Да, она была быстрой. Как человек, который немножко поработала в органах государственной власти, считаю, что единственный вариант внедрения реформы в Украине - это быстрый. Если реформу растянуть на несколько лет, то она затормозит. Уровень сопротивления системы на всех уровнях очень высок. Поэтому в законе о декоммунизации мы заложили очень четкие сроки. И так или иначе в короткий период это должно быть реализовано. Я вижу в этом нормальный решительный прогресс".

"То, что мы делаем, наоборот направлено на максимальную открытость. Одним из крупнейших своих достижений я считаю закон об открытости архивов КГБ. Там каждый желающий теперь может работать. Если вы хотите доказывать, что, например, мылая моему сердцу УПА - это преступники, то вперед, идите в архив. Есть огромный архивный фонд, который собирался как раз для компрометации УПА, потому что собирался той структурой, которая как раз с ней боролась. Почему мы не видим развенчивающих материалов, построенных на этих архивах. Соответственно, говорить, что мы навязываем какую-то одну оценку, неправильно", - уточнил историк.

Полное интервью с Владимиром Вятровичем читайте ЗДЕСЬ.

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику