Цензор.НЕТ

18.12.04 01:46

Фальсификация-2004: "С ПРАЗДНИКОМ ДЕМОКРАТИИ, ВИКТОР ВЛАДИМИРОВИЧ!"

Выборы-2004 запомнятся не только грандиозными переменами в гражданском обществе, но и, судя по всему, не менее громкими судебными процессами. История о незаконном проникновении в автоматизированную систему «Выборы» украинского Центризбиркома, обрела все а

О весомых уликах в этом деле «ЗН» уже писало: в распоряжении штаба Виктора Ющенко оказалась целая коллекция аудиозаписей очень высокого качества, на которых якобы зафиксированы разговоры руководителей избирательного штаба Виктора Януковича, администрации Президента Украины, Центральной избирательной комиссии, а также компании «Укртелеком». Голоса, которые на слух неотличимы от оригинала, обсуждают технологию незаконного проникновения в систему «Выборы» и прочие меры по «улучшению» электоральных показателей кандидата от власти.

Депутат «Нашей Украины» Олег Рыбачук, который обнародовал впечатляющие и разоблачающие записи, уверен, что суд подтвердит достоверность аудиоматериалов.

Тем более что в число свидетелей могут войти и сотрудники правоохранительных органов, о чем говорит Рыбачук. Некоторые предполагаемые фигуранты записей опровергают свое участие в разговорах, но большинство отказывается от официальных комментариев. Кое-кто в личной беседе с «ЗН» признает, аутентичность записей, но при этом утверждает, что подобные материалы суд никогда не сможет использовать в качестве улики, поскольку они были получены незаконным путем. Однако, по версии «ЗН», «прослушка» штаба Януковича могла быть организована группой сотрудников оперативно-технического управления Службы безопасности Украины. И в качестве свидетеля обвинения на судебном процессе может выступить офицер СБУ и доказать законность сбора этих сведений, а также их аутентичность. Кроме того, фактологическую достоверность некоторых эпизодов записей уже сейчас готовы подтвердить многие свидетели.

Оппозиция неоднократно заявляла о наличии некоего «транзитного сервера», на который результаты голосования с территориальных комиссий поступали раньше, чем в сам Центризбирком. Это якобы давало возможность управления динамикой подсчета голосов. Как известно, в обоих турах президентских выборов с самого начала подсчета голосов лидировал Янукович, и лишь спустя какое-то время «аутсайдер» Ющенко подтягивался к «лидеру».

Если бы один из избирательных штабов имел возможность манипулировать поступлениями данных в ЦИК, ориентируясь на явку избирателей и поступающие протоколы, это позволило бы ему влиять на результаты выборов. Для реализации такой технологии требуется контроль над избирательными комиссиями и местными властями по всей стране. Во-первых, данные по явке позволяют в ходе голосования влиять на ее снижение либо увеличение в «нужных» регионах. Каким образом — ответ также содержится в аудиозаписях. Через массовый вброс поддельных бюллетеней («печенья»), через подделку протоколов избирательных комиссий, через порчу бюллетеней, через организацию «карусели» с открепительными талонами.

Как подтвердила на заседании Верховного суда разработчик системы «Выборы», один из ключевых свидетелей по делу Галина Мандрусова, информация с избирательных участков поступала по алгоритму, который подтверждает вмешательство извне. Этот факт подтвержден показаниями сотрудников управления информатизации ЦИК, а также наличием следов взлома ряда компьютерных программ. Вместо постоянного поступления данных, протоколы приходили с задержкой в два-три часа после высылки, разовыми большими порциями. Поступлением данных в ЦИК кто-то явно управлял извне.

Сейчас можно уверенно сказать — никакого «транзитного сервера» действительно не существует. Некие злоумышленники получили пароли доступа к транспортному серверу и транзитной базе данных ЦИК, тайно организовав удаленный доступ к сети. Это были настоящие «кроты» — в соответствии с жаргоном спецслужб, внедренные агенты, которым помогали сотрудники ЦИК. Транзитная база является источником накопления электронных версий протоколов с каждого округа. Данные оттуда автоматически поступали на центральный сервер ЦИК, проверялись, обобщались и, по идее, оперативно размещались в он-лайне. Данные центрального сервера находились в особо защищенной локальной сети, и она взлому не подверглась. Вот только порядок получения протоколов с транспортного сервера ЦИК не контролировал. Доказательством его взлома является полное уничтожение неизвестными транзитной базы ЦИК, что не позволяет вычислить по логам адрес удаленного доступа.

Однако по неподтвержденным официально данным, полученным «ЗН», обнаружены другие материальные свидетельства несанкционированного доступа. Чтобы войти в транзитную базу, необходимо было создать выделенный канал связи. Несанкционированный. Мы не можем сейчас сказать, что именно представляют собой улики, которыми располагает спецслужба. Просто хотим отметить очень резонансный нюанс: следствие изучает каналы коммуникаций, и в частности опто-волоконные каналы, между Центризбиркомом и кинотеатром «Зоряний» на Печерске, где расположен один из избирательных штабов Януковича.

В качестве свидетелей по делу о проникновении в базу данных фигурируют люди, чьи голоса похожи на голоса, ведущие скандальные беседы на дисках Рыбачука. Как считает руководитель юридического департамента штаба Виктора Ющенко Николай Катеринчук, если суд определит виновных во взломе сети Центризбиркома, последние могут получить от восьми до пятнадцати лет лишения свободы за грубое нарушение избирательного законодательства.

Следствие проявляет огромный интерес к личности и действиям в ходе избирательной кампании прежде всего экс-главы ЦИК Сергея Кивалова. В «блэк-лист» входят также Виктор Медведчук — глава администрации Президента Леонида Кучмы; глава наблюдательного совета «Укртелекома» Сергей Левочкин, первый помощник Президента, выходец из донецкой политической группировки; Сергей Клюев — младший брат и доверенное лицо Андрея Клюева, все еще вице-премьер-министра Украины, главы основного избирательного штаба Виктора Януковича; Олег Царев, народный депутат, доверенное лицо А.Клюева; Юрий Левенец, один их главных политтехнологов Януковича в ходе первого и второго тура выборов. А также известные специалисты в области ІТ-технологий: Георгий Дзекон, глава правления компании «Укртелеком», Евгений Зимин и Сергей Катков, один из сотрудников «Софт-троника». Дзекон, Зимин и Катков долгие годы работали вместе на ІТ-рынке. Эта команда раскрутила фирму «Софт-троник», которая стала одним из крупнейших системных интеграторов в Украине. Ее клиентами являются многие крупнейшие банки, корпорации и государственные учреждения. «Софт-троник» владеет опто-волоконной транспортной сетью общего назначения. Репутация и авторитет компании настолько высоки, что еще несколько лет назад ее купил известный австрийский холдинг. Георгий Дзекон был в свое время директором «Софт-троника», Евгений Зимин —директором фирмы «Приоком», имеющей прямое отношение к «Софт-тронику». А Сергей Катков работал руководителем сервисного центра «Софт-троника». Накануне первого тура выборов Катков стал начальником управления информатизации ЦИК. Проект системной интеграции для ЦИКа разрабатывали компании «Атлас» и «Проком». Руководила проектом Г.Мандрусова. Вот что ответила Галина Петровна в интервью «ЗН» на ряд вопросов, которые Верховный суд еще не задавал: «Катков интересовался всей структурой проекта, но с первого дня его особенно интересовала система передачи информации. Все свои расспросы о транспортировке данных он сопровождал рефреном: «Я хочу все понять, чтобы применить свои знания и знания своих коллег для обеспечения максимальной безопасности системы». Катков приводил сюда своих знакомых, которые не являлись сотрудниками управления, и говорил, что они также помогут усилить безопасность. Все коды доступа к ресурсам системы были перед первым туром переданы Каткову как администратору заказчика. Я думаю, именно Катков в первом туре кому-то выдал наши коды. Кто выдал во втором? Я думаю, мы это узнаем очень скоро. Коды доступа были в сейфе Кивалова».

Чтобы прокомментировать ситуацию, мы направили официальный запрос в «Укртелеком». Ответа не было. В офисе «Софт-троника» сообщили, что г-н Зимин в командировке, и связаться с ним нет возможности, а о г-не Каткове даже не знают, кто это такой. Найти г-на Каткова удалось, как говорят, только компетентным органам, а вот «ЗН» такими возможностями не располагает. Дело в том, что Сергей Катков прячется даже от своих недавних подчиненных. После первого тура он в управлении информатизации ЦИКа не появлялся ни разу. Хотя не забыл зайти в бухгалтерию — за зарплатой… И зачем ему эти крохи?

Но теперь обратимся к вещам серьезным — к записям. Галина Мандрусова помогла нам восстановить картину дней голосования, и объяснить технические вопросы. Она уверена, что записи имеют реальную подоплеку, поскольку во многом совпадают с событиями тех дней.

Мы не можем привести весь объем записей в статье. Приведем главное, что относится к системе проникновения в компьютерную базу во втором туре выборов.

20.11.04, в 23.03 неизвестный, которого зовут Евгений, беседует с неизвестным по имени Юрий (имеется в виду Евгений Зимин и Юрий Левенец -"Цензор.Нет"):

Е: У нас минус.

Ю: Минус во всех смыслах или как?

Е: Нет. Но в самом главном — минус. Полный саботаж, я уже сказал нашему общему товарищу (вероятно, глава штаба. — «ЗН»). У нас время очень сжато, нам надо завтра начинать часов в 10—11, чтобы мы успели часам к пяти, но там полный саботаж.

Ю: А с чьей стороны? Со стороны главного?

Е: Я думаю, да. И со стороны «конторы» (имеется в виду СБУ, которая осуществляла контроль за работой ЦИК. — «ЗН»).

Ю: Понял. А ваших людей вы?..

Е: Но особо бессмысленно. Они там поменяли все конфигурации и… не дали, поэтому мы физически все что надо мы сделали, но больше не смогли. Поэтому у нас сейчас… Если таким образом, как сейчас, будут с нами сотрудничать, то всю нашу тему можно похоронить… (после первого тура, когда стало очевидно, что коды доступа кто-то украл, специалисты ЦИК изменили конфигурацию программы защиты. — «ЗН»).

На другой день, 21.11.04, в 00.27 следующая беседа:

Ю: Тут какая-то противоречивая информация. Сергей говорит, что там взяли разные всякие коробки, а коробки никто не брал.

Е: Нет. Я сам только что не понял, потому что мне сказали, что коробки, а они не могли найти пароль. Я только что со своими ребятами говорил, они там сидят, работают, они мне сказали, что он именно вынес не коробку, а вдруг они случайно пароли нашли все?

Ю: Все нормально?

Е: Да. Все сошлось.

По мнению Г.Мандрусовой, речь идет о наладке отдельного канала связи от сервера ЦИК в какое-то другое место. В материалах следствия, как говорят компетентные источники, исследуется поведение группы неизвестных лиц, которые в ночь с 20 на 21 ноября появились в технических помещениях управления информатизации ЦИК. Кто эти люди, кто смог провести их сквозь три кордона охраны в святая святых ЦИКа — думаем, не долго останется тайной. Если считать, что записи имеют отношение к этому делу, то очевидно, что неизвестные потрудились той ночью успешно. В пользу заказчиков.

21.11.04, 08.55

Е: Судя по всему, ночь мучались не зря.

Ю: Все я понял.

Е: Я не могу сказать еще, тут я просто еще всякие программистские штучки проверяю. Но зато мы имеем контроль сетевой. И я сейчас программистские, то есть я не могу сказать 100%, но уже близко, и, судя по всему, все будет нормально где-то через…

Ю: Женечка, вы меня тогда дернете, скажете. Нам же надо встретиться, я так понимаю…

По мнению Г.Мандрусовой, ночью с 20-го на 21-е неизвестные подключились к сети ЦИКа. 21.11.04
в 10.41 зафиксирована беседа Юрия с неизвестным Виктором, оч-чень влиятельным человеком. (Это Виктор Медведчук - "Цензор.Нет").

Ю: С праздником демократии, Виктор Владимирович!

Виктор (В): Тебя также, Юра. Там этот друг, у которого мы вчера вечером были, говорит, что у него вообще ничего не поступает.

Ю: А ему сейчас и не может ничего поступать, сейчас ребята там заканчивают, там все сейчас будет, осталось минут 15—20.

В: А он говорит, что что-то не работает.

Ю: Нет, все нормально. Сейчас же и не может ничего, там же у него вообще информации никакой нет. Я держу на контроле.

В: Спасибо.

Галина Мандрусова: «Примерно в 11 часов мы должны были получить первые данные по нашей системе о результатах явки избирателей. В начале одиннадцатого мы проверили состояние работы системы — к нашему ужасу она не работала! То есть все тестирования раньше показывали полную готовность, а в тот момент — полный сбой, и без всякой видимой причины. Я с группой коллег бросилась к начальнику управления Александру Скопе (которого назначили накануне), чтобы поставить в известность Кивалова! Сразу стало очевидно, что что-то задерживает передачу данных, как и в первом туре, хотя коды доступа и конфигурация были сменены! Что делать — неизвестно, хотя мы понимали — это не наша ошибка. Пошли звонки, Кивалова поставили в известность. И вдруг, примерно в 11.00, транспортный сервер заработал без всякого участия с нашей стороны. Так же внезапно, как и выключился! Когда пошел поток информации, мы поняли: что-то блокирует передачу данных. И мы открыто поставили этот вопрос перед руководством».

Слишком большое внимание сотрудников ЦИК очень не понравилось неизвестным. В 13.30 Юрий вновь говорит с Евгением.

Ю: А эти шакалы должны устройство какое-то туда воткнуть или нет? Для того, чтобы это переделывать?

Е: А что значит переделывать?

Ю: Имеется в виду, если они захотят влезть и на экране изменить результат.

Е: Нет, я говорю, не знаю, как у них устроено, как они на экран выводят. Я бы больше уделил внимания не им, а уделил бы той машинке, куда мы отдаем (имеется в виду: неизвестные решают, какие данные с транспортного сервера передавать в «машинку» — центральную базу данных ЦИК, а какие — нет. — «ЗН»), где эта женщина заправляет всем.

Ю: Ну, она-то в штате у Кивалова, так я понимаю?

Е: Нет, она в этой компании А. Просто она ж, как бы в другой компании, их компания А купила недавно совсем. (По словам Г.Мандрусовой, речь идет о том, что она была ответственной за работу центральной базы ЦИК и за вывод на экран данных голосования. В работе этого блока никаких аномалий в ходе выборов зафиксировано не было. Г.Мандрусова возглавляет компанию «Проком», которая является структурным подразделением компании «Атлас» — главного системного интегратора ЦИК. — «ЗН»).

Ю: Я понял. Как ее фамилия?

Е: МАНДРУСОВА…

Ю: А все, все! (Галина Петровна подозревает, кто является этим пока не всем известным Юрием. — «ЗН»).

Е: Просто ситуация такова, что она является последним источником информации на экран и дальше. В принципе, могут и те ребята, но тут тоже есть как бы объект внимания. На самом деле, вот это больше всего, как бы все время волновался, что мы с вами что-то делаем. (…) Я думаю, просто надо как бы организационными мерами сказать просто, чтобы ничего, чтобы не было там вопросов.

Ю: Я понял.


Однако организационными мерами воздействовать на Галину Мандрусову не удалось, и беспокойство неизвестных оказалось вполне обоснованным. Галина Петровна и ряд сотрудников управления информатизации не стали делать секрета из того, что работа системы «Выборы» блокируется. И уже тогда представители оппозиции в Центризбиркоме заявили о своих подозрениях, что работа автоматизированной системы подвержена постороннему влиянию. Доказательства взлома специалисты ЦИК обнаружили быстро. И аудиозаписи стали той частью общей картины, которая может объяснить причины и технологию незаконного проникновения в систему «Выборы». Следствие идет полным ходом, и, по данным источника «ЗН» в правоохранительных органах, к незаконной операции привлекалось слишком большое число лиц, чтобы эта тайна осталась нераскрытой. Хочется надеяться, что украинское правосудие сумеет выявить «кротов» в Центризбиркоме.

Юрий БУТУСОВ "Зеркало недели"
← Назад в рубрику