Цензор.НЕТ

20.11.06 21:59

В субботу Украина отмечает годовщину Голодомора 1932-1933 годов, организованного Кремлем

25 ноября - День памяти жертв голодоморов и политических репрессий коммунистической инквизиции. Голодомор 1932-1933 гг. по различным оценкам ученых унес жизни от 4,5 до 7,5 миллионов наших соотечественником, в основном селян.

Циничной жестокости этого преступления, признанного десятью странами Европы и Америки (в т.ч. Канады, Австралии, Аргентины, Италии, Литвы, Эстонии, Польши, Грузии, Венгрии), но до сих пор не названного геноцидом в самой Украине, "Факты" (ICTV) посвятили репортажный сериал. Олег Гулык объехал регионы Украины, где помнят, как меняли золото на горсть муки. Первый репортаж из Луганщины, где свидетельства очевидцев не оставляют сомнений: Голодомор жителей Украины не был случайностью.

Конюшни на кладбище. В начале тридцатых вокруг знаменитого Новоолександровского конного завода от голода вымирали целые села. Откормленные тяжеловозы и скакуны – экспортное золото царской, потом большевистской России – ценились больше, чем селяне. В голод приходили просить милостыни у животных. От людей ждали только смерти.

Анна Перегняк, очевидец Голодомора: "Им давали овес и ячмень. А если ты украдешь у коней – восемь лет тебе давали за это. Так люди боялись воровать у коней, потому что в тюрьму посадят".

Анна Перегняк – из рода старых, еще императорских конюхов. На 98 лет - два ярких воспоминания. От последнего управляющего конюшнями прячет на чердаке подарки – кресла и кисет. От большевиков в памяти – страшный голод. В соседних с Луганщиной русских селах голода не было.

Вера Андреевна - местная учительница. За двадцать лет она собрала двести воспоминаний таких, как у Анны Перегняк. Все специально заверила в сельсоветах, так как через несколько лет, говорит, в такие воспоминания мало кто поверит – в тридцатые украинские села вымирали, а через границу - люди зарабатывали большие деньги. От жительницы соседней русской Карповки Вера Андреевна записала такое.

Вера Анус, исследователь Голодомора: "А она и говорит:” Я, дочка, из Карповки. У нас, в Карповке, не голодали. Мы даже немного нажились, когда голодали, так как из Бараныковки, Злодеевки и Зеленковки несли все – и полотенца, и полотно, и кожухи. И за гнилые бурячки можно было выменять такую вещь, которую купить даже невозможно".

На границе с Россией НКВД выставили границы из комсомольцев. С той стороны не пускали продукты, с этой – нищих. Люди ходили между селами, прося еды у таких же голодных, как и они сами. На 98-м году баба Анна раскаивается, что не смогла тогда помочь – семья, чтобы прокормиться, продала все золото в специальные приемные. За золотое мамино обручальное кольцо – котомка семен льна.

Анна Перегняк, очевидец Голодомора: "Вот так сумочку мучки дали и лена пригоршни две. Мы его взяли, а там груда воробьиного помета. Мы его взяли, потолкли и сделали такие лепешки".

В Луганской области селяне вымерли. Те, кто хотел спастить, бросали землю и убегали в шахты. Идейно подкованных пролетариев кормили лучше.

← Назад в рубрику