Цензор.НЕТ

02.10.19 11:20

"Только карцер и четыре стены": История удерживаемого с 2017 в плену террористов "ЛНР" майора спецназа ВСУ Иванчука. ФОТО

5 февраля 2017 начальник инженерной службы 8-го полка спецназа майор Сергей Иванчук с позывным Фугас и его побратим сержант Иван Деев попали в плен террористов "ЛНР". Оккупанты обвинили украинских воинов в терроризме и "осудили" на 20 лет заключения.

Как передает Цензор.НЕТ, об этом рассказала супруга воина Виктория Иванчук проекту "Радіо Свобода" "Донбасс.Реалии".

"Я выходила замуж за кадрового военного, поэтому, когда началась война, что называется, не задавала мужу лишних вопросов. Помню, как 7 апреля 2014 Сергея поздно вечером вызвали в полк. Когда он вернулся, то начал быстро собирать вещи и сказал только: "Мне надо уехать, я сам тебя наберу". Позвонил уже на следующий день с аэродрома в Харькове, но и тогда ничего конкретного, мол, жди, все в порядке, еще свяжусь", - расказывает Виктория.

Также ничего Сергей не рассказывал о боевых действиях и дома. 

"Говорил: "Оно вам не нужно". При этом, когда я все-таки иногда просила его дольше остаться дома, побыть со мной и детьми (в семье Иванчук двое дочерей - сейчас им 11 и 6 лет. - Ред.), - муж пожимал плечами. "Я - командир, пойми. Там мои пацаны остались, должен возвращаться. Прости", - продолжила супруга.

Единственное, что муж более-менее рассказал о войне, это когда в их лагерь попала ракета "Смерч".

Только карцер и четыре стены: История удерживаемого с 2017 в плену террористов ЛНР майора спецназа ВСУ Иванчука 01

"Тогда Сергей позвонил мне и сказал: "Представь, сейчас стою в поле в одних шортах и тапочках. Все остальное сгорело. Все полностью, до основания. И там же 600 гривен было - так жаль ... ". Я тогда возмутилась: "Ну,  какие еще 600 гривен? Ты при себе вообще? Хорошо, что жив остался!" - рассказала Виктория.

5 февраля 2017-го Сергей попал в плен к террористам "ЛНР". 

"Далее были недели ожидания. Примерно с 10 марта и сторона начала выкладывать видео. Одно, второе, третье. Это были не полные записи, а нарезанные кусками съемки. Очевидно, боевики их склеивали в "правильном" порядке. Первое видео я смотрела раз пять подряд: ставила на паузу, разглядывала, пыталась поймать какой-то знак, возможно, увидеть то, что муж мог бы пытаться передать. Но ничего такого не было: обессиленный и сонный, он смотрел мимо камеры и явно читал листа, а еще глазами искал кого-то, будто бы ожидал подтверждения, что все сделал и сказал правильно. На первой записи Сергей совсем не шевелил левой рукой - думаю, она была сломана, ведь лежала как-то неестественно, и муж периодически прикасался к ней другой рукой. Также на первой съемке он был еще в своей одежде, но обувь была уже без шнуровки - так делают с заключенными в тюрьмах, чтобы они не повесились с помощью шнурков. На видео, которые появлялись позже, на Сергея надели уже тюремную робу. На съемке так называемого "суда" муж весил, на вид, килограммов 50, хотя на ротацию перед пленом он поехал в весе 86 килограммов", - продолжила Виктория.

За все это время жена не получила ни одного письма от Сергея, они не разговаривали по телефону. 

"Фактически, единственный мой источник информации - видео боевиков", - отметила супруга.

Только карцер и четыре стены: История удерживаемого с 2017 в плену террористов ЛНР майора спецназа ВСУ Иванчука 02

Вместе с этим у Виктории, как и у семей других военнопленных, была возможность встретиться с представителем ОБСЕ Тони Фришем - единственным, кого та сторона пускает в свои тюрьмы.

"Во время встречи в Киеве Фриш сказал мне что-то вроде: "Мы знаем о вашем муже. Не переживайте. Все будет хорошо". И больше никаких новостей. Новая власть, как и предыдущая, просит "успокоиться и ждать", - продолжила Виктория.

Зимой 2017-го, когда был так называемый новогодний обмен пленными, ожидала, что все таки увидит мужа, но чуда не произошло.

"Дочерям я рассказываю правду: они знают, что папа военный, что его насильно удерживают. Старшая, конечно, больше понимает, но и от меньшей стараюсь ничего не скрывать - даже некоторые фрагменты видео допросов мы смотрели вместе. Почему? Потому что у моих детей больше нет возможности увидеть своего отца", - поделилась супруга.

Только карцер и четыре стены: История удерживаемого с 2017 в плену террористов ЛНР майора спецназа ВСУ Иванчука 03

От воинов, освобожденных из плена, Виктория узнала, что по крайней мере на момент конца 2017 года Сергея удерживали в одиночной камере. Ему не разрешали выходить даже на короткие прогулки - только карцер и четыре стены. Она не знает, где он сейчас, по одним данным, он в СИЗО оккупированного Луганска, по другим - в одной из тюрем. 

По словам Виктории никто, даже представитель ОБСЕ Фриш не говорит ей, где именно и в каких условиях сейчас находится Сергей.

"Что буду делать, когда муж вернется домой? Самое первое, наверное буду просить его пройти реабилитацию. Как физическую, так и психологическую. Осознаю, что плен, еще и в условиях, когда ты совсем не имеешь связи с внешним миром, не пройдет бесследно. Поэтому, да, буду умолять его не возвращаться сразу на службу - буду просить сначала вернуться к жизни".

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику