Цензор.НЕТ

30.07.07 11:58

РАСКАЯНИЕ: АВТОР "БИБЛИИ ДЖИХАДИСТОВ" ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ НАСИЛИЯ

В тюремной камере под Каиром раскаявшийся лидер египетских террористов заканчивает работу над знаменательным отречением от прежних убеждений, подрывая тем самым теоретическую базу исламской концепции насильственных методов джихада.

РАСКАЯНИЕ: АВТОР "БИБЛИИ ДЖИХАДИСТОВ" ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ НАСИЛИЯ (The Guardian)

Ожидается, что эта работа вызовет жаркие споры среди бывших товарищей автора по оружию, продолжающих борьбу в рядах "Аль-Каиды".

57-летний Сайид Имам аль-Шариф – основатель и первый эмир (командующий) организации "Египетский исламский джихад", приверженцы которой в 1981 году убили президента Анвара Садата, а позднее присоединились к Усаме бен Ладену в Афганистане, воюя против советской оккупации.

Шариф, хирург по профессии, до сих пор известный под своей подпольной кличкой "Доктор Фадль", прославился как автор "библии" салафистов-джихадистов – "Основ подготовки к Священной Войне". Он сотрудничал с Айманом аль-Завахири, тоже врачом из Египта, а ныне заместителем бен Ладена. После 11 сентября 2001 года Шариф был похищен в Йемене, допрошен ЦРУ и экстрадирован в Египет, где он с 2004 года отбывает пожизненное тюремное заключение.

Недавно Шариф выступил с пламенным отречением от прежних убеждений, осудив убийства по национальному и расовому признаку, а также действия против женщин и детей. Свои слова он подкрепил запретом из Корана: "Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте (границ дозволенного). Воистину, Аллах не любит преступающих". Вооруженная борьба греховна и неконструктивна, ее следует прекратить, категорично заявил он.

Аль-Завахири, явно задетый, обрушился на Шарифа с язвительными нападками в видеообращении, переданном в эфир после того, как заявление Шарифа – полученное по факсу из тюрьмы Тора одной из арабоязычных газет – возвестило не только о его новых убеждениях, но о скорой публикации отречения объемом с книгу, что поддержали сотни других бывших боевиков.

"Неужели в камерах египетских тюрем теперь есть факсы? – вопросил аль-Завахири. – Интересно, подключены ли они к той же розетке, что и электрошокеры?". Аль-Завахири объявил обращение Шарифа пропагандистской акцией спецслужб Хосни Мубарака.

Но египетские и западные эксперты, а также государственные служащие и бывшие джихадисты единодушно считают, что обращение Шарифа – не фальсификация и что это глубоко знаменательный факт. "Люди много чего могут сказать, чтобы их больше не пытали, но этот документ – плод долгого процесса размышлений и споров, – уверяет Мунтазир аль-Зайят, юрист, в 1980-е годы сидевший в тюрьме за принадлежность к "Исламскому джихаду". – Когда книга выйдет, аль-Завахири и глобальное движение джихадистов будут рвать и метать. Очевидно, Сайид Имам призовет прекратить операции по уничтожению людей в Египте и за рубежом".

Диаа Рашван из Центра политических и стратегических исследований "Аль-Ахрам" говорит: "У меня нет сомнений в подлинности этого документа. Он вызовет настоящее потрясение и большую растерянность. Джихадисты увидят, что сотни их бывших братьев критикуют самые основы их убеждений. Потому-то аль-Завахири так встревожен".

Обращение в новую веру

Никто не прогнозирует, что книга положит конец терактам смертников в Ираке или Афганистане, но интерес к ней настолько силен, что несколько арабоязычных газет соперничают за право приобрести 100-страничный трактат под названием "Рекомендации по ведению действий джихадистов в Египте и всем мире".

Отречение Шарифа – результат египетской государственной программы по борьбе с радикализацией, в ходе которой были успешно "обращены" и социально реабилитированы члены "Гама'а Исламийя", когда-то крупнейшей в арабском мире организации джихадистского толка, которая с 1980-х годов осуществила бесчисленное множество вооруженных нападений, пока после убийства 62 иностранных туристов в Луксоре в 1997 году не объявила о прекращении огня.

Главные идеологи этой организации, в большинстве своем ныне освобожденные из тюрем, написали 25 томов поправок, входящие в цикл "Таших аль-мафахим" ("Поправки к концепциям"). Эти поправки касаются ключевых вопросов доктрины: например, понятия "такфир" – когда мусульманина объявляют вероотступником и тем самым дозволяют его убить; нападений на гражданское население и иностранных туристов; объявления джихада мусульманскому государственному деятелю, который не применяет в стране законы шариата.

"Если вы хотите отнять у этих людей то, чем они прикрываются, необходимо показать, что их заявления не имеют под собой законных оснований, – говорит Ашраф Мохсин, египетский дипломат, ведающий вопросами контртеррористической деятельности. – Чтобы не позволять им вербовать новых членов, нужно опровергнуть их идеологию. Если изъять из их идеологии ислам, останутся только идеи, свойственные преступникам".

Министерство внутренних дел разрешило Шарифу и другим заключенным-джихадистам, как ранее членам "Гама'а", общаться и консультироваться друг с другом в тюрьме. Они также проводили религиозные диспуты со священнослужителями из университета Аль-Ажар – авторитетного средоточия "центристского" суннитского мусульманского права. "Конечно, египетские власти извлекают из этого пользу, – соглашается Зайят. – Но это делается не ради пользы властей и не ради американцев".

Предыдущие "поправки" включали в себя извинения перед жертвами терактов, заявления о признании их "мучениками" и об отмене фетв, объявленных ошибочными. Но это не исламистская версия "Бога, который не справился" – антологии 1949 года, написанной разочарованными коммунистами, – а скорее обоснованное отречение от неверных теологических интерпретаций. Их авторы – не либералы и не носители секулярных убеждений; в порядке самокритики они отмечают, что неправильные методы ведения джихада на руку только евреям, США и христианскому меньшинству населения Египта. "Египетские власти кичатся всем этим как огромной победой, – говорит один иностранный дипломат. – Но взгляды, проповедуемые этими людьми, все же довольно зловещи. Государство в какой-то мере пошло навстречу исламистам".

Явление глобального масштаба

Однако Рашван полагает, что усилия властей Египта по борьбе с радикализацией помогают избежать вспышек насилия; тому порукой, по его мнению, тот факт, что после Луксора в долине Нила не было ни одного инцидента, спровоцированного джихадистами.

"Теперь это явление глобального масштаба", – говорит Рашван, подразумевая, что с усилий, порожденных потребностями Египта в безопасности собственной страны, могут взять пример те, кто тоже ведет борьбу за сердца и умы мусульман: этот опыт будет ценен и для Лютона, и для Лиона, для Касабланки или Кабула.

"Чтобы победить терроризм, одних мер безопасности недостаточно, – заявляет Фуад Аллам, бывший генерал службы государственной безопасности Египта. Тот факт, что его дом в Каире охраняется часовыми, свидетельствует, что Аллам много десятков лет выслеживал боевиков-исламистов. – Для борьбы с терроризмом требуется более широкая стратегия, учитывающая политические проблемы, которые создают почву для экстремизма, так что эти "поправки" в определенной мере подействуют".

Предыстория

Государственные программы по противодействию радикализации населения в Египте – самые широкомасштабные в арабском мире. Но "перевоспитанием" джихадистов также занимаются в Саудовской Аравии, Йемене и Иордании. Саудовская программа, охватывающая 2800 "лиц с отклонениями", отличается мягким отношением к тем, кто воевал в Афганистане, но более жесткими мерами по отношению к боевикам, возвращающимся из Ирака, или тем, кто действует против властей Саудовской Аравии – это государство заявляет, что только оно вправе санкционировать джихад. Саудовцы, принадлежащие к "Аль-Каиде", все еще могут рассчитывать скорее на казнь, чем на возможность работы с психологом, "пересмотр" своих убеждений или диспуты о шариате со священнослужителями, кандидатуры которых одобрены властями. В Йемене "комитет по диалогу" посылает в тюрьмы мусульманских богословов. В Иордании салафистский мыслитель, идеолог джихадизма Абу Мухаммад аль-Макдиси осудил убийства шиитов суннитами по религиозному признаку и акции террористов-смертников, которые первым стал устраивать Абу Мусаб аз-Заркави. "Если Афганистан – университет джихадистского террора, – говорит один эксперт, – то Ирак – уже докторантура".
← Назад в рубрику