Цензор.НЕТ

06.11.12 13:58

ОБ ЛОМ

«Как бороться с ломом? Только другим ломом!» - горячились вчера у стен Центризбиркома одни оппозиционеры, пока другие пытались понять, является ли выброшенная им кость «белым флагом» властей или все же костью.

Если бы вчера гости столицы Украины решили, в качестве эксцентричного жеста, включить в программу своей экскурсии поездку к зданию Центральной избирательной комиссии, они бы окунулись в «ретроспективу», словно очутившись на съемочной площадке киностудии им. Довженко советских времен, где снимают очередную унылую киношку про партизан, полицаев и зверства оккупантов. У площади Леси Украинки стояла милицейская машина с громкоговорителем, из которого тревожный мужской голос непрерывно вещал:

«Ваше мирное собрание ограничено путем запрета. Это судебное решение подлежит немедленному выполнению… В случае невыполнения милиция будет вынуждена применять специальные средства… Лица, которые будут оказывать сопротивление законным действиям сотрудников милиции, будут задержаны и привлечены к ответственности, установленной законом!..»

«Лица», однако, выполнять решение суда не спешили и с самого утра подтягивались к установленной на площади сцене с огромными динамиками. Поначалу контингент оппозиционного митинга протеста против фальсификации выборов внушал жалость вперемешку с отвращением: бомжеватого вида дядьки и тетки, студенты с флагами и равнодушными лицами. Судя по всему, организаторы решили, что отдавшие за них свои голоса киевляне если и подтянутся, то после работы, - и потому подстраховались, заведя на акцию проплаченный люд.

Само место, выбранное из-за близости к Центризбиркому, тоже было не ахти: вокруг - оживленное движение транспорта, да еще и продуктовая ярмарка с непрекращающейся торговлей. Никакой «атмосферы Майдана» здесь не было и в помине.

- А вы хотели бы Администрацию президента? - недовольно переспросил корреспондента «Обкома» главный куратор медиа от Объединенной оппозиции Александр Абдуллин. - Пожалуйста, можете идти туда. Хорошо уже, что здесь собрали 5 тысяч…

Лидеры оппозиции не заставили себя ждать. Как денди лондонский одетый Арсений Яценюк взял с места в карьер и указал на главного злодея: «Именно Янукович, который куда-то пропал, несет персональную ответственность за то, что происходит при подсчете голосов: за всю фальсификацию!».

Речь Яценюка изобиловала похвалами героическим избирателям и предостережениями преступному режиму. Нас, однако, интересовало предметное воплощение лозунгов, а именно: заикнется ли Арсений хоть словом о реализации озвученного накануне Анатолием Гриценко плана обнуления оппозицией избирательных списков. Как известно, и «УДАР», и «Свобода» в целом одобрили такую идею - но в самых общих формулировках. Да и Арсений Петрович говорил о чем угодно, только не об этом.

- Мы выйдем с четкими требованиями к Януковичу и Центризбиркому: признать победу оппозиционных сил, привлечь всех к уголовной ответственности! Все, кто крал результаты выборов, - поправился он.

- Засуху на гилляку! - закричала из толпы тетка в красном платке. Она, очевидно, имела на Татьяну Засуху особый «зуб».

...если же Янукович будет и дальше красть голоса, - такой парламент не имеет полномочий! - завершил Арсений.

Не прозвучало слово «обнуление» и в выступлениях его коллег-руководителей партий. Олег Тягнибок говорил об уличном протесте и создании нынешней Радой временной следственной комиссии, которая будет рассматривать каждый случай фальсификации. Виталий Кличко - о том, что формальный гарант Конституции Янукович своих обязанностей не выполняет, и зачем тогда, спрашивается, такой гарант нужен?

Впрочем, в какой-то момент речи Виталия стало «теплее», но ненадолго.

- Следующие парламентские выборы, досрочные выборы, мы будем проводить вместе с выборами президента, - сказал лидер «УДАРа», но опять-таки не уточнил деталей.

А взявший на себя роль конферансье жизнерадостный Арсений продолжал «заводить» публику.

- Перед тем, как мы здесь собрались, пришел какой-то дядька и прочитал какую-то бумагу о том, что нам нельзя собираться здесь на митинг по защите результатов голосования. Мы их боимся? - закричал Арсений.

- Нет! - ответили дядьки, тетки и примкнувшие к ним студенты.

- Мы их боимся?

- Нет!

- И также их не боится Сергей Соболев! - возгласил довольный своим экспромтом Арсений.

Пламенный премьер уж очень в последнее время «теневого» правительства был единственным, от кого прозвучала поддержка высказанной Гриценко инициативы.

- У нас есть еще одно требование - сказал он, перечислив все ждущие фальсификаторов напасти, - как только эта Верховная Рада не допустит в парламент тех 12 людей, которые победили на своих округах, - эта Верховная Рада обречена на одно: мы готовы ко внеочередным парламентским выборам. Но - на пропорциональной основе! Потому что мы поняли, где происходят основные фальсификации!

Вот это уже было что-то. Но почему именно Верховная Рада «не допустит те 12 людей»? Как насчет Центризбиркома, окружкомов, судов и «Беркута»? И каким образом г-н Соболев собирается в кратчайшие сроки возвращать выборы на 100% пропорциональной, а не смешанной основе? Он что, забыл, что в нынешнем законодательном органе у Януковича - твердое, действующее сугубо по отмашке Чечетова большинство, а парламент следующего созыва он собирается «распустить», еще даже не собрав? Не слишком ли это похоже на необдуманный безответственный «чес»?

...Вообще-то оппозиционные митинги - благодатное место для озвучивание такого рода «хотелок», - публика довольно кричит «ура!», а у политологов есть что с умными лицами комментировать в вечерних ток-шоу. Однако хотелось какой-то ясности, пускай и сдержанной. И пока трио лидеров в кабинете главы Центризбиркома Шаповала писали заявление с перечнем своих требований, «Обком» в неофициальном порядке обратился за разъяснениями к людям из ближайшего окружения г-д Яценюка, Кличко и Тягнибока.

- Заявление Гриценко об обнулении? Это Анатолий Степанович поторопился, - сказал, едва улыбаясь, человек из верхушки Объединенной оппозиции. - Все должно идти своим чередом. Обнуление - это один из форс-мажорных вариантов, коих есть еще несколько. Очень-очень, кстати, рискованный. Но ведь мы еще даже близко не исчерпали все безусловно прописанные в законе средства для достижения цели!

- Вообще-то мы с юристами рассматривали такой экстренный вариант еще до выборов, - признался представитель «УДАРа», - но ведь там много подводных камней. Нет, обсуждать такой вариант можно - но лишь при условии, если на такой шаг синхронно идут все стороны! Поэтому пока рано об этом говорить...

Откровеннее всех был представитель «Свободы» - партии, которая вряд ли захочет рисковать на перевыборах полученными процентами.

- С нами Гриценко не связывался, но дело даже не в том, чтобы предупредить партнеров, - сказал он. - Просто этот вопрос нуждается в настолько тщательной проработке юристами - вы даже не представляете! Нас могут элементарно «развести»! Надо действовать поступательно, используя все, что нам дает закон. Вы чувствуете, как у власти едет крыша, они растеряны, делают одну глупость за другой? Надо выводить людей на улицы, призывать к ответу фальсификаторов, а параллельно подавать в суд, апеллировать к другим государствам, не давать уснуть избирателю. А что будет, если мы сейчас ухватимся за обнуление? Я сразу после этого заявления приехал на участок к Левченко («свободовец», оппонент Виктора Пилипишина на печально известном округе №223 - «Обком»), так хлопцы мне говорят: как так, какое обнуление? Мы за что тут несколько ночей стояли?! Из Германии звонят, спрашивают удивленно: какой отказ от мандатов? Как же так, вам же избиратель оказал доверие!..

По всему выходило, что рискованное предложение Гриценко, сделанное, судя по всему, в желании взорвать ситуацию и помешать «забалтыванию» нынешнего всплеска активности народных масс, большинство его коллег считают «фальстартом», если не явной глупостью. Но то - списочники, в действующий парламент уже прошедшие. А, к примеру, попавшая под каток фальсификации мажоритарщица Ксения Ляпина к слову «обнуление» - как и вообще идее непризнания прошедших выборов - отнеслась с энтузиазмом.

- А как бороться против лома? - накинулась она на корреспондента. - Только другим ломом! И заявление Гриценко - это, по сути, попытка найти лом против лома. Говорите, не прописано в законе? А то, что они сейчас с нами делают, выбивая с мажоритарки решениями судов - это прописано?! Эта схема рейдерская, которую они придумали, - на эту схему мы придумаем другую схему! Это, конечно, плохо, это, конечно, нехорошо. Но это единственный способ! И если предложенные тройкой лидеров легитимные методы не будут действовать через ЦИК, - то надо прибегать к более радикальным методам!

Чувствовалось, что на душе у Ляпиной накипело.

- Тем не менее, в сегодняшних выступлениях лидеров партий слово «обнуление» не прозвучало, - осторожно вставил реплику «Обком».

- Не прозвучало, потому что еще рано! Если легитимный способ не будет реализован, тогда будет найдена схема как делегитимизировать парламент. Будет ли это обновление списков или сложение мандатов после их получения - я не знаю, это вопрос к юристам. Но задача понятна...

…Пока лидеры оппозиции встречались с западными дипломатами, микрофон на сцене захватили экзальтированные тетки, и по своему угару атмосфера стала напоминать палаточный городок у стен Печерского суда. Тетки пели песни, читали «Отче наш» и привычно скандировали «Юля, Юля». Некоторые излагали на всю округу свою гражданскую позицию.

- И тогда я сказала: от шоб эти гады такэ робылы?! Я им этого не дам! - кричала какая-то дама в коричневой куртке.

Ситуация резко изменилась к 6 вечера, когда по плану должно было состояться «вечернее отделение» митинга. К милицейской машине с громкоговорителем добавилось 2-3 сотни сотрудников «Беркута» в полном обмундировании. Спецназ ранее дежурил у стен ЦИК, но все больше прятался за оградой, под сенью елей. Теперь же «космонавты» заняли всю обочину вдоль дороги, в общем - обложили митинг по периметру.

Публика тоже разительно изменилась. Куда-то исчезли проплаченные студенты и большинство неврастеничных бабок. На площади Леси Украинки теперь явно стояли киевляне, преимущественно мужчины среднего возраста, хотя и молодежи, и пожилых людей хватало. Глаза деятельные, живые. Правда, никакого опыта «упирательства» с «Беркутом» - но этот пробел попытались восполнить ведущий митинга, порою несший невероятный бред, и бравшие слово политики.

- Я очень прошу настоящих мужчин, - кричал нардеп Пашинский, - выстроить заслон слева, поскольку наши друзья, судя по всему, намерены штурмовать сцену!

Однажды показалось, что он прав: шеренга у обочины дороги двинулась было в сторону митинга. Но после непродолжительной стычки с передовой группой оппозиционеров по команде отступила обратно.

- Вы же дети наши! Я вот тебя, тебя и тебя грудью материнской кормила - надрывно кричала «беркутовцам» еще нестарая женщина в красном пальто.

Рядом какой-то полный мужик говорил по телефону:

- Солнце, я тут еще побуду, пообщаюсь со свободными людьми. Нет, все тихо, никакой опасности… Какой ТВi?.. Ты смотришь прямую трансляцию?.. (Пауза) Ну… Не кричи ты так, я просто не хотел тебя беспокоить…

- Кличко! Кличко! - закричала вдруг толпа.

Лидер «УДАРа» пробирался внутрь периметра, мощными движениями рук разгребая пространство между стоявшими в тройной шеренге сотрудниками «Беркута». Движение это впечатляло, и препятствовать ему никому в шеренге не хотелось. Добравшись до сцены, Виталий произнес лучшую речь из когда-либо слышанных от него корреспондентом «Обкома». То ли сказалась приближенная к боевой обстановка, то ли, перейдя на русский язык, Кличко прибавил в красноречии - только публика слушала его открыв рты.

- Не бывает победы без борьбы, и давайте будем бороться. Локоть к локтю. Плечо к плечу. Не бойтесь. Они боятся нас... Нас будут сотни тысяч, нас будут миллионы... Давайте покажем свой характер, давайте останемся здесь и покажем волю!

Сказав это, Кличко и другие оппозиционеры отправились в ЦИК на очередное рандеву с главой Центризбиркома. Однако, уходя, Олег Тягнибок произнес слова, после которых стало ясно: «революции» в этой точке времени и пространства не намечается.

- Мы только что получили сведения, что ЦИК единогласно проголосовала постановление о невозможности установить результат в 5 округах, - рассказал Тягнибок. - Они якобы под шумок не могут установить результаты выборов. Конечно, перевыборы лучше, чем наше поражение в округе… С одной стороны, мы возмущены, с другой - уж лучше перевыборы, чем победа провластного кандидата», - уточнил он.

- Пропало все! - не без черного юмора резюмировал стоявший рядом с корреспондентом «Обкома» дядька в черной ушанке. - Надо было выборы не признавать, выводить людей на улицу! Киев бы вышел, вышел! - с неожиданной страстью воскликнул он. - Но не для таких п**доболов…

Народ продолжал стоять на холодном ветру. Не уходил и «Беркут». Громко и нудно бубнил громкоговоритель. Когда лидеры оппозиции, наконец, вышли к людям, было уже около 9 вечера. Надо было что-то решать, да и реагировать на решение ЦИК назначить перевыборы в целом ряде выигранных оппозицией мажоритарных округов.

Реакция, в общем-то, была предсказуемой: протест не радикализировать, думать о хорошем. А оппозиция выдвинет единых кандидатов.

- Те, кто нуждается в отдыхе, может пойти домой, - сказал публике Виталий Кличко. - Остальные могут остаться.

Арсений подтвердил эту установку, упомянув, правда, что палаток нет.

Часть людей стала расходиться. В спину им Вячеслав Кириленко сказал:

- Друзья, мы же остаемся здесь, правда? Будем песни петь! Не будет тут людей - не будет ЦИК никаких решений принимать!

- Я и дома могу попеть, - буркнул, спускаясь в метро, дедок в серой куртке и такой же кепке. Но все-таки бросил взгляд назад - туда, где на ветру остались ночевать самые стойкие.

Евгений Кузьменко,
Обком

← Назад в рубрику