Цензор.НЕТ

15.01.13 10:56

Виктор Чумак: «Министр внутренних дел должен стать второй ключевой фигурой после премьер-министра»

В Украине сегодня нет настоящего МВД, у нас есть министерство милиции. А это должен быть орган, который вырабатывает общую политику, он не должен функционально руководить оперативными подразделениями. Нормальное европейское министерство внутренних дел – орган, который отвечает за развитие регионов, в него входит миграционная служба, подразделение, которое оперативно реагирует на чрезвычайные ситуации, пограничники и т.д.

Виктор Чумак: «Министр внутренних дел должен стать второй ключевой фигурой после премьер-министра»

РНБО подготовил концепцию реформирования всех правоохранительныхорганов. Так что скоро в стране может появиться гражданскоеминистерство внутренних дел, сотрудников которого разаттестуют. Отом, какие «силовые» ведомства займутся борьбой с преступностью,зачем нужен следственный комитет и почему созданиеАнтикоррупционного бюро опасно для оппозиции, в эксклюзивноминтервью «Цензор. Нет» рассказалглава парламентского комитета по вопросам борьбы с организованнойпреступностью и коррупцией Виктор Чумак.


«Открыть лицо коррупционера - вот в чем сутьзакона о люстрации»

- Политическая сила, которую Вы представляете, обещалапроведение после выборов антикоррупционной люстрации. Но никакихзаконопроектов на эту тему в парламенте так и не появилось. Идеюуже похоронили?

- Нет, конечно. Мы сейчас пытаемся наполнить эту идею реальнымсодержанием, и сделать это таким образом, чтобы правящей партиибыло максимально сложно не поддержать этот проект. Вот, к примеру,Минюст ведет реестр, в который вносятся данные о людях, совершившихкоррупционные правонарушения. Он закрытый, потому что так у наспрописан закон о защите персональных данных. Законом о люстрациикак раз и необходимо оговорить, что такие спискичиновников-коррупционеров должны стать открытыми.

Или возьмем другой пример. Законом о тендерных закупках непредусмотрено ведение реестра физических и юридических лиц, которыезарекомендовали себя недобросовестными субъектами в такихпроцессах. Открыть лицо коррупционера - вот в чем суть закона олюстрации. Нам нужно усилить ответственность таких чиновников иобезопасить от них государство. Если человек взял взятку или егоподловили на злоупотреблении служебным положением, он не может впоследующем работать в органах государственной власти. Если он далвзятку, чтобы выиграть тендер - он в будущем не должен приниматьучастия в тендерных закупках.

- Как обезопасить государство от таких чиновников? Суд, какправило, лишает их возможности занимать те или иные должностисроком на 3-5 лет, а потом они снова могут вернуться наработу.

- Государственные служащие 1 - 3 категории, а также работникиправоохранительных структур и судебных органов (милиционеры, судьи,прокуроры) - в случае совершения коррупционного деяния должны бытьлишены права занимать соответствующие должности пожизненно. Крометого, важным профилактическим моментом должно быть обязательноелишение их всех льгот и специальных пенсий. Эти санкции должнысерьезно уменьшить их склонность к коррупционному поведению. Хотя,на самом деле, на данном этапе наиболее важно не усилитьответственность, а добиться реализации принципа неотвратимостинаказания. Именно безнаказанность - ключевой фактор, подталкивающийчиновников к коррупции.


- Когда планируете закончить работу над законопроектом олюстрации?

- Думаю, что к концу февраля. Я считаю, что законопроекты нельзяготовить кулуарно, чтобы потом выскочить, как черт из табакерки ивсем рассказывать, какой ты герой. Каким бы революционным документни был, он все равно останется твоим, и никто его не поддержит. Дляуспеха таких законопроектов нужна коалиция, состоящая из депутатов,общественных организаций, медийщиков, каждый из которых относилсябы к законопроекту, как к своему детищу. Тогда можно получитьширокий общественный резонанс и поддержку.


- Парламентские выборы сопровождались многочисленнымискандалами, в которых тема коррупции была на первом месте. Когдаони закончились, оппозиция настаивала на создании специальнойкомиссии по расследованию фактов фальсификаций. Перечислив впроекте постановления фамилии конкретных глав окружныхизбирательных комиссий, судей, кандидатов в депутаты, губернаторов,Арсений Яценюк предлагал наказывать их лишением свободы сроком дошести лет. Но постановление так и не было внесено на рассмотрениепарламента, не появилось и временной следственной комиссии впарламенте. Почему?

- Вы сами были свидетелем тому, насколько «продуктивной» инервозной была работа этой сессии. Оппозиционные партии пыталисьпоставить в повестку дня все вопросы и проекты решений, которыеподнимались в ходе кампании. Но не всегда успешно. Думаю, что сначалом новой сессии временная следственная комиссия будет создана,в феврале наши коллеги из Объединенной Оппозиции поднимут этотвопрос еще раз, а мы их обязательно поддержим.

- Сейчас расследованием таких фактов занимается прокуратура.Но насколько она сможет быть объективной и беспристрастной? Почемуполитики не требуют отчета от Генерального прокурора о том, что ужесделано?

- На прокуратуру мы не очень надеемся, поскольку сегодня этополитически ангажированный орган. И реформа прокуратуры - этоотдельная и довольно сложная тема. Но это не значит, что мы непотребуем отчета Генпрокурора. Только дайте нам начать следующуюсессию.

- «УДАР» будет участвовать в перевыборах на пяти спорныхокругах?

- Вопрос, честно говоря, не совсем ко мне, поскольку я не вхожув исполком партии «УДАР». Думаю, что ответ на него будет даваться вконсультациях с другими оппозиционными партиями. Избиратели ждут отнас согласованных кандидатур.

- Как избежать очередных фальсификаций?

- Если вы имеете в виду фальсификации во время голосования иподсчета голосов - путем тотальной мобилизации наблюдателей и СМИ,выстраивания эффективной системы параллельного подсчета голосов июридической защиты результатов. Это позволяет постоянно«поддерживать в тонусе» окружные избирательные комиссии. Наш опытпоказал, что комбинация этих методов может давать позитивныйрезультат.

- Ваша победа на выборах стала своего рода сенсацией. Вашимосновным оппонентом был Олесь Довгий. По информации некоторых СМИ,он работал на округе год, вложив за это время в свою избирательнуюкампанию около 15 миллионов долларов. Сообщалось также о том, чтоДовгий договорился с «УДАРОМ», чтобы по данному округу не шелкандидат Андрей Странников, который ранее на нем работал. Засчет чего все-таки удалось победить?

- Правильно говорят, что у победы тысяча отцов. На самом деле,нам удалось свести вместе много разных факторов, создавших победу:сильную команду «УДАРА» в Днепровском районе Киева, мою личнуюкампанию, построенную на прямом общении с гражданами, успешныепереговоры о выдвижении в нашем округе единого кандидата отоппозиции.

Кроме того, для избирателей оказалось важным, что мы говорили ополитике и о том, в какую сторону ее необходимо менять, что мыбудем для этого делать. А наш главный конкурент лишь строил детскиеплощадки, всеми силами уходя от вопросов о своем политическомпрошлом и будущем.

- «УДАР» инициирует выборы мэра Киева. С кандидатурой ужеопределились?

- Опять-таки переадресую вас к исполкому партии «УДАР». Но дляменя ключевой момент - это определиться с тем, мэра с каким объемомполномочий будут выбирать киевляне. Главу Киевской горадминистрацииили «английскую королеву»? «УДАР» четко определился, что надоменять закон о столице и возвращать избранному горожанами мэруотобранные Президентом и его наместником в Киеве полномочия.Надеюсь, что наши партнеры по оппозиции придерживаются такой жепозиции, и мы сможем прямо поставить этот вопрос черезсоответствующий законопроект в парламенте. Чтобы, по крайней мере,Партия регионов была вынуждена занять четкую публичную позицию:даст ли она киевлянам право самим выбирать местную власть илинет.

Если же вернуть самоуправление в Киев не получится черезизменения в закон, мы будем искать для этого другие, и не всегдапарламентские, методы. Думаю, это окажет значительное влияние наход избирательной кампании в Киеве.

«Я очень боюсь появления такой самостоятельнойструктуры, как Антикоррупционное бюро»

- О специальном органе, который займется борьбой с коррупциейв высших эшелонах власти, политики говорят еще с 1993 года. На этотсчет уже были соответствующие указы Кучмы, потом Ющенко, а дореализации их на практике так дело и не дошло. В новом УПКпрописано, что такой орган может появиться не раньше, чем черезпять лет. А вот Объединенная Оппозиция «Батькивщина» предлагает егосоздать в максимально короткие сроки, инициируя соответствующийзаконопроект. Как Вы считаете, удастся найти голоса в поддержкутакого законопроекта?

- Насколько мне известно, СНБО подготовлен проект концепции пореформированию всех правоохранительных институций. Онпредусматривает, к примеру, что при реформировании МВД всесотрудники разаттестовываются. Таким образом, его хотят сделатьгражданским министерством, что не может не радовать. Ведь в Украинесегодня нет настоящего МВД, у нас есть министерство милиции. А этодолжен быть орган, который вырабатывает общую политику, он недолжен функционально руководить оперативными подразделениями.Нормальное европейское министерство внутренних дел - орган, которыйотвечает за развитие регионов, в него входит миграционная служба,подразделение, которое оперативно реагирует на чрезвычайныеситуации, пограничники и т.д. То есть, охватывает большой блоквопросов. А министр внутренних дел должен стать фактически второйключевой фигурой в правительстве после премьер-министра.
В этом проекте также есть идея о создании следственного комитета,сформированного на базе следственных подразделений трех ведомств:МВД, прокуратуры и СБУ. Поэтому я бы не создавал отдельноАнтикоррупционного бюро. На мой взгляд, в составе следственногокомитета может быть подразделение, которое боролось бы с коррупциейв высших эшелонах власти, занималось преступлениями, которыесовершают госслужащие 1-3 категории. Я бы назвал его«беловоротничковой полицией» для чиновников.

Главное же не пересолить суп. Иначе будет невкусно. Всегодняшних условиях, без целостного реформированияправоохранительного сектора, я очень боюсь появления такойсамостоятельной структуры, как Антикоррупционное бюро.

- Почему?

- Правоохранительные органы сегодня работают по старой советскойфилософии, защищая интересы чиновников, власти. А должны работатьпо философии, которая строится на защите гражданина.

При условии, что совместная деятельность полиции и гражданина вгосударстве внедрена, повысился уровень доверия кправоохранительной системе, проблем бы не возникало. А в техреалиях, которые есть сейчас, Антикоррупционное бюро можетпревратиться в очередной топор для политических репрессий, длятого, чтобы душить неугодный бизнес и т.д. Пока в стране неработают демократические институты, нет здоровой и справедливойсудебной системы, создание подобных органов будет плодить проблемы,а не решать их.

- Вы до сих пор верите в независимый суд?

- Конечно. Как же жить без веры?

- С Вами вместе уже более 20 лет верит всястрана…

- Слушайте, 20 лет на весах времени - это пылинка! Страны, накоторые мы сегодня хотим равняться, строили свои демократии веками.Культуру правосудия, нормы права, традиции, процедуры - онинарабатывали это постепенно. А мы максималисты, хотим всего исразу. Но как можно получить все и сразу в стране, которая привыклажить в коррупционной среде? Чтобы получить в советское время вмагазине хороший кусок колбасы, надо было дать взятку. Хотитеприобрести мебельный гарнитур или поставить в квартире телефон -готовьте конверт «хорошему» человеку. В первые годы независимостикоррупция стала двигателем предпринимательства. Нормальных законовеще не придумали, а от произвола милиции отбиваться как-тонадо.

Потом взятки перекочевали к органам исполнительной власти. Исейчас вся чиновничья каста сидит на коррупционной ренте.

Поломать эту устоявшуюся модель можно лишь при условии, что квласти придут политические лидеры, которые сделают так, чтобыстрана жила по единым правилам, которые касаются всех безисключения. А пока их нет, Антикоррупционное бюро может перемолотьоппозицию и перестроить страну под правила «семьи», кланов и т.д.Вот этого я боюсь.

Помните, была хорошая идея о том, что парламент может нормальноработать только тогда, когда закон о регламенте, нормы Конституциивыписывают не политики, а Конституционная ассамблея.Конституционная ассамблея - это орган учредительной власти. Это невспомогательный орган при Президенте, как это пытаются преподнестиобществу сейчас. Видите, как власть умело может подменятьпонятия!

Решение о передаче МЧС в кураторствоМинобороны - полная глупость

- Генпрокуратура тоже ведет следствие и открывает уголовноепроизводство в отношении чиновников. Может, борьбу с коррупцией ввысших эшелонах власти полностью отдать этомуведомству?

- Ни в одной стране мира прокуратура не ведет следствие, потомучто она является надзорным органом. Наши прокуроры по некоторымкатегориям обвиняемых сами ведут следствие и сами за собойнадзирают, потому что так удобно власти. Так любое стоящее деломожно развалить и не довести до суда. Или наоборот, довести до судаи обвинительного заключения дело, в котором даже нет составапреступления. Все зависит от политического заказа. Власти не нуженгенеральный прокурор без функций проведения досудебного следствия.Без этого механизма должность генерального прокурора становитсяполитически неинтересной.

- В ближайшем будущем у нас, судя по всему, появитсяотдельный департамент полиции. Руководитель такого ведомства долженподчиняться министру внутренних дел?

- Министр внутренних дел - это человек, который вырабатываетобщую политику государства в этой сфере. В идеале руководителидепартаментов, в том числе национальной полиции, должны подчинятьсяминистру, но только как политику, который координирует их действия,но не влияет на финансовую, кадровую, организационную структуру.Это госслужащие, которые не подвержены политическому влиянию техили иных сил. Если такое действительно будет, я снимушляпу!

- В процессе формирования нового Кабмина пограничную службупереподчинили министру МВД. Что это меняет в ееработе?

- Еще не подчинили. В Указе очень хорошо написано: «работанаправляется и координируется через министра». Глубина этойкоординации никому пока не понятна, как не ясно и то, какие функцииберет на себя министерство, а какие остаются заГоспогранслужбой.

Не изменен пока и закон о Государственной пограничной службе, покоторому она является центральным органом исполнительной власти.Поэтому глава этой службы имеет все права, которые присущируководителю центрального органа. Главный вопрос сегодня состоит втом, какие у него они останутся в дальнейшем. Если МВД будет влиятьна распределение финансирования, нормативно-правовое обеспечение,то тогда можно на пограничной службе ставить крест. Это будетпросто пограничная милиция, без традиций, без знаний, безничего.


- Не очень понятно, зачем тогда вообще реформирование, есликадрами, деньгами и нормативными документами будет заведовать главаГоспогранслужбы…

- Поймите, любая реформа МВД должна начинаться с центральногоаппарата Министерства, а не с переподчинения главному милиционерустраны других центральных органов власти. Министр внутренних делдолжен разрабатывать политику и координировать работу целого рядафункциональных направлений кроме полицейской деятельности. И дляэтого и у министра и у его аппарата должно появиться значительноеколичество новых компетенций.

- Насколько разумно, на Ваш взгляд, было то, что МЧС передалипод кураторство Министерства обороны? Ведь перед армией стоятсовсем другие задачи.

- Это решение - полная глупость. Предотвращение чрезвычайныхситуаций и оборона государства - это абсолютно разные задачи ифункции. Скорее, МЧС должно было бы войти в состав реформированногоМВД, став, наряду с полицией, пограничной службой и миграционнымконтролем еще одной сферой его ответственности.

Татьяна Бодня, Наталья Шаромова (фото), для Цензор.НЕТ

← Назад в рубрику