Цензор.НЕТ

27.12.05 11:35

ВЕЛИКИЙ ГАЗОВЫЙ КРИЗИС. УКРАИНА КАК ПОЛИГОН ПРЕВРАЩЕНИЯ РОССИИ В "ЕВРАЗИЙСКУЮ НИГЕРИЮ"

Авторский коллектив Института национальной стратегии Украины подготовил материал-исследование о "газовом кризисе". По мнению авторов, он отражает не столько совокупность потенциальных проблем национальной экономики Украины - понятие "кризи

МЕМОРАНДУМ

Название "газовый кризис" - достаточно условное. На сегодняшний день нет оснований говорить о наличии системного экономического кризиса в Украине либо его предпосылок. Если даже цена российского газа для Украины будет зафиксирована на уровне $230 (что, как мы попытаемся показать ниже, почти невероятно), это не будет означать существенной угрозы краха украинской экономики.

Бесспорно, от государства потребуются значительные последовательные усилия, чтобы не допустить существенного роста цен на газ для населения / социальной сферы и резкого – для промышленности (в первую очередь, химической и металлургической отраслей). Однако, если эти усилия будут компетентными и честными, радикальное изменение российского газового тарифа Украина переживет спокойно и с достоинством.

Скорее, понятие "кризис" возникает в политико-пропагандистской сфере. И отражает не столько совокупность потенциальных проблем национальной экономики Украины, сколько:

- кризис философии "постсоветских" российско-украинских отношений, сложившихся в 1992-2004 годах;

- кризис взаимного восприятия, который переживают после Оранжевой революции элиты двух стран;

- кризис переосмысления Россией своей роли и места в современном мире, который уже нельзя назвать постсоветским – он постпостсоветский.

Можно сказать, что кризис во многом обусловлен завершением существования постсоветского пространства как геополитической и геоэкономической реальности.

Тем не менее, сегодня перед Украиной (как властью, так и обществом) стоит вопрос: что делать? Как отбить "газовую атаку" Кремля с максимально благоприятными экономическими и политическими последствиями для Украины?

Подлинные причины кризиса. Цели России в "газовой войне"

Источником / инициатором "газовой атаки", а значит, и "газового кризиса" является, бесспорно, Россия. И потому важно осмыслить, каковы цели России в нынешней энергетической войне с Украиной.

Таких целей две: стратегическая и промежуточная.

Стратегическая цель России – контроль над газотранспортной системой Украины. Эта цель продиктована геоэкономической стратегией России, сформулированной в целостном виде в уходящем 2005 году.

Основные положения этой стратегии, ориентированной на период до 2012-2013 годов, таковы:

- Россия более не испытывает потребности в имперском национальном проекте;

- основная миссия России – стабильный и незаменимый поставщик энергоресурсов (в первую очередь, природного газа и сырой нефти) в Западную Европу и, в меньшей степени, США; "евразийская Нигерия";

3 октября 2005 года на саммите Россия – ЕС Владимир Путин заявил: "Мы приняли решение допустить европейских партнеров в добычу газа на территории РФ. Они пошли нам навстречу – пустили нас в свою сеть распределения, в том числе электроэнергии на территории Европы. И вместе мы намерены осуществлять крупнейшие инфраструктурные проекты, в том числе строительство Северо-европейского газопровода". Говоря об участии стран Европы в газодобыче, президент России подчеркнул: "Европейцы будут контролировать все – от добычи до конечного потребителя".

- в условиях стремительной депопуляции и необратимого распада ряда государственных институтов (армии, отчасти – правоохранительной системы) Россия не в состоянии своими силами обеспечить свою территориальную целостность и незыблемость государственных границ, потому для решения подобной группы задач должны быть привлечены внешние силы – основные потребители энергоресурсов российского происхождения (Евросоюз, США, в некоторой степени – Китай); эти силы должны исходить из понимания, что сохранение РФ в современных границах есть лучшая гарантия стабильности сырьевых поставок;

- Россия не нуждается ни в каких элементах экономики и политико-социальной системы, не отвечающих непосредственно ее миссии "евразийской Нигерии";

- реализация миссии требует успешной конкурентной борьбы с альтернативными поставщиками энергоносителей; победа же в этой борьбе, в свою очередь, требует максимально возможного контроля над инфраструктурой энергетического транзита в Восточной Европе.

2005 год стал рубежным: после этого государство-нация полуколониального типа, каковое выстраивает Владимир Путин, уже не нуждается в особой геополитической роли (даже в региональном масштабе) или военно-стратегическом проектировании.

Поэтому Кремль уже не хочет "привязывать" к себе постсоветские страны, смело идет в игре с ними на политическое обострение. Полугосударственным компаниям ("Газпрому" и др.), которые сегодня фактически подконтрольны бизнес-команде Владимира Путина нужны газо- и нефтепроводы.

Так, Белоруссия получила гарантии льготный цены ($46.8 за 1 тыс. кубометров) на российский газ после того, как согласилась передать дочерней структуре "Газпрома" 50% акций государственного газотранспортного предприятия "Белтрансгаз".

20 декабря 2005 года зампред правления "Газпрома" Александр Медведев заявил: "Белоруссия является единственной страной, на территории которой экспортный магистральный газопровод принадлежит "Газпрому" на правах собственности, а земля под ним – в долгосрочной аренде "Газпрома". И, в-третьих, возобновлены предметные переговоры по "Белтрансгазу", успешное завершение которых будет означать, что "Газпром" получит контроль над всей газотранспортной системой Белоруссии. Это важный фактор укрепления рыночных позиций и повышения конкурентоспособности "Газпрома" в Европе. Поэтому проводимая "Газпромом" политика в отношении Белоруссии вполне рыночная – она экономически обоснована и выгодна для всех групп наших акционеров - и государства, и частных инвесторов".

В то же время, страны, которые еще недавно (по инерции) рассматривались Москвой как геополитические союзники, уже не могут пользоваться энергетическими преференциями России. Так, цена на газ для Армении с 1 января 2006 повышена с $54 до почти неподъемных для армянской экономики $110. Несмотря на то, что Армения была и остается единственным более или менее надежным союзником России в Закавказье, на территории Армении расположена российская военная база (за которую, кстати, РФ ничего не платит, и даже коммунальные платежи осуществляются армянской стороной).

Просто Армения не представляет для команды Путина интереса в качестве энерготранзитной территории, и потому Кремль не видит резона делать этой стране какие бы то ни было поблажки,

Итак, с 2005 года Россия окончательно отказалась от прежнего геополитического проекта (политико-культурный лидер евразийского хартленда) и взяла на вооружение новый геоэкономический проект ("евразийская Нигерия"). Все сколько-нибудь существенные действия российской власти отныне подчинены логике этого проекта.

"Газовая атака" Москвы свидетельствует о начале всесторонней и полномасштабной реализации "нигерийского проекта". При этом Кремль ясно дает понять, что как в стратегическом политическом союзнике он в Украине более не нуждается. Промежуточная цель "газовой атаки" - добиться смены власти на Украине.

Однако заинтересованность в смене власти не носит ни политического, ни геополитического характера. Просто Владимир Путин убежден, что с витающим в облаках поклонником трипольской культуры Виктором Ющенко ему договориться о совместной собственности на газотранспортную систему Украины никогда не удастся. А с деидеологизированными прагматиками Виктором Януковичем и Юлией Тимошенко – удастся.

В этом смысле стремительное закрытие Генеральной прокуратурой РФ уголовного дела в отношении экс-премьера Украины на пике конфликта (26 декабря 2005) – отнюдь не случайность. Еще в сентябре на обеде у Владимира Путина была заключена сделка с дополнительными условиями, о которых не принято говорить вслух.

Кремлю все равно, каков будет основной идеологический вектор следующей украинской власти, легализуют ли в Украине русский язык, дадут ли официальный статус ветеранам ОУН-УПА и т.д. Сегодняшний Кремль готов поступиться и российским Черноморским флотом, смысла в существовании которого он, в глубине души, не видит.

(По аналогичным причинам Россия в уходящем году вывела свою военную базу из Грузии, хотя располагала всеми политико-экономическими рычагами для обеспечения пролонгации пребывания российских военных в этой стране).

Путина устраивает любая конфигурация следующей украинской власти, лишь бы газовую трубу он смог забрать себе.

Нельзя игнорировать также глубинные предпосылки геоэкономической стратегии России, окончательно оформившейся в 2005 году. Эта стратегия отражает систему личных жизненных стратегий Владимира Путина и ключевых фигур его команды.

Когда в 2008 году весьма нестарый (55 полных лет), спортивный и не лишенный мужского обаяния Владимир Путин покинет пост президента РФ, он будет одним из богатейших людей Европы. $15 млрд. – вот достаточно скромная оценка его состояния на 01.01.2008. Миллиардерами будут и основные деловые партнеры второго демократически избранного российского президента.

И перед всеми этими людьми уже сегодня стоят три жизне- и смыслообразующих вопроса:

- как легализовать гигантские состояния;

- как создать надежную систему, позволяющую частично инвестировать собственные средства и без ограничений распоряжаться прибылью от инвестирования;

- как избежать избыточного недружественного внимания правоохранительных органов США и Евросоюза к гигантским состояниям, созданным в 1997-2005 гг. людьми, чья официальная зарплата никогда не превышала $50 тыс. в год?

В путинском окружении царит убеждение, что единственной гарантией личной и экономической безопасности этих людей будет постоянная потребность ведущих держав Евросоюза, а также США в них как совладельцах и топ-менеджерах системы транзита энергоносителей Россия – Запад.

Можно с высокой степенью уверенности говорить о том, что после ухода с президентского поста Владимир Путин станет руководителем компании NEGPC (North European Gas Pipeline Company), председателем комитета акционеров которой уже работает экс-канцлер ФРГ Герхард Шредер.

Как известно, основная цель NEGPC (оффшорной структуры, зарегистрированной в кантоне Цуг, Швейцария) – строительство Североевропейского газопровода (СЕГ), который пройдет по дну Балтийского моря и свяжет Россию с непосредственными потребителями ее энергоресурсов в Западной Европе – Германией, Нидерландами, Великобританией.

Проект СЕГ, стоимость которого составляет около $4 млрд., - важнейший элемент газотранспортной инфраструктуры, гарантирующей стабильность миссии Российской Федерации как "евразийской Нигерии".

Исходя из логики и базовой мотивации сегодняшней российской власти (властной команды), в случае компромисса с Киевом по вопросу об управлении газотранспортной системой распоряжаться магистральными газопроводами Украины будет вовсе не российское государство и даже не компания с преобладающим государственным участием. На первом этапе это будет коммерческий консорциум, где интересы трех стран участниц – Украины, России и Германии как основного гаранта и энергопотребителя – будут представлены полугосударственными и окологосударственными концернами. Однако в перспективе 2-3 лет контрольный пакет акций управляющей компании неизбежно окажется в частных руках, по рельефу ладони напоминающих руки Путина, Шредера и т.п.

Кремлевский сценарий разрешения кризиса.

Финансовый план российского ОАО "Газпром" на 2006 года составлен исходя из цены на газ, поставляемый Украине в качестве платы за транзит российского газа в Западную Европу, $145 за 1 тысячу кубометров.

Это означает, что в действительности Россия в ближайшем будущем смягчит условия для Украины и согласится на финальную цену в коридоре $140-155 за 1 тысячу кубометров, а также на увеличение Украиной платы за транзит до $1.75 за 1 тыс. кубометров на 100 км. (При условии симметричного увеличения платы за транзит украинского газа, купленного в Туркмении, через территорию России).

Разумеется, отступление России от заявленных ныне заоблачных $230 за 1 тысячу кубометров произойдет не просто так, а:

А) якобы по просьбе "украинских друзей" России, к которым могут относиться как Виктор Янукович, так и Юлия Тимошенко; таким образом Кремль рассчитывает стимулировать электоральный успех тех сил, с которыми у него есть конфиденциальные договоренности;

Б) при условии демонстрацией Украины хотя бы намерения обсудить в среднесрочной перспективе вопрос о создании международного консорциума по управлению газотранспортной системой Украины.

При этом пункт Б) для России в перспективе ближайших 3 месяцев не столь важен: все равно Кремль считает, что с Ющенко каши не сваришь, а значит, главный ожидаемый результат реализации кремлевского сценария "Газовый наезд с последующим откатом" - формирование неющенковского / антиющенковского большинства в следующем парламенте Украины.

Суета различных украинских политиков вокруг газового вопроса, попытки создания "альтернативных планов" разрешения кризиса и т.п. глубоко не случайны: они продиктованы стремлением этих политиков приписать себе заслугу будущего снижения цены с $230 до $140-155 и "спасения" украинской экономики. Официальная Москва, в силу вышеприведенных соображений, относится к подобному PR-блефу своих потенциальных лоялистов более чем благосклонно.

При этом политический маневр, на который идут Кремль и его потенциальные соратники в Украине, нельзя признать лишенным изящества. Не в меру упорные критики мнимых "имперских" устремлений России не учитывают, что в обмен на газотранспортный консорциум Путин готов будет подписать даже соглашение о досрочном выводе Черноморского флота (базу стоимостью в $10 млрд. в Новороссийске строить никто не собирается, флот будет отправлен Кремлем на металлолом).

В первой декаде января российский "Газпром" может пойти на нескольких тактических акций устрашения Украины, в частности, сократить поставки газа через Украину примерно на 20%. Однако эти меры не будут долгосрочными, и самое важное для Украины в такой ситуации – не паниковать и дождаться мирного завершения устрашающей PR-акции.

Движение Украины к урегулированию газового кризиса должно строиться на осознании и осмыслении истинных намерений и линии поведения Кремля.

Украинская экономика в условиях "компромиссного варианта" ($145 за 1 тыс. кубометров + изменения в транзитных тарифах).

Слухи о крахе украинской экономики в случае существенного повышения цены на российской газ сильно преувеличены.

Исходя из наиболее вероятного сценария ($145 за 1 тыс. кубометров российского газа, $1.75 за 1 тыс. кубометров на 100 км – транзитный тариф) Украина вполне сможет не повышать внутреннюю цену на газ для населения и социальной сферы ($38) и удержать в разумном коридоре (до $100 за 1 тыс. кубометров) цену на газ для национальной промышленности.

Чтобы решить такую задачу, Украине в 2005 году потребуется около $700 млн. дополнительных средств.

Эти средства несложно мобилизовать даже без какой бы то ни было коррекции параметров соглашений об аренде Россией Черноморского флота, изменения условий использования Керченского пролива. Оптимальный (экономически, политически и социально) источник – средства от легитимации приватизации (доплаты собственников предприятий, приватизированных по символической цене в 1993-2004 гг.).

Причем легитимация приватизации может начаться как раз на тех предприятиях, которые испытывают первоочередные потребности в нивелировании последствий роста цены на газ. В результате поддержка предприятий де-факто будет осуществляться за счет счастливых собственников самих же предприятий.

Разумеется, этот расчет не учитывает инвестиций в модернизацию производств, направленную на внедрение современных технологий энергосбережения. По данным различных экспертов, программа модернизации потребует от $2 до $9 млрд. в ближайшие 6 лет. Мы считаем, что необходимые для этого ресурсы для этого правильнее всего привлечь через тот же механизм легитимации приватизации (не исключено, за счет собственников самих же модернизируемых предприятий).

Позиция США и Евросоюза в отношении газового российского-украинского кризиса.

США и Европа, в целом, приветствуют российский геоэкономический проект "евразийской Нигерии", так как их полностью устраивает отказ России от имперских амбиций и смерть евразийской империи как потенциального геополитического конкурента. Потому Запад будет помогать Владимиру Путину в реализации его дерзновенно-колониального проекта.

Однако, вместе с тем, США и Евросоюз не заинтересованы в наличии монопольного поставщика энергоресурсов и стремятся к диверсификации поставок энергоносителей, а также путей их транзита. Потому они объективно против минимизации транзитной роли Украины и перехода газотранспортной инфраструктуры страны под контроль России.

В силу этого позиция ведущих держав G7 в отношении газового российско-украинского примерно такова:

А) цена газового контракта (газовых контрактов) между Россией и Украиной – коммерческий вопрос двух стран, и прямое вмешательство в этот вопрос третьих стран нецелесообразно;

Б) Россия не может сокращать поставки газа через Украину, не имеет права выдвигать передачу ей газотранспортной системы Украины в качестве неотъемлемого условия дальнейших поставок по разумным ценам и должна искать с Украиной взаимоприемлемый компромисс.

Следует учитывать также, что, несмотря на периодически проскальзывающую (в основном, в ходе поездок в унылую глубинку) антизападную риторику российского президента, Владимир Путин полностью экономически и психологически зависим от США и Евросоюза.

Без влиятельных западных партнеров проект "евразийской Нигерии" нереализуем, а долгосрочные гарантии личной и экономической безопасности для "команды Путина" – недостижимы. Поэтому Кремль не может стратегически противостоять давлению со стороны Вашингтона и Брюсселя.

Это значит, что Украина может пользоваться определенной поддержкой и посредническими услугами Евросоюза и США на переговорах с Россией по урегулированию газовой проблемы.

Украинский сценарий разрешения кризиса.

А) В первую очередь, надо сформулировать ожидаемый (приемлемый для Украины) результат переговоров. По нашему мнению он выглядит так: поэтапный переход в течение 2006 года к расчетам за потребляемый Украиной российский газ по цене $145 за 1 тыс. кубометров (в январе 2006 - $65 за 1 тыс. кубометров) и отказ от претензий России на контроль над газотранспортной системой Украины. Такие условия надо внутренне принять как разумный ориентир.

Б) Необходимо публично раскрыть российский сценарий и вывести из игры ненужных политических посредников, стремящихся конвертировать снижение цены российского газа с $230 до $145 в свой собственный политический результат на выборах-2006.

В) Необходимо в полной мере задействовать лоббистский и посреднический ресурс США и Евросоюза.

Г) Необходимо как можно быстрее начать реальные правовые действия в Стокгольмском арбитраже, так как "Газпром" на самом деле не готов к юридической войне. Отказ от иска может быть своевременно использован "Нефтегазом Украины" как важная уступка России, в обмен на которую можно и должно требовать встречных дружественных шагов.

Д) Необходимо задействовать ресурс опытных коммерческих посредников, которым удавалось в ряде случаев решать вопросы за счет России в пользу Украины. В частности, компании "РосУкрЭнерго". Нет сомнений, что устранение этой компании из схемы газовой торговли – лишь вопрос времени. Однако важно помнить, что все стратегические договоренности "Газпрома" в той или степени строятся на коррупции и личной заинтересованности его высших должностных лиц.

Д) Можно предложить России – в связи с изменением самой базовой логики российско-украинских отношений – увязать согласие Украины на стремительное (до $145 уже в текущем году и, возможно, до $150 в последующие годы) увеличение цены на газ с несколькими дополнительными политическими соглашениями, акцентирующими прекращения существования СНГ как формата организации постсоветского пространства, например:

- соглашения о досрочном (до 1 января 2012 г.) выводе ЧФ РФ из Севастополя;

- протокола, согласно которому Россия принципиально не возражает против вступления Украины в НАТО в обозримом (2008-2010 гг.) будущем.

В случае, если цена на российский газ в 2006 году составит $145, а с 1 января 2007 - $150 за 1 тыс. кубометров, "Газпром" за 6 лет (2006-2011) дополнительно заработает более $10 млрд. Этих средств достаточно для создания военно-морской базы ЧФ РФ в Новороссийске.

Украина может даже предложить всю разницу между новой и старой ценами на газ направлять непосредственно со счетов "Нефтегаза Украины" в специальный фонд "Новороссийск-2012", который будет финансировать строительство новой базы Черноморского флота России. Фактически, в этой ситуации Украина предлагает себя в качестве инвестора (спонсора) перебазирования флота. Мы, конечно, знаем, что ни флот, ни база команде Путина по сути дела не нужны, но официально признаться в этом Кремль сегодня никак не сможет.

Разумеется, данные приведены без учета вероятного сокращения спроса Украины на российский газ в ближайшие годы, обусловленного вероятным внедрением энергосберегающих технологий на предприятиях – крупнейших потребителях газа.

В ходе дискуссии можно снять эти условия – в обмен на согласие России на поэтапный переход в течение 2006 года к окончательной цене ($145) и отказ от притязаний на украинскую газотранспортную систему.

Е) Украина может выдвинуть альтернативную концепцию Консорциума по управлению газотранспортными системой страны (Южноевропейской газотранспортной корпорации – ЮГК). Основные положения этой концепции примерно таковы:

- учредителями ЮГК должны стать: Украина в лице компании "Нефтегаз Украины", основные актуальные и потенциальные поставщики газа в Украину (Россия, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан) и крупнейшие потребители (США, страны ЕС);

- ЮГК может стать арендатором (но не собственником) газотранспортной системы Украины при условии, что это же Корпорации будут переданы в собственность новые газотранспортные мощности, причем не только и не столько на территории Украины.

Такая концепция не слишком интересует "Газпром", поэтому Россия не сможет эффективно участвовать даже в ее обсуждении, не говоря уже о воплощении.

Следует исходить из того, что при посредническом участии ЕС и США договоренность по всем основным параметрам поставок российского газа в Украину (через территорию Украины) так или иначе будет достигнута не позднее 31 января 2006 года.

Основные уроки кризиса.

- Постсоветского пространства как геополитической реальности больше нет; на месте бывшего СССР (СНГ) отныне существует полицентрический мир, в котором Украина объективно стала (независимо от того, стремились ли к этому ее элиты) одним из центров кристаллизации, точек сборки

- Украинская государственность вошла в новый этап своего развития; юность позади, начинается зрелость; новый этап потребует от элит качественно более высокого уровня ответственности, стратегической дальновидности и способности сформулировать долгосрочную доктрину развития страны; старая идеология, предполагавшая кристаллизацию украинского государства посредством "отталкивания" от Российской империи, необратимо уходят в прошлое вместе с российским имперским проектом

- Элитам придется взять на себя полную ответственность за реализацию в ближайшие 5-7 лет некоторых системообразующих политических, экономических, социальных программ – от легитимации приватизации до промышленной модернизации с целью качественного снижения энергоемкости производств; воплощение этих программ потребует от политических элит и крупного капитала поставить общенациональные интересы над частными.

← Назад в рубрику