Цензор.НЕТ

31.12.05 22:26

НАТАЛЬЯ ДМИТРУК - ПРОВОДНИК В СТРАНЕ ГЛУХИХ, "БУНТАРЬ ГОДА" ЖУРНАЛА "ТАЙМ"

Она появилась, как чертик из табакерки, и украла все мои почести. Дело было в Гамбурге, на церемонии вручения премии Хенри Наннена. Ведущая на сцене говорила о том, как легко работать журналистам в демократических странах и как трудно — в тоталитарных. «А


Зал взорвался аплодисментами. На сцену вышла блондинка в красном костюме, а на экране появились кадры из выпуска новостей украинского телевидения с объявлением о безоговорочной победе Виктора Януковича на президентских выборах. В углу экрана сурдопереводчица — та самая блондинка — что-то говорила на языке жестов. Наконец ее пальцы взлетели в известном всем победном жесте. V — victory, победа. Зал, гремя аплодисментами, встал. Блондинка смущенно стояла на сцене. Она не ожидала оваций. И до сих пор, уже целый год, удивляется: «Ну что я такого сделала?». Хотя это она, Наталья Дмитрук, объявила оранжевую революцию.
25 ноября прошлого года, на следующий день после второго тура президентских выборов в Украине, в утреннем (11-часовом) выпуске новостей, шедших с сурдопереводом, ведущая объявляла победу Януковича. Сначала никто, кроме глухих зрителей, не понял, что произошло, потому что их язык знают немногие. Но именно они первыми в Украине узнали правду. Сурдопереводчица Наталья Дмитрук на языке жестов сказала: «Не верьте Центризбиркому, это ложь. Наш президент — Ющенко. Не знаю, увидимся ли мы еще…». Так Дмитрук стала первым глашатаем оранжевой революции.
Ее жизнь до 25 ноября — это помощь неслышащим. В том мире, где говорят руками, слово «глухой» — обычное, нейтральное. Но оно звучит как приговор. И потому они предпочитают слово-отрицание «неслышащий». «Я вас не слышу!» — кричим мы в телефонную трубку, когда связь плохая. Вот и они — просто не слышат. По той же причине — плохая связь с нашим уродливым миром. Но когда с ними говорит Наталья Дмитрук, слышат все. Это ее круг, ее жизнь, ее родной, а не выученный, язык. Родители Натальи — глухие. Муж Николай — слабослышащий. Своих детей Наталья с младенчества учила языку жестов, чтобы они могли общаться с бабушкой и дедушкой. И благодаря шестилетней Кате ее бабушка смогла посмотреть «Рабыню Изауру» — первый сериал, доступный телезрителям Советского Союза…
А сама Наталья профессионально занимается сурдопереводом с 1974 года. После школы она не поступила в институт — полбалла не хватило. Нужно было устраиваться на работу. Ей предложили поработать сурдопереводчицей. Наталья согласилась — думала, год до следующего поступления поработает, — но профессия «зацепила». Уже потом, много позже, она все-таки окончила институт по специальности «технология швейного производства», но свою профессию уже не смогла оставить. Она проходила курсы повышения квалификации при украинском Обществе глухих, преподавала в специализированных учебных заведениях для неслышащих. На Первый канал украинского телевидения пришла в 2002 году. Обычная, в общем, жизнь — до 25 ноября 2004 года.
Человеческая жизнь часто раскалывается надвое в какой-то неожиданный день — счастливый или трагический. И человек становится другим, совсем не таким, как вчера. В жизни Натальи Дмитрук после 25 ноября изменилось главное — она сама. Сурдопереводчики работают «на автомате», и на то, чтобы принять решение сказать своей аудитории в прямом эфире нечто совершенно противоположное звучащему тексту, у нее были даже не секунды — доли секунд (кажется, доли секунд называются терциями). Я долго пыталась понять, почему она на это решилась. Я ждала ее слов о гражданском долге или чего-то подобного, высокопарного. Но Дмитрук объяснила все очень просто: «Понимаешь, я вдруг подумала: вот вы все посмотрите CNN или BBC и узнаете правду. Но на CNN нет сурдоперевода! Как глухие узнают правду? Как мои родители ее узнают?! Я говорила для них, не для себя».
Впрочем, уже к вечеру того же дня о Наталье Дмитрук говорила вся Украина. Каждый вечер она приходила на Майдан, и ее узнавали. Когда закончилась революция, президент Виктор Ющенко попросил Наталью переводить для глухих его инаугурацию. Она сделала это с удовольствием. Ее личная победа в той революции — то, что о существовании в стране 100 тысяч глухих вспомнили и заговорили. И поняли наконец, что профессия сурдопереводчика очень важна для этих 100 тысяч. Хотя сначала коллеги-телевизионщики, упрекавшие ее в нарушении профессиональной этики, бросали: «100 тысяч глухих не могут диктовать 48 миллионам!..». А они ничего и не диктовали. Просто Дмитрук помогла им почувствовать себя равными со всеми остальными. При встречах они говорили Наталье: «Мы впервые почувствовали себя обычными гражданами, а не обитателями гетто!». Один человек не в состоянии помочь шести миллиардам живущих на планете. Иногда он не в состоянии помочь даже другому человеку. Помочь ста тысячам — это уже не просто поступок. Это подвиг.
То, что сделала Наталья Дмитрук, оценил весь мир. В этом году журналом Time она была признана героем Европы в номинации «Бунтарь». В Лондоне, где проходила церемония, ее награждали первой. И снова на экране шел тот выпуск новостей, и снова взлетали ее пальцы в жесте «победа», и снова взрывался аплодисментами зал. А Дмитрук никак не могла понять: что она такого сделала? Потом, на банкете, я шепнула ей: «Смотри, вон тот седой человек с бородой — это Джеф Портер, машинист лондонского метро, который во время теракта кучу людей спас». Наташа взвизгнула: «Уй-й! Вот это ж настоящий герой! Что я здесь, среди таких людей, делаю?!». Позже, когда Джеф жал ей руку, Наташа краснела, как будто он ее с кем-то перепутал…
Радость победы обычно проходит быстро — уж слишком много горечи в жизни. Чем ослепительнее победа, тем горше потом отчаяние. Но только не у Дмитрук. Летом она потеряла работу. Один из обычных постреволюционных парадоксов: на Первый канал пришло новое руководство в лице одного из медиагероев оранжевой революции Андрея Шевченко. Он пришел на УТ-1 с того самого Пятого канала, который в ноябре прошлого года говорил правду. «Мы с ним на Майдане вместе снег топтали», — говорила Наташа. Первым делом Шевченко отменил сурдоперевод в новостях и отправил Дмитрук и ее коллег в бессрочный отпуск, посоветовав искать работу. Сурдоперевод, сказал он, снижает рейтинг канала: активно жестикулирующий человек в углу экрана является фактором не только отвлекающим, но и раздражающим. Нечто подобное ей уже говорили совсем другие люди и в другое время — насчет ста тысяч, которые не могут диктовать миллионам. Но после революции и собственного поступка Дмитрук была уже не та, что раньше. Она ушла, но не сдалась. В августе Виктор Ющенко пригласил безработную Дмитрук на прием. Во время торжества к ней подошла первая леди, Катерина Ющенко, и спросила: «Наталья, что мы для вас можем сделать?». Дмитрук ответила: «Верните сурдоперевод на телевидение».
Вскоре ей позвонили с бывшей работы и предложили возвращаться скорее: без вас, говорили ей, совершенно невозможно, мы возвращаем сурдоперевод, вы нам нужны. Наталья не вернулась. Потому что она добивалась не рабочего места для себя, а возможности получения информации для ста тысяч глухих. И добилась. А потом — еще большего. Наталью пригласили на самый популярный в Украине телеканал «1+1», где только начинали создавать службу сурдоперевода. Дмитрук согласилась. Сейчас она счастлива на новой работе: «Мне не стыдно за те новости, которые я перевожу…».
Она не скрывает, что, коль имя стало известным, это нужно использовать. Она хочет открыть школу сурдоперевода — профессионалов не хватает. Сурдопереводчики, по ее мнению, должны работать и в больницах, и в аэропортах, и на вокзалах — чтобы глухие могли в любом месте объясниться и получить нужную информацию. А еще она придумала специальные курсы для родителей, у которых неслышащие или слабослышащие дети: «Родителей нужно обучить языку жестов, чтобы их дети не страдали, чтобы не было барьера в общении». И, конечно, думает о просветительской телепрограмме с сурдопереводом: «Глухие должны не только получать текущую информацию, но и познавать мир». Я не сомневаюсь: Наталья Дмитрук все свои проекты осуществит. Первый и самый главный шаг к этому она уже сделала — год назад, 25 ноября.
В этом году она не пришла на Майдан отмечать годовщину революции — герои тоже иногда болеют гриппом. «Но я все смотрела по телевизору! — сказала она по телефону. — Виктор Андреевич говорил о заслугах прессы — и меня упомянул. Я чуть со стула не упала! Мне, конечно, очень жаль, что раскололась команда. От этого страшная горечь. Ну и ладно, все нормально. Ведь год — это не показатель. А что ты думала, после революции — и сразу все замечательно? Но мы ж не в дурдоме живем! Главное — что люди, пройдя через Майдан, стали другими, свободными. С такими людьми уже можно что-то творить».
— Когда у вас в Беларуси ближайший митинг оппозиции? — спросила на прощание Наташа. — Не забудь пригласить, я приеду.
— Конечно! — обрадовалась я. — Это будет так символично — герой украинской революции приезжает поддержать белорусскую революцию! Какая классная идея!
— Да нет, ты не поняла, — сказала она. — Я буду переводить для ваших глухих. Иначе как они узнают, о чем вы там с трибуны говорите?..

Ирина ХАЛИП, наш соб. корр., Минск
← Назад в рубрику