Цензор.НЕТ

10.08.13 19:50

Россия — самая опасная страна мира

Россия сейчас — самое опасное государство мира. Это единственная страна, в которой фактически правят спецслужбы. Когда Владимир Путин победил на президентских выборах, он собрал на Лубянке сотрудников ФСБ и сказал: «Товарищи офицеры, задача выполнена, мы вернулись к власти». Непосредственная угроза для небольших соседей России состоит именно в том, что огромное государство оказалось в руках такой политической элиты, которая вышла из КГБ и ГРУ, привыкла к обману, манипуляциям и даже к устранению своих противников.

Россия — самая опасная страна мира

Интервью с профессором Ягеллонского университета, историком исоветологом Анджеем Новаком.

- Польша с точки зрения Москвы - это сейчас испытательныйполигон российской дипломатии или препятствие для реализациипутинской политики?

Анджей Новак (Andrzej Nowak): Польша из-за своегогеографического положения представляет естественное препятствие дляимперских планов Москвы, а раньше, в течение двух веков,Петербурга. Это вытекает из геополитики. Польша находится на путииз России в Германию, между двумя самыми сильными этнополитическимиили этноимперскими образованиями Европы. В этом состоит основнаяпроблема Польши и ее отношений с восточной соседкой.

Встает вопрос: может ли Варшава быть для Москвы если не равнымпартнером (поскольку неравенство сил очевидно), то хотя бынезависимым субъектом, а не объектом политики. И здесь Российскаяимперия дает, к сожалению, недвусмысленный ответ: Польша перестанетвосприниматься как препятствие, если превратится - вы назвали этоиспытательным полигоном, а я скажу проще - в поле доминированияРоссии. Проводить ли России на нем какие-то испытания или нет, этоуже второстепенно и зависит от потребностей империи. Царствопольское было таким полигоном для Александра I, а Польская НароднаяРеспублика - в определенном смысле, особенно в период перестройки,для генсека ЦК КПСС.

- Не первую сотню лет перед нами встает одна и та же дилемма:купить спокойствие, оказавшись в сфере чужого влияния, илиотказаться от мира.

- Многие в середине XIX века радовались отмене таможенной границымежду Царством Польским и Россией - последнего барьера, которыйотделял Варшаву от империи. Они считали это успехом, надеясь наулучшение торговли. Однако они забывали, что этот бизнес был быподчинен имперской логике, а не локальным (даже уже не польским)интересам. Сейчас образ мыслей Москвы лучше всего демонстрируетцена, которую мы платим за газ. Это самая высокая ставка в Европе.Нам не предоставляют выгодных условий, так что, видимо Кремльсчитает нас препятствием.


- Цена газа снизилась в тех странах, которые обеспечили себедиверсификацию поставок. Мы этого не сделали, поэтому россиянемогут навязывать нам свои ставки. Так сделала бы в подобныхусловиях любая страна.

- Да, но Россия открыто использует экономические инструменты нетолько для извлечения прибыли, но и в политических целях. ДоктринаФалина-Квицинского (Юлий Квицинский - замминистра иностранных делСССР, Валентин Фалин - последний посол СССР в ФРГ),сформулированная под конец существования Советского Союза,предполагала, что на смену военному контролю над Восточной иЦентральной Европой придет монопольный контроль над поставкаминефти и газа. Москва придерживается этой концепции. Кандидат«газовых наук» Владимир Путин посвятил свою диссертациюпрактическому применению данной доктрины. Иногда страны,считающиеся пассивными объектами российской политики, получаютнаграду в виде низких ставок. К сожалению, наши ценысвидетельствуют о том, что польская правящая команда не сумелапротивостоять российской политике, а за последние 20 лет мысовершили множество ошибок, укрепивших зависимость от поставок изРоссии. И если мы будет соответствовать ожиданиям Москвы на 70, 80или даже 90%, она все равно сможет использовать этот инструмент. Ис 1992 она так делает

- Вы сказали, что мы на 90% соответствуем ожиданиям Москвы. Этоозначает полную финляндизацию?

- Невозможно точно выразить зависимость в процентах. Но мы видим,как нынешнее правительство все больше зависит от политики России,насколько оно стало беспомощным. Явственный признак - это как разцена на газ: премьер Дональд Туск (Donald Tusk) и глава МИДРадослав Сикорский (Radosław Sikorski) неспособны защитить интересыпольского потребителя.

Наряду с очевидным бессилием в плане защиты материальных интересов,есть еще и другой аспект, который часто недооценивается: защитагосударственного достоинства. Если мы позволяем это достоинствопопирать, да еще делать это таким беспрецедентным образом, как этопроисходит при правлении «Гражданской платформы» (PO), нашазависимость усиливается. Мы катимся под откос.

- Польша теряет достоинство?

- Напомню, до чего дошло нынешнее правительство. Например, кприезду Владимира Путина в Гданьск 1 сентября 2009 года в GazetaWyborcza появилась приветственная статья Радослава Сикорского, гдепрозвучали слова, которые должны остаться в нашей памяти, как знаквечного позора написавшего их человека, слова о том, что в Россииеще никогда не было такого либерального и демократического режима,как при нынешнем руководстве страны... А ведь это был момент, когдаСергей Магнитский умирал в тюрьме, момент, когда в Архангельскеарестовали профессора истории, за то что он обнародовал именапалачей ГУЛАга (об этом писала та же самая Wyborcza, но уже мелкимшрифтом и не на первой полосе, где были дифирамбы в адреслиберального Путина). Это был, наконец, момент, когда в Белоруссии,за нашей границей, проходили масштабные военные учения «Запад», гдена глазах польских наблюдателей отрабатывался сценарий ядернойатаки на... Варшаву, а также высадка десанта кнефтеперерабатывающим предприятиям на побережье. Получивший позжеизвестность «эксперт» по авиации господин Хипкий (Tomasz Hypki)объяснял прессе, что не происходит ничего страшного, обычноедело...

- Тогда тоже шли переговоры по газовому контракту.

- Именно такой подход «наплюй в глаза - все божья роса» выливаетсяв пренебрежение интересами граждан. Напомню: контракт, которыйзаключила команда Туска был настолько долгосрочным и так сильносвязало нас с российским газом, что решил вмешаться даже Брюссель.Контракт противоречил антимонопольным европейским законам.

- По неофициальной информации, за помощью в Брюссель обратилисьпольские переговорщики, которые понимали последствия подобногодоговора, но не могли остановить вице-премьера Вальдемара Павляка(Waldemar Pawlak).

- Это абсурдная ситуация: европейский комиссар спасает польскихпотребителей от договора, который заключило польское правительство,и в котором закреплены высокие ставки и долговременная зависимостьот внешнего поставщика. Это показывает, что достоинство - отнюдь неабстрактное понятие.

- Слова министра Сикорского, а после - отсутствие реакции напредставленную Владимиром Путиным в Гданьске версию истории,проистекали из наивности или непонимания нюансов российско-польскихотношений?

- Какие нюансы, когда кто-то лжет. Напомню: Путин сказал тогда, чтоВерсальский договор унизил Германию, поэтому она стремиласьизменить ситуацию, в чем ей помог Советский Союз. На этовысказывание обратила внимание вся зарубежная пресса, но непрокомментировало ни одно проправительственное польское издание. Ненужно было быть семи пядей во лбу, чтобы сказать, как мыпредставляем себе источник Второй мировой войны, основывая своевидение не только на опыте Польши, но и других стран, павшихжертвой пакта Молотова-Риббентропа. Нам выгодно говорить об этом, ане вторить людям, которые распространяют версию, оправдывающуюагрессию 17 сентября 1939 года.

Правительство Туска увязло во внутренних играх, которые безжалостноиспользовал и подпитывал Путин. Приоритетной задачей правительствас самого начала была борьба с партией «Право и Справедливость»(PiS), которая до этого демонстрировала реалистичную и твердуюпозицию в отношении России. Туск и Сикорский были готовы любойценой показать, что их предшественники заблуждались. И поэтомупервым гостем, с которым Дональд Туск встретился в качествепремьер-министра, был посол РФ. А открывавший новую восточнуюполитику визит, был направлен не как при всех предыдущих премьерахв Киев, а в Москву.

- Он должен был послужить «перезагрузке» отношений.

- Мы совершенно сознательно сдали Киев Путину. Напомню: глава МИДСикорский, который занимался подготовкой встречи Туска с Путиным,был вызван в Москву ровно в тот момент, когда Россия приставилагазовый пистолет к виску Юлии Тимошенко. На следующий день былзапланирован визит украинского премьера в Кремль, где Тимошенконадеялась склонить россиян смягчить позицию относительноприостановки поставок газа (а тогда был январь, и газ был жизненнонеобходим). Сигнал был ясным: Польша в критической для Украиныситуации выбрала Москву, и не только дистанцировалась от Киева, нои отмежевалась от всей своей прежней восточной политики. Это ещеможно назвать политическим решением. Ошибочным, но все же решением.Но то, что произошло позже, было унижением.

Дата визита Туска была назначена на последние дни российскойпрезидентской кампании. Это противоречило правилу, принятому вцивилизованных странах, которое гласит, что в государства, где идетпоследняя фаза избирательной кампании, визитов не наносят. Тускмыслил иначе: какие правила, мы покажем, что я могу сделать то,чего не мог Качиньский (Jarosław Kaczyński) - встречусь с Путиным.Это была логика имперского вассала.

- Как в XVIII веке?

- Такая аналогия напрашивается. Москва использовала и продолжаетиспользовать борьбу между польскими партиями. Именно поэтомупроизошла неслыханная вещь: разделение визитов премьера ипрезидента в 70-ую годовщину Катынской трагедии. Я никогда незабуду своего разговора с Лехом Качиньским летом 2009 года.Президент говорил, что Туск не позволит диктовать себе очередностьвыступлений или выбор участников мероприятий на Вестерплатте. Тамтогда присутствовали и премьер, и президент. Лех Качиньский непредставлял себе, что Туск решится разделить визиты в Катынь. Нопремьер-министр использовал мероприятия, приуроченные к трагическойгодовщине, для межпартийной борьбы. Он осознанно сделал президентагостем второй категории. Это была калька ситуаций XVIII века, когдапослы императрицы разыгрывали успешные игры между магнатами икоролем. Последствия оказались плачевными.

- В результате этой игры польское руководство не смоглопотребовать честного расследования смоленской катастрофы.

- Это следующий элемент унижения Польши. Наше руководство отдалоследствие в руки людей, которым никто в мире, подчеркну - никто, неверит. Генеральный прокурор Юрий Чайка, который осуществляетконтроль за этим расследованием, был одним из основных фигурантовсписка Магнитского, то есть российских чиновников, которым запрещенвъезд в США из-за причастности к этому политическому убийству.Чайка курировал наиболее политические и постыдные российские дела:дело Ходорковского, расследование убийств Литвиненко и АнныПолитковской. И такого человека наше руководство одариваетдоверием, отдавая ему важнейшее для поляков расследование! Это былважный урок для нашего региона и всей Европы.

Россия показала, что может себе позволить подобные действия. Я незнаю, что думают о причинах катастрофы в Берлине, Париже илиЛондоне, но они наверняка знают, что передавая следствие такимлюдям, как Чайка или Анодина, мы демонстрируем свой смертельныйстрах перед Путиным. Это с ужасом заметили в Киеве, Тбилиси иВильнюсе. Представители политических элит этих стран говорятоткрыто: если Польша - самая сильная страна региона - ведет себятаким образом, то нам, видимо, уже скоро придется капитулироватьперед Москвой.

- Впрочем, россияне сделали все, чтобы события 10 апреля не былипохожи на обычную катастрофу.

- Они подчеркивали при помощи различных «вбросов», что это не былапростая катастрофа, которую Россия расследует в соответствии сцивилизованными стандартами. Мытье обломков самолета в первуюгодовщину крушения - это лишь небольшая деталь. Обратите внимание,что произошло с телами жертв. Какой-то российский сотрудник(неизвестно, кто именно) размозжил голову Анне Валентинович (AnnaWalentynowicz): после катастрофы с черепом все было в порядке, апотом кто-то его раздавил и заполнил тряпками. Символ«Солидарности», который знали во всем мире, в том числе в России,был невероятным образом осквернен и положен в гроб с чужойфамилией. То же самое произошло с последним президентом РечиПосполитой в изгнании. У жертв катастрофы пропали ценные вещи,польская сторона много месяцев не могла вернуть себе спутниковыетелефоны президента Качиньского, были отозваны показания российскихдиспетчеров, продемонстрировано, как россияне уничтожают обломкисамолета. Сотрудники Путина хотели доказать, что они могут делатьвсе, что им вздумается, а команда Дональда Туска не станетпротестовать или оказывать противодействие.

- Осквернение останков - это намеренное действие или простоотсутствие уважения?

- Нормальные россияне, хороня усопших, не разбивают им черепа и ненабивают их тряпками. Так делают только те, кто хочет унизить,попрать честь жертв. Россияне умеют проявлять сочувствие: их жестысоболезнования и солидарности, которые мы увидели после 10 апреля,были искренними. На этой основе невозможно строить политическихотношений, но следует признать, что так было. Осквернение останков- это намеренные действия российских служб, и польское руководстводолжно требовать выяснений обстоятельств данного инцидента. Тотфакт, что оно этого не сделало, означает согласие на унижениепольского государства и доказывает эффективность путинскойполитики. И здесь мы возвращаемся к вашему первому вопросу. Именнов этом смысле мы стали для России испытательным полигоном: напримере Польше она показала, как далеко можно зайти в политикеунижения и лжи, которая не встречает протестов соседа, входящего вЕС и НАТО. Это видят Берлин, Вашингтон, Брюссель, Прага, Киев,Вильнюс. И для них всех - это важный сигнал.

- Польше будет сложно найти союзников по противостояниюКремлю.

- В каждой европейской стране есть люди, которые видят во все болеежесткой политике Путина угрозу. Некоторые понесли от бизнеса сРоссией убытки, как, например, трижды обманутый BP. Мы можемобратиться к имеющим в разных европейских странах определенный вескругам, которые отчетливо видят, как в России нарушаются правачеловека, попирается свобода СМИ - те права, на которых базируетсяЕС. Последнее явление после вторжения ФСБ в немецкие фонды в Москвеи Петербурге заметило даже немецкое руководство.

Нам следует сотрудничать со странами, с которыми мы сможем укрепитьсвою безопасность, а не с теми, с которыми для ее обретенияпридется идти на унизительную зависимость. Нужно понять, что Россиясейчас - самое опасное государство мира. Это единственная страна, вкоторой фактически правят спецслужбы. Когда Владимир Путин победилна президентских выборах, он собрал на Лубянке сотрудников ФСБ исказал: «Товарищи офицеры, задача выполнена, мы вернулись квласти». Этот тост записан на видео, его можно и нужно посмотреть.Сейчас в ФСБ работает 300 тысяч человек. Непосредственная угрозадля небольших соседей России состоит именно в том, что огромноегосударство оказалось в руках такой политической элиты, котораявышла из КГБ и ГРУ, привыкла к обману, манипуляциям и даже кустранению своих противников. Поэтому Польша должна указатьевропейским партнерам на эту угрозу, объяснить им, что с Москвойможно и нужно вести дела, но только при условии, если она откажетсяот шантажа (в частности, энергетического) как метода веденияполитики. Нужно лишить ее самой возможности шантажировать нас,например, диверсифицируя источники энергоносителей или (допустим)выкопать канал, который откроет путь в порт Эльблонга. Следуетотобрать у путинской Москвы эти инструменты, и тогда мы будем вбольшей безопасности.

"DoRzeczy", Польша, inosmi.ru

← Назад в рубрику