Цензор.НЕТ

04.09.14 11:28

АЛЕКСАНДР ТУРЧИНОВ О ГОСУДАРСТВЕ, ВЫСТОЯВШЕМ НЕСМОТРЯ НА ПРЕВОСХОДЯЩИЕ СИЛЫ ПРОТИВНИКА

Жертвовать жизнью всегда тяжело и страшно, а очень часто и мучительно больно - как сейчас, так и сто, тысячу и две тысячи лет назад. Главный вопрос - ради чего? Для граждан республики ответ был очевиден. Чтобы жить в гармонии со своей совестью и душой. Чтобы твоя жизнь и жизнь твоих детей не зависела от подлости и злости, от чужих проблем и чужих обстоятельств. Чтобы ты сам был хозяином своей судьбы, а не вожди, государи, бандиты или другие страны и их лидеры.

ОТ АВТОРА: Вчера самой старой республике в мире, Сан-Марино, исполнилось 1713 лет. Как им это удалось, не смотря на окружение значительно превосходящих их силы противников? Меня это интересовало давно и в своей повести «Libertas», написанной после смерти Георгия Гонгадзе, я, кажется, нашел ответ. Прочитайте, эта книга актуальна и сегодня.

АРБАЛЕТЧИК

Лавина смертоносных стрел закрывала солнце. Казалось, не осталось и дюйма свободного пространства, куда бы не впивалось жало смерти. Барабанный бой, крики и проклятья атакующих, стоны раненых, вопли женщин, склоняющихся над окровавленными телами, скрежет и лязг - все слилось в невыносимый гул и дикую головную боль. Большой, не по размеру, синий плащ стрелка арбалетного корпуса прилип к вспотевшему и дрожащему телу. Ему еще не исполнилось семнадцати, и в корпус его взяли только из уважения к его отцу - капитану нижней крепости Честа, геройски погибшему во время последнего штурма полгода назад. Он прижался спиной к холодным камням крепостной стены, закрыл глаза и с силой зажал уши ладонями. Но гул, вызывавший жуткую головную боль, не ослабевал. Ледяные оковы ужаса сжимали сердце, не давали нормально дышать, парализовали волю и разум. Страх и отчаяние полностью овладели его телом и душою.

Лишь одна мысль пульсировала в разрывавшейся от боли голове: "Пусть это закончится как можно быстрее! Как-нибудь, но закончится!"

- Ты что, ранен? - крикнул, перезаряжая свой арбалет, седовласый воин, выдернув стрелу, застрявшую в капюшоне его плаща, возле самого горла.

- Нет-нет! Пока цел, - выдавил он из себя.

- Тогда не позорь отца и нас! - сказал стрелок, вновь заняв боевую позицию.

Стало еще страшнее. Но жгучий стыд позора перед стариком, перед своими близкими и земляками, а главное перед отцом, который в этот момент взирал на него с небес, пересилил его животный страх за свою жизнь.

Арбалет еще никогда не казался ему таким тяжелым, но когда он прижал его к плечу, мерзкая дрожь сразу прекратилась. Он заставил себя подняться над крепостной стеной. Пот заливал глаза и не давал прицелиться.

Отерев рукавом лицо, он ужаснулся от увиденного. Все стрелы и дротики летели прямо в него. Все вражеские стрелки целились только в него, а по приставленной в метре от его проема лестнице с чудовищной быстротой поднимался здоровенный детина, сжимая зубами огромный тесак. Для страха и раздумий времени больше не было, и он выстрелил.

Вместе с падающим вниз верзилой, исчезало рабство страха. Он снова стал свободным.

- Молодец, сынок! - похвалил его отец устами седого арбалетчика.

ФАБРИКАНТ

Однажды, восхищаясь высокой интенсивностью труда и профессионализмом работников одной из итальянских фабрик, я поинтересовался у ее хозяина, как много получают его наемные работники, а главное, какие научные подходы использует он в нормировании и оплате их труда?


- Мы платим им столько, сколько они могут заставить нас платить, - проворчал он, раскуривая сигарету. - Да, работают они хорошо, и к дисциплине претензий нет. Но это до тех пор, пока им не начинает казаться, что они получают меньше, чем нужно. А такие мысли их посещают практически ежегодно. Тогда держись! Ты не видел наших демонстраций и забастовок. Все парализуется! Полиция не вмешивается, власти прячутся, что тогда о нас говорить? У них у всех становятся безумными глаза, они ничего не хотят понимать. Никакого уважения. Один сплошной стресс. Подписал протокол с профсоюзами - копи ресурсы к следующей забастовке. Ты знаешь, у меня ощущение, что не они на меня, а я на них работаю. Так что, уважаемый профессор, - он дружески похлопал меня по плечу, - научным подходом к оплате труда здесь и не пахнет, сплошной рэкет и вымогательство. Они никогда не успокоятся, даже если будут иметь доходы, как у санмаринцев.

- А у санмаринцев большие доходы? - поинтересовался я.

- Самые высокие в Европе. Да это и не удивительно. Сан-Марино - одно из самих маленьких и богатых государств, площадью чуть больше 60 квадратных километров с населением 23 тысячи человек. И на каждого жителя приходится ежегодно до тысячи туристов. Сидят там у себя на горе, не знают, что с деньгами делать.

- Курортное место, хорошие пляжи?

- Да нет там ни пляжей, ни моря, хотя свой флот, в том числе и военный, имеют. Расположено это государство в центральной части Италии. Съезди обязательно, там есть на что посмотреть.


САН-МАРИНО

IV век после Рождества Христова. Каменотес-христианин по имени Марино приезжает на строительство порта в Римини.


Работать пришлось недолго. Он был вынужден бежать от преследований, которые обрушились на христиан по приказу римского императора-язычника Диоклетиана. Будущий святой скрылся на возвышающейся в двадцати километрах от Римини горе Титано (750 метров над уровнем моря).

Очень быстро разошлась молва о христианине-подвижнике, к нему потянулись спасавшиеся от преследований верующие. Так на горе Титано образовалась христианская община, где все вопросы решали с миром и любовью, где колени преклоняли только перед Богом. Маленький островок в Римской империи, где все жили счастливо, не обманывая и не обворовывая друг друга.

Об этом поселении узнает тайная христианка, римская патрицианка донна Феличиссима. Чтобы защитить своих единоверцев от римской администрации, она покупает гору Титано и передает ее в дар Марино. По преданию, когда уже глубоким старцем святой Марино умирал и вокруг него собралась вся община, он завещал им никому не покоряться - никакой власти, кроме власти Бога.

- Свободными вас оставляю от других людей, - это были последние слова святого.

Санмаринцы оказались достойными своего патриарха. Начертав на своем гербе и флаге « Libertas » (лат. свобода), они сохранили и пронесли ее через века. Маленькое, но ни от кого не зависимое государство, расположенное на горе Титано, превратилось в неприступную крепость. Граждане республики-общины Сан-Марино стали единым боевым организмом, готовым каждое мгновение отразить атаку любого агрессора. Каждый гражданин общины состоял в отряде самообороны (милиции), имел при себе оружие и досконально знал свои воинские обязанности и как действовать в случае тревоги. Стрелки из арбалетного корпуса Сан-Марино считались лучшими в Европе. Но только тот, кто хорошо знает историю Италии, на территории которой находится республика, может по-настоящему понять и оценить подвиг санмаринцев.

СКАЛА

Под напором внешних врагов в V веке пала непобедимая Римская империя, но республика Сан-Марино выстояла. Полчища варваров, галлов, франков, норманнов, как волны, обходили скалу. Все попытки завоевать или уничтожить защитников крепостей, построенных на горе Титано, были тщетными.

В Средние века вся Европа, и особенно Италия, истекала кровью. Непрерывные междоусобные войны. Армии феодалов, разных королей и императоров захватывали и теряли земли. Но Сан-Марино оставалась свободной.

Когда значительная часть Италии оказалась под властью Папы Римского, Сан-Марино оставалась свободной. Все попытки папских армий захватить крошечную республику провалились. И тогда, чтобы сломить вольнолюбивый дух санмаринцев, в XIII веке Папа Иннокентий IV идет на крайнюю меру - отлучение от Католической Церкви всех граждан Сан-Марино. Не обращая внимания на анафему, санмаринцы продолжали защищать свою свободу и оставаться набожными христианами.

Папе пришлось не только смириться с независимостью республики, но даже заискивать перед ней. Так, в немилость к Папе попал граф Федерико из Монтельфельтро, союзник санмаринцев, который вынужден был скрываться у них в горной крепости. Римский Престол пообещал за выдачу мятежного графа прощение Церкви, право на свободную торговлю и освобождение от налогов на всей территории Италии, а также другие льготы и ценные подарки. Официальное предложение Папы рассмотрели на заседании Аренго (ассамблеи глав семейств - прообраза парламента) - высшего государственного органа республики. И санмаринцы единогласно отказались обменять честь на золото и спокойную жизнь.

Власть над значительной частью Италии австрийской короны не изменила статуса республики - Сан-Марино оставалась свободной.

Когда войска Наполеона, в конце XVIII века завоевав всю Италию, приблизились к границе крошечной республики, Бонапарт направил на гору Титано своих послов, чтобы они передали восхищение и уважение будущего императора смелостью, гордостью и свободолюбием этого маленького народа.

сан-марино
- Сан-Марино для всех просвещенных людей Европы - символ свободы, и этот символ надо сохранить, - заявил Наполеон, заверив республику в незыблемости ее границ.

Республика, оставаясь независимым государством, активно помогала борьбе за освобождение Италии. В Сан-Марино укрывался Гарибальди со своим отрядом и многие другие борцы за свободу. В черные дни итальянского фашизма и Второй мировой войны бредивший мировым господством Муссолини даже не пытался захватить Сан-Марино. Население здесь в это время возросло более чем вдесятеро (беглецы и оппоненты режима традиционно нашли убежище в древней христианской республике).

ФЕНОМЕН

В чем же секрет феномена свободы и независимости Сан-Марино и, как следствие, духовного и материального богатства граждан этой страны? Ведь с точки зрения здравого смысла двадцатитысячный народ не мог противостоять всему враждебному миру. Он не мог противостоять мощным европейским державам, безумным императорам, ненасытным папам и кардиналам, армиям, превосходящим в десятки раз его численностью и вооружением. Он не мог выдержать многолетних осад, блокад и изоляции, не имея даже выхода к морю. Но он не только выстоял, не только выдержал, он - победил. И причина этой невероятной победы не в мощи возведенных крепостей на скалистом утесе - падали и более неприступные крепости; не в меткости арбалетчиков, расстреливавших врагов на подступах к границам республики, - у нападавших были стрелки не хуже; и уж тем более не в геополитическом положении (значительно легче было сохраниться нейтральному карликовому государству, расположенному на стыке границ больших держав). Просто каждый санмаринец был готов сражаться и умереть за свою свободу.

И агрессоры поняли, что для победы над республикой надо сровнять с землей не только крепостные стены, здания и сооружения, но и саму гору. А также уничтожить всех до одного жителей, включая женщин, стариков и детей. При этом за жизнь каждого из них надо было отдать жизнь не менее десятка своих солдат. Понятно, что такая цена за безжизненные руины никого не вдохновляла.

Граждане маленькой, но гордой республики сделали свой выбор - жить и умереть свободными.

Жертвовать жизнью всегда тяжело и страшно, а очень часто и мучительно больно - как сейчас, так и сто, тысячу и две тысячи лет назад. Главный вопрос - ради чего?

Для граждан республики ответ был очевиден. Чтобы жить в гармонии со своей совестью и душой. Чтобы твоя жизнь и жизнь твоих детей не зависела от подлости и злости, от чужих проблем и чужих обстоятельств. Чтобы ты сам был хозяином своей судьбы, а не вожди, государи, бандиты или другие страны и их лидеры.

При этом трудно представить, чтобы гражданами, готовыми отдать за свободу свою жизнь, помыкали подлые, трусливые, бессердечные или корыстолюбивые правители. Позволит ли человек, готовый к жестокой борьбе за свою свободу, согражданам издеваться над собой в своей стране, в своей крепости? Ответ очевиден. И действительно, история не знает случаев, чтобы лидеры санмаринцев поступали подло, совершали предательства или пытались узурпировать власть. Чтобы даже не искушать своих сограждан возможностью узурпировать власть или злоупотреблять ею, во главе исполнительной власти республики ставили двух капитанов-регентов (эта традиция сохранилась и по сей день), наделенных одинаковыми полномочиями и правами. В мирное время приказ одного капитана является действительным, если с ним согласен второй, капитан, избирают капитанов-регентов на два года, так как большего срока не выдерживали их родственники, которые в это время не могли занимать никаких государственных постов и должностей, а также расширять свои ремесла или торговлю.

Бескорыстно и самоотверженно защищая свою свободу и свободу своего государства, граждане Сан-Марино могли строго потребовать и адекватного к себе отношения со стороны самого государства.

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Я отлично помню референдум в марте 1991 года о сохранении СССР. Подавляющее большинство наших граждан поддержало эту идею. Да и как было нам не поддержать единую семью братских народов, единое экономическое пространство, единую валюту, историю, армию, единую страну?! А в конце этого же года - новый референдум: уже о выходе из СССР и создании независимого государства. Ну как было нам не поддержать такую близкую и понятную сердцу каждого украинца идею "самостийности", независимую экономику, самую мощную, кстати, в Советском Союзе, собственную денежную единицу (ни копейки Москве), свою армию (хватит нашим детям "гибнуть в чужих войнах и горячих точках)?!

Неудавшийся путч окончательно развалил агонизирующую советскую систему, и на свет появилось новое, самостоятельное государство. Наша независимость была юной и симпатичной с сине-желтыми бантиками. Через несколько месяцев ее изнасиловали.

Большинство из нас получили свободу авансом, не на поле брани, и даже не в общественных противостояниях и митингах, а на мягких диванах у телевизоров. Цену сполна за нас в разное время заплатили другие. Случился исторический парадокс. Нация, которая не выиграла ни одной войны, получила огромное государство на самых лучших землях Европы. При этом все ее соседи имеют к ней территориальные претензии.

Можно привести множество исторических примеров, когда украинцы гибли за независимость и свободу. Это было и в средние века, и в XVII веке, и в XVIII, когда сотни тысяч казаков клали за неньку-Украину свои буйные головы. В начале XX века количество бескорыстных и бесстрашных бойцов, погибших за свободу, уменьшилось, хотя все еще было достаточно многочисленным. Еще меньше их стало в 1940-50-тые годы, уже не сотни тысяч, а сотни и тысячи. Диссидентов, погибших за свободу в 60-80-тых годах, можно назвать поименно, а готовых собой пожертвовать (если не умереть, то, во всяком случае, выдержать лагеря и тюрьмы) - не намного больше. Ну и, наконец, кульминация отечественной истории - государственная независимость - досталась нам вообще почти без жертв и страданий. Будем откровенны, ее нам подарили, вернее, мы ее подобрали. Она будто упала с неба, потому что у хозяев в Москве в то время были свои большие проблемы. Старые сидели в Лефортово, а новые еще не успели освоиться и переварить полученное наследство.


ДАРМОВАЯ СВОБОДА

История знает много примеров, когда после отмены крепостного права в 1861 году крестьяне целыми общинами ползали на коленях перед своими помещиками и просили "кормильцев-благодетелей" не отпускать их на волю. Для них дареная свобода была непонятной, ненужной и враждебной. И многие с согласия бывших хозяев продолжали и дальше жить в рамках сложившихся столетиями отношений раба и господина. Выходит, свобода и рабство - не столько юридические отношения, сколько форма мировоззрения и мировосприятия, фактически - форма состояния человеческой души.

Нашу ситуацию с полученной на дармовщинку свободой можно сравнить с человеком, нашедшим кошелек. Только счастливчик начал с любопытством разглядывать находку, полную новеньких хрустящих банкнот, как вдруг чья-то тяжелая рука опускается на его плечо и звучит твердый, с наглецой голос: "Давай сюда, это мое!" Его это или нет - поди разбери. А детина - здоровый, получить в зубы за чужое, дармовое, ой как неохота. Поэтому, глупо и заискивающе улыбаясь, отдаешь находку и идешь подобру-поздорову. А если этот мужик, ухмыляясь, сверкнет бандитской фиксой либо, что еще хуже, сунет тебе под нос милицейское удостоверение, то просто так отделаться не получится, придется еще и отдать все, что есть в карманах, чтобы не получить по полной программе за мнимое воровство.

Именно так и было с нашей свободой, упавшей к ногам во время хаоса и развала советской империи. Не успели мы ее подобрать и рассмотреть повнимательней, как алчные чиновники в форме и без таковой, аморальные нувориши и примкнувшие к ним обычные бандиты быстро объяснили нам, при этом вычистив наши карманы, что свобода не для быдла. И погрозили пальцем: мол, смотрите там. Официально нам рассказали, что в переходном периоде могут возникнуть некоторые ограничения свободы, к которой наш народ не готов и будет готов не скоро. Понятно, что все это исключительно для нашего же общего блага...

Расстроились немногие: в общем-то, было бы из-за чего. Да и "шо воно таке свобода" - непонятно. Если бы это было что-то конкретное, как "гроші чи ковбаса", например, тогда другое дело. А то ведь свободой сыт не будешь. Главное, чтоб кормили сытно и регулярно, да и работой не перегружали. Сорок восемь миллионов, а тогда - еще более пятидесяти, безропотно согласились ждать и наблюдать, как ограничения свободы конвертируют в обещанный сытный паек. Но с этим не заладилось.

Новые хозяева были заняты больше своими личными проблемами. Дележ (приватизация) многомиллиардного достояния страны - заводов, банков, фабрик, информационной и торговой инфраструктуры, недвижимости, бюджетных ресурсов и т. п. - процесс очень хлопотный и утомительный. Добавьте сюда необходимость отстегивать значительную часть от полученного покровителям из более сильных стран за право ограничивать права и свободы своих граждан и "трошечки" их пограбить. За грязь в европейском доме надо платить, за "крышу", предоставляемую сильным соседом,-тоже и т. д. Понятно, что при таких заботах и нагрузке уделять внимание холопам нет никакой возможности: ну, потерпят, приспособятся, в крайнем случае, кое-где вымрут.

Когда читаешь расшифровку сделанных Мельниченко записей разговоров Кучмы, Азарова и других высших должностных лиц государства, поражаешься не столько объему злоупотреблений и совершаемых мимоходом преступлений (к этому все привыкли, ведь "им все можно"), сколько их полной моральной деградации. Подлость, жадность, злоба, а главное, трусость - вот не самые жесткие характеристики, которые можно дать им, слушая и читая легендарные записи или имея опыт личного общения. Представьте, а ведь они подбирают себе таких же подчиненных. Выстраивается достаточно мрачная вертикаль хозяев, хозяйчиков, приказчиков и надзирателей. Возникает парадокс, существующий столько, сколько существует человечество: кучка аморальных личностей держит в страхе и повиновении многомиллионный народ. Обидно! Но, с другой стороны, ведь не мы одни такие.

ПРИЧИНА


Вернемся к истокам наших несчастий и нашей нищеты. А могло ли быть по-другому?! Может ли подневольный и бесправный человек быть богатым и счастливым? Даже если он трудолюбив, очень верткий и хитрый? Ответ очевиден - нет! Ведь он может все заработанное потерять в один момент, а заодно и свою жизнь, свою душу, если его хозяевам это будет угодно. И таких примеров множество. Очень часто весьма состоятельные наши сограждане-бизнесмены за несколько дней превращались в бомжей или оказывались за решеткой - за то, что их уличили в нелояльности к хозяевам центрального или регионального масштаба. У налоговых и силовых структур технологии расправы отработаны до мелочей. То есть отсутствие свободы всегда сопряжено с присутствием неразрешимых проблем, постоянным страхом, нищетой, несправедливостью.

Поэтому основную причину наших бед не надо искать в плохих правительственных программах или бездарном управлении, главная причина - мы не свободны. А на вопрос, сколько над нами еще будут издеваться, есть только один ответ: до тех пор, пока мы будем позволять это делать.

Свободный человек всегда готов защитить себя, своих близких, свою страну. А рабу не нужно защищать и любить свою державу, у него нет ничего своего, нет ничего святого, он полностью зависим. А значит... всегда несчастлив.

Рабом тебя делает страх, страх мешает тебе быть свободным, и при этом страх - чувство строго субъективное, виртуальное. Человек всегда сам погружается в страх. Сам предает себя в его скользкие объятия. Таким человеком легко управлять, легко его заставить совершить преступление, тем самым четко увязав его с преступниками, которые находятся у власти. Страх нематериален, он в нашем сознании. И стены преступной власти, на самом деле, неприступны только в наших умах. Всесильные режимы Чаушеску, Хонеккера - где они? Как только люди захотели себя ощутить свободными и вышли на улицы, все оковы рассыпались. У одних - со взрывами и стрельбой, у других - просто рухнула стена. И власть предержащие разлетелись так, что их до сих пор не могут найти. Они сильны, пока их боятся, пока люди ощущают себя рабами.

Свободным можно быть и в тюрьме, и прикованным к веслам на галере. Надо просто не покоряться обстоятельствам и бороться до конца. Рабство начинается там, где заканчивается борьба и наступает покорность, апатия и безысходность.

Господь сотворил нас по образу и подобию своему. Он сделал нас свободными. И тот, кто теряет (отдает, продает и т. п.) свою свободу, тот теряет свою душу, предает своего Творца. Следовательно, быть свободным - значит сохранить не только свои гражданские права и честь, но и свою душу.

ЦЕНА СВОБОДЫ


Не продать свой голос на выборах - это еще не цена свободы. Даже выйти на улицу и поучаствовать в митинге оппозиции - это тоже еще не цена свободы. Полная цена свободы не так уж велика: жизнь!

У каждого есть две возможности: жить и умереть свободным или жить и умереть рабом. Человек, ежеминутно не готовый заплатить полную цену за свободу, - это и есть раб.

Мы всегда как-то робко обходим тему противостояния: люди, давайте мирно, давайте без провокаций, обо всем можно спокойно договориться. Мы говорим: "мир, мир", но мира уже давно нет. Они ведут против нас войну, они готовы убивать нас, они уже убивают нас. Они надеются запугать нас.

Но готовы ли мы умереть - вот вопрос.

Умереть за свободу? Мне стало страшно. Я подумал о любимой жене, о маленьком сыне. Кто позаботится о них, если меня не будет? Как же они выживут в этом безумном жестоком мире? Может быть, это глупая затея - идти до конца за то, чего не все и поймут, а чаще даже и слышать об этом не желают. Может, бросить все, заняться чистой наукой, воспитывать сына, больше времени уделять жене.

Но если потом мой сын спросит меня: "Папа, почему нас не уважают за рубежом, почему нас так унижают на Родине, почему мы живем в таком страхе, а нами руководят подлецы и преступники? Почему они безнаказанны? Почему мы не свободны? Папа, разве это не стыдно - быть рабом?"

Что ответить? Я боялся за тебя, поэтому я выбрал рабство? Хорошее оправдание для труса.

Мне нужно было сделать выбор: жить и умереть свободным или жить и умереть рабом.


ОТКРОВЕНИЕ

В Откровении святого Иоанна Богослова я прочитал отрывок, который поразил меня: "Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов - участь в озере, горящем огнем и серою; это - смерть вторая" (Откр. 21: 8).

Боязливых?.. В Библии трусость стоит на первом месте в списке грехов, за которые человек отправляется в ад.

Если ты готов заплатить полную цену за свободу, ты не можешь проиграть. Ты уже победил.

И тогда я понял, что моя главная битва - это битва с моей трусостью. Победить собственную трусость - вот поистине великая победа.

Через два года саботажа в расследовании убийства журналиста Георгия Гонгадзе Генпрокуратура вынуждена была сознаться, что его жестоко мучили, перед тем как отрезать голову. Его убили за то, что он говорил правду, хотя мог и промолчать, как это делали и делают большинство его коллег. Не каждому в жизни Провидение предоставляет такую честь - умереть за свободу. У нас скоро будет такая возможность. Потому, что они уже готовы нас убивать. И очень скоро мы победим, потому что они уже готовы проиграть: они начинают бояться нас, они дрожат от страха, как и каждый заурядный преступник. Я могу видеть это вблизи. Вспомните отрывок из Откровения: все убийцы и лжецы будут покараны как при этой жизни, так и после нее.

Они уже боятся нас. Они пытаются нас запугать, но, не видя нашего страха, тушуются и прячутся. Они уже знают, в какие страны убегут.

Большинство рабов ничего не решает. Все решает значительное меньшинство, победившее страх. История знает огромное количество примеров, когда отвага десятков или сотен храбрецов обращала в бегство стотысячные армии.

Я сделал свой выбор. Верю, что многие разделят его со мной. Мы готовы идти до конца. Если ты боишься, мы тебя понимаем. Мы тоже прошли через это. Твое время платить еще наступит. Либо дети твои рассчитаются за тебя

УТРО

…Холодное осеннее утро. Моросит мелкий дождь. Густое серое марево покрывает подножье горы Титано.

С крепостной стены ничего не видно, но все знают, что внизу затаилась смерть.

Армия сына Папы Александра VI грозного герцога Чезаре Борджа, прозванного Валентино, обложила республику со всех сторон. До начала штурма - считанные часы.

Люди запрудили всю площадь перед храмом и прилегающие к нему улицы. Кажется, все санмаринцы собрались здесь. На ступенях храма стоят два капитана-регента, их военное облачение скрывают черные плащи. Один из капитанов при молчаливом одобрении второго обратился к теснящемуся на площади народу:

- Братья и сестры! Не все ваши семьи оправились после последней войны. Но сильный и жестокий враг вновь стоит у порога. Каждый из вас знает, что делать, и, я уверен, с честью выполнит свой долг. Особенно я хочу обратиться к тем, кто имеет силу и мужество защищать своих родных с оружием в руках. Нам с вами очень повезло! Сегодня мы умрем за наших детей, за нашу Республику, за нашу Свободу! Пройдут годы, и наши потомки будут рыдать от зависти, что они не смогут быть в этот день на нашем месте! Господи, благослови и укрепи нас, бесстрашно идущих к тебе! Аминь.

Вся площадь одобрительно загудела. Добавить к сказанному было практически нечего. Но отмолчаться второму капитану-регенту было не к лицу. Он сделал шаг вперед и поднял правую руку. Гул прекратился. И холодную тишину разрубило одно-единственное слово: " Libertas!" Оно стало для всех собравшихся и боевым девизом, и смыслом существования. Тысячи его сограждан на всю мощь своих голосов подхватили его, и над горой Титано прогремело: " Libertas! Libertas! Libertas!" И многократно отразившееся от крепостных стен, земли и неба эхо грянуло на всю округу, как гром небесный. И затрепетали внизу те, кто посягнул на то, что им никогда не отдадут.



Сентябрь, 2002





Александр VI (1430-1503) - Папа с 1492. В миру - Родриго Борджа. Избран с помощью подкупа конклава. Человек развратный и хитрый, он довел непотизм (привилегии родственникам, кумовство) и симонию (продажу церковных чинов) до крайних пределов. Политика А. VI была направлена на обогащение семейства Борджа и создание в Центр. Италии для сына Чезаре наследственных владений, что способствовало ослаблению итальянских государств и превращению страны в арену противоборства Испании и Франции. По мнению современников, был отравлен. - Ред.





Александр Турчинов

← Назад в рубрику