Цензор.НЕТ

13.12.17 10:15

Освобождение Саакашвили: "зрада" или "перемога"?

Автор: Евгений Кузьменко

Украинские политики по просьбе "Цензор.НЕТ" рассуждают о том, почему судья Печерского суда не оставила Михеила Саакашвили под арестом. А также о перспективах дела "Саакашвили-Курченко", и что теперь делать украинскому руководству.

Почему же все-таки Михеила Саакашвили освободили из-под стражи? Понедельничное решение судьи Печерского суда Ларисы Цокол многих сначала удивило, а затем – побудило удариться в конспирологию. Одни упирают на самостоятельность судьи, на шаткость позиции обвинения и давление активистов оппозиции. Другие видят в этом вердикте волю Банковой и расходятся лишь в мотивации: было ли принято решение постепенно спустить дело на тормозах? Либо же Президент посчитал, что на данном этапе Саакашвили в СИЗО опаснее, чем за его стенами?

Чтобы дать читателю возможность запастись аргументами в поддержку той или иной версии, "Цензор.НЕТ" задал по 3 вопроса нескольким украинским политикам.

  1. Верите ли вы в то, что решение судьи Печерского суда освободить Михеила Саакашвили из-под стражи каким-либо образом согласовано с руководством страны? Почему?

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 01

Виктория Сюмар, фракция "Народный фронт": "Нет, не верю. Впрочем считаю странным стеб и иронию по этому поводу. Все хотели независимой от власти судебной системы? Ну вот есть все сигналы. Хочется верить также, что зависимость от власти не заменили традиционной зависимостью от денег или "обкома" другого государства".

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 02

Сергей Власенко, фракция "Батьківщина": "Кто принимал решение? Я сейчас читаю многих экспертов, которые с уверенностью выдвигают свои версии. Одни говорят, что это Петр Алексеевич включил заднюю, другие – что это было решение Ларисы Ивановны Цокол.

Я не знаю, какой ответ верен. Возможны оба варианта. Я скорее склоняюсь к тому варианту, что все-таки это было решение судьи. Но это мое предположение, не более того. У нее достаточно сложная личная судьба (в декабре 2015 года киллер на глазах у Ларисы Цокол застрелил ее мужа, – ред.); и хотя ее нельзя назвать революционером в судебной системе, она принимала решения, которые не всегда нравились власти. Не скажу, что она делала это часто, но такие примеры есть.

Плюс свою роль сыграла бездарность действий прокуратуры в суде. Поэтому я склоняюсь к версии, что это были ее мнение и ее позиция. Тем более, что как такового решения она не озвучила и ушла писать полный текст. То есть, я так понимаю, это была некая хитрая уловка. Она же достаточно быстро вышла из совещательной комнаты. И она, в принципе, огласила лишь вступительную, резолютивную часть. Да и то сделала это достаточно хитро. Потому что я до сих пор слышу разные комментарии. И мне все же интересно: Саакашвили отпустили без каких-либо обязательств – либо же на поруки?

Но то, что она быстро вышла из совещательной, может свидетельствовать о том, что она не хотела долго там находиться. Потому что это место, куда тебе звонят и начинают криком кричать: сделай то и сделай это".

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 03

Андрій Лозовий, заступник голови фракції Радикальної партії Олега Ляшка: "Саакашвілі звільнила зовсім не Лариса Іванівна Цокол. Почитайте біографію цієї судді – за останні 10 років вона ухвалила десятки ганебних, політично мотивованих рішень у резонансних справах: вбивство Гонгадзе, позбавлення мандату Власенка, справа "діамантових прокурорів Шокіна", незаконне затримання Ігоря Мосійчука та інші. Жодну ухвалу вона не винесла без погодження "згори".

Тому я переконаний, що вказівку про звільнення грузинського Януковича дав саме Порошенко. Петро Олексійович проявив слабкість – йому не вистачило сили духу йти до кінця і припинити увесь цей цирк".

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 04

Оксана Сироїд, віце-спікер Верховної Ради (делегована фракцією "Самопоміч"): "Я думаю, що найгірше те, що це запитання в принципі звучить. Ми дожилися до того, що за означенням маємо недовіру до будь-якого рішення суду. Я вважаю, що це взагалі драматична ситуація.

Щодо відповіді на ваше питання: насправді я не знаю. Але мені дуже боляче, що ми такі питання взагалі ставимо".

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 05

Борислав Береза, внефракционній депутат: "У руководства страны взаимная неприязнь с Саакашвили. Он обижен на них, что они вышвырнули его из власти, а они видят в нем дестабилизирующий фактор. Поэтому руководство страны точно не было заинтересовано в том, чтобы Саакашвили вышел. Решение суда мотивировано другими факторами. Недавно я сказал, что ни один судья не рискнет принимать незаконное решение по Саакашвили. Но многие мне не верили. Я был уверен, что в противостоянии Саакашвили с ГПУ победит тот, чьи аргументы будут убедительней. ГПУ не смогла переубедить суд. А принимать спорное решение судья не стал. Потому, что судьи помнят о судьбе Киреева, который судил Юлию Тимошенко. Помнят судьи и о том, что власть может поменяться. Поэтому никто из судей не стал бы принимать незаконное решение, понимая возможные перспективы".

  1. Имеет ли перспективу дело о шпионском пособничестве Саакашвили посредством контактов с Курченко? Почему?

Виктория Сюмар: "Не сомневаюсь в подлинности пленок, озвученных ГПУ. Да, Курченко, как и другое окружение Януковича, хочет вернуться в Украину. Да, он, как и другие, выходят на контакт с оппозицией для того, чтобы получить некие гарантии возвращения в страну в обмен на деньги для проведения переворота или выборов.. Причем изменения любым путём - силовым, или же выборным. Да, Курченко очевидно работает в ОРДЛО под прикрытием ФСБ. Понимает ли это Саакашвили? Очевидно. И его неразборчивость в связях с целью получить деньги - это типичное поведение политика получить власть любым путем. Даже раскачав ситуацию в воюющей стране за счет денег окружения Януковича и ФСБ. И даже заведя это все под лозунг "борьбы с коррупцией". Цинично? Да. Но, к сожалению, это практически норма в "большой политике". И этой "нормой" пользуются люди, заявляющие что хотят все изменить и сделать "прозрачным"..."

Сергей Власенко: "Я стараюсь не комментировать материалы, которые я не видел и не читал. Но то, что я видел и читал по этому делу, вызывает у меня грусть с точки зрения уровня профессионализма наших правоохранительных органов. То, что я слышал в Верховной Раде, где Юрий Витальевич Луценко с гордым видом презентовал это как некое неубиенное доказательство, меня не убеждает. Я еще тогда сказал: это легкий хлеб для адвоката. И пока они лишь укрепляют мою позицию своими действиями, аргументами, манерой изложения и тем, что они инкриминируют. Я слушал суд отрывками – но как быть, с ситуацией, что обыск у Саакашвили проходил по делу, к которому он точно не имеет никакого отношения? Насколько я понимаю, его просто привязали к Курченко. Логика была такая: те деньги, которые они забрали по краматорскому решению, были официально связаны со структурами Курченко. И раз там Курченко, и здесь Курченко – что ж, решили они, давай-ка мы подвяжем к этому Саакашвили и под это дело проведем у него обыск! Шизофреническая, как на мой взгляд, конструкция.

Поэтому то, что они делают, убеждает меня в том, что перспективы у этого дела практически нет. Дело это абсолютно политизировано, это очевидно. И они никому ничего не докажут. Они могут даже получить приговор – но вопрос в том, чтобы в этот приговор поверили: а) украинское общество; б) международное сообщество. Включая международные судебные институции.

И этой цели они уже точно не достигнут. Даже если получат приговор здесь".

Андрій Лозовий: "Безумовно має, бо записи розмов справжні, і правоохоронці готові їх надати для експертизи у міжнародних інстанціях. Матеріалів, які я бачив у відкритому доступі, достатньо для реального терміну.

Сподіваюсь, що дійде до вироку. Можливо, через деякий час буде більше фігурантів. Адже у парламенті давно ширяться чутки, що дехто з депутатів активно співпрацює з втікачами з оточення Януковича, у тому числі із Сергієм Курченком".

Оксана Сироїд: "Я не вірю в жодну справу, яка ініційована чи розпочата нинішніми органами правопорядку – особливо Генеральної прокуратури. Я не вірю в це з кількох міркувань. По-перше, там практично не залишилося професіоналізму – і я точно не вірю у професіоналізм Генерального прокурора. Крім того, як депутат за час спілкування з органами правопорядку я переконалась в їх політичній упередженості. Ми це, до речі, бачили і у двох останніх виступах Генерального прокурора в парламенті. Це була феєрія політичної упередженості. І це означає, що будь-яке розслідування, яке буде вести прокуратура чи під контролем Генерального прокурора особисто – воно матиме політичне забарвлення.

По-третє, ми маємо фактор корупції. На жаль, прокуратура перетворилася на такий собі бізнес без стартового капіталу. Своєрідний старт-ап: кримінальні провадження відкриваються задля отримання прокурорами матеріальної вигоди.

І четверте. Я вважаю, що шельмуванням людей "агентами Кремля" чи рукою Кремля – це є дуже небезпечно. А тим більше, коли на папірі прослідковується, я б сказала прямий зв’язок. Як спостерігачка я дивлюся на ті начебто докази, які приніс Генеральний прокурор, - і у мене перша рефлексі є такою: ну, не міг би він їх дістати без співпраці з ФСБ. Або безпосередньо від ФСБ. І тоді у мене виникає питання: якщо Генеральний прокурор під час війни співпрацює з ФСБ – тоді, в принципі, де ми є?"

Борислав Береза: Доказать подлинность разговора Курченко с Саакашвили или опровергнуть его подлинность может международная экспертиза этих записей. В случае подтверждения пленок Луценко - это будет скорее нести политические и имиджевые угрозы Саакашвили, но не уголовные. Причина в том, что крайне тяжело будет доказать все, что ему инкриминируют. А если учесть уровень квалификации сотрудников ГПУ, который мы увидели на суде, то это видится мне маловероятным.

  1. Как, по-вашему, следовало бы действовать украинской власти, чтобы сохранить лицо после вчерашнего решения судьи Печерского суда и предшествующих событий? И как эта власть будет действовать в реальности?

Виктория Сюмар: "Есть только один путь - в рамках закона. Расследовать дело и предъявлять доказательства. А Саакашвили - давать показания и отвечать на вопросы. Если мы хотим изменить страну - надо как минимум уважать ее законы и не нарушать их.

Причем всем. И власти, и оппозиции".

Сергей Власенко: "Во-первых, давайте четко понимать, что это решение не является окончательным. Прокуратура уже заявила, что подаст апелляцию. То есть они идут по стандартному пути. Как говорил незабвенный классик в одном видео, "немножко по-дебильному" (смеется, – ред.).

Что бы делал я на их месте? Я бы выдохнул. Понял, что пропустил серьезный удар. Сделал бы передышку. Не позорил бы себя дальнейшими трепыханиями. Ну, вот для чего, скажем, они просили для Саакашвили домашний арест? Его свобода ограничилась бы не условиями содержания в СИЗО, а домашним арестом. Ну, хорошо – он бы тогда просто выходил к себе на балкон и проводил митинги!

Вот в чем абсурдность ситуации! И они сейчас борются за эту абсурдность с упорством, достойным лучшего применения.

К сожалению, они ничему не учатся. К сожалению, они самоуверенны. И, скорее всего, они и дальше будут пытаться переть напролом. Скорее всего, они-таки "продавят" Апелляционный суд (тот гораздо более зависим от власти, чем Печерский). И вот тогда в Апелляционном суде будет видно, что именно случилось в Печерском суде. То есть было ли это решение судьи или Пети".

Освобождение Саакашвили: зрада или перемога? 06

Андрій Лозовий: "На місці влади я б не роздавав наші паспорти направо і наліво. Такої ж думки наш лідер Олег Ляшко. Я б не дозволяв той бєспрєдєл, який Саакашвілі влаштував на кордоні, принижуючи прикордонників і наші закони. Я б екстрадував Саакашвілі на вимогу грузинської влади без зайвих розмов. Але Порошенку не вистачило духу припинити весь цей балаган. Він залишив Саакашвілі в Україні і на свободі.

На жаль, за слабкість Президента може заплатити вся країна. Заворушення під час війни можуть мати фатальні наслідки. Яскравий приклад – історія Української Держави сторічної давнини.

У мене одна порада Петру Олексійовичу: не знаєте як діяти – дійте по закону. Дайте команду екстрадувати Саакашвілі до Грузії, щоб він там, у себе вдома, відповідав перед реформованим грузинським судом, і захистіть Україну від реваншу банди Януковича".

Оксана Сироїд: "Знаєте, для того, щоб зберігти обличчя, не треба було взагалі таких дурниць робити. Беззастережно ж, що більшість негативних напрямків, які ми сьогодні спостерігаємо, були прямо або опосередковано інспіровані нинішньою владою, особливо Президентом. І тому їм немає на кого нарікати, крім їхнього шефа. Можна було не допустити цієї ситуації; і можно було б гідно з неї вийти навіть тоді, коли була критична ситуація. Але вже фактично з того моменту, коли Президент почав бавитися з громадянством, використовуючі його як санкцію, ці люди просто втратили критичне сприйняття себе і реальності. І це є величезна небезпека. І тому сказати, як вони будуть діяти в майбутньому – важко. Але, на жаль, тенденція є дуже загрозливою.

Борислав Береза: Власть должна не пытаться лицо сохранять, а обязана действовать исключительно в правовом поле. Тогда и проблем не будет. Но предсказывать возможные действия или давать советы нашему руководству - дело зряшное. Поэтому даже не стану пытаться. Но надо не забывать и о том, что дело по Саакашвили не закрыто, а следствие идет. Поэтому эта история будет иметь продолжение. Кроме того надо учитывать и то, что у нас в ближайшей перспективе новогодние и рождественские праздники, а значит, политическая активность до середины января упадет до нуля. Поэтому нас ждет продолжение всей этой истории уже в 2018-ом. И как будет действовать власть - предсказать невозможно. Но после всех нелепостей с обеих сторон можно гарантировать, что все это будет иметь налет шоу. А народ у нас политические шоу любит.

 

Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику