Цензор.НЕТ

24.12.18 10:20

Что стоит за конфликтом между С14, МОЗ и Институтом сердца?

Автор: Татьяна Галковская

Никто и не ожидал, что выборы директора Института сердца пройдут тихо и незаметно. Вот уже около двух лет длится конфликт между главой МОЗ Ульяной Супрун и директором Института сердца Борисом Тодуровым. И.о. министра обвиняет директора института в коррупции, а тот, в свою очередь, ставит в вину чиновнице некомпетентность и непрофессионализм.

Об этой ситуации Цензор.НЕТ писал еще в январе 2017-го.

Основной причиной конфликта стало отсутствие диалога между чиновниками МОЗ и экспертами отрасли, а также отсутствие необходимых для лечения пациентов лекарств и расходных материалов для операций, которые должны были быть закуплены государством и поставлены в клиники. Два года конфликт тихо тлел, однако на днях он в очередной раз вышел на первые полосы отечественных СМИ.

Накануне выборов директора Институт сердца, 14 декабря, член радикальной группы С14, 17-летняя Дарина прошла в зал заседаний института и записала на видео закрытый тренинг, который проводился для сотрудников. В нем персонал обучают, как противодействовать агрессивно настроенным пациентам либо активистам на примере ситуации с Юрием Крысиным, укрывавшемся в институте от суда в начале 2018 года. Девушку обнаружили, вместе с несколькими ее товарищами, вывели в другое помещение и вызвали полицию.

После этого соратники задержанных пришли в Институт с требованием отпустить заложников. Примечательно, что единственный, кто открыто поддержал группу, была и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун. Тем не менее, через 4 дня состоялись выборы директора Института сердца, на котором единогласно переизбрали Бориса Тодурова.

Что стоит за конфликтом между С14, МОЗ и Институтом сердца? 01

Цензор.НЕТ пообщался со всеми сторонами этого конфликта.

МОЗ НЕ ПЛАНИРУЕТ ОСПАРИВАТЬ ВЫБОРЫ В ИНСТИТУТЕ СЕРДЦА

Наименее многословным был представитель МОЗ Александр Ябчанка, который согласился прокомментировать только выборы директора.

"От МОЗ на голосовании присутствовало два наблюдателя. Согласно методическим рекомендация по проведению таких выборов, голос имели 22 сотрудника из более чем 800 человек всего коллектива института. В то же время, присутствие на выборах большого количества депутатов из разных партий, а также главы КГГА Виталия Кличко, расцениваются МОЗ как давление на тех сотрудников, которые принимали участие в голосовании. МОЗ также внесло кандидатуры претендентов на должности директора Института сердца, всего в выборах приняли участие 4 кандидата, за Бориса Тодурова проголосовали 22 человека, это 100%, и он стал победителем конкурса. Что касается ситуации в Институте сердца, которая имела место на прошлой неделе, мы требуем официального разъяснения относительно так называемого тренинга. Поскольку как охарактеризовал этот тренинг господин Тодуров, и то, что кардинально отличается от того, что можно увидеть и услышать в материале, размещенном в сети интернет", - заявил Ябчанка.

В то же время, по его словам, министерство не планирует оспаривать решение выборщиков, равно как и предпринимать какие-то действия относительно Бориса Тодурова. "Министерство будет действовать исключительно в рамках действующего законодательства. Сейчас есть определенная процедура, которую мы будем выполнять – это спецпроверка и подписание контракта", - уверил представитель МОЗ.

МЫ НЕ ХОТЕЛИ НИЧЕГО БОЛЬШЕГО, НЕЖЕЛИ ПРОСТО ОБНАРОДОВАТЬ ЭТИ МЕРЗКИЕ УЧЕНИЯ

Что стоит за конфликтом между С14, МОЗ и Институтом сердца? 02

Лидер С14 Жека Карась был более многословен. Действия группы он называет любительским журналистским расследованием.

"Нужно было собрать доказательства того, что в государственном учреждении учат, как скрывать убийц. Полгода назад в нашей "Освітній асамблеї" проходил курс журналистских расследований, один из пользователей Facebook дал нам премию в 2 тыс. грн на расследования. Мы долгое время не могли найти, кому лучше ее вручить. Было несколько расследований, но они были слабые. А эта стала безусловной победой", - говорит Карась.

Цель акции он считает полностью достигнутой и даже больше: " К сожалению, мы не хотели ничего большего, нежели просто обнародовать эти мерзкие учения по укрывательству убийц. Но то, что произошло, скорее, лишь усилило правильность наших действий. Как видим, организаторы тренинга и Тодуров готовы были даже взять в заложники девушку и держать ее три часа, лишь бы "удали видео! Удали видео, я сказал тебе!!!" Мы единственные, кто вызвали полицию, чтобы, собственно, спасти девушку из плена. Как это ни смешно, полиция, наоборот, ее задержала. И без куртки поволокла в РУВД. Тем не менее, девушка хоть и сильно перенервничала, но очень довольна и ни о чем не жалеет. Она теперь на все 100% уверена, что нужно было идти и вскрывать это непотребство. Единственное, что, к сожалению, мы немного поздно обо всем этом узнали, и потому не сняли весь тренинг полностью".

Как поясняет Карась, попала Дарина на тренинг без проблем: "Это государственное учреждение. Просто пошла в конференц-зал больницы. Оставшиеся два парня, которые, к слову, были в бахилах, ждали в холле больницы. Это открытый зал, там снимали видео и сами врачи, не только наша девушка. Там не было больше никаких закрытых совещаний, никакой медицинской информации. Это был исключительно тренинг по черному пиару, противодействию медиа и активистам, провокациям и фактически превращению медперсонала в стаю. "Один начальник, один враг, все за одного. Крысин у нас, значит, боремся за Крысина" Такая у них логика".

Что касается оружия, которое, возможно, могло находиться у представителей С14, то Карась все отрицает: "Это не оружие. Газовый баллончик и раскладные ножики – их все наши таскают. Это легальные вещи. Без баллончика я бы вообще не советовал сегодня ходить даже детям. Столько на улице грабителей и преступников. А патроны – брехня Тодурова. В полиции опровергли информацию, что у нас были патроны. Не было ни патронов, ни масок, ни штурма, ни толкотни. Никаких действий хлопцы не производили вообще. Толкаться начали позже, когда приехала полиция, и не взяла данные у девушки о тех пяти мужчинах, которые ее зажали в углу. Наоборот, полиция присоединилась к Тодурову, и представитель следственно-оперативной группы прямо предложил девушке – "удали видео и сразу уйдешь отсюда".

Тогда уже приехал я и наши хлопцы, это уже было через три часа после того, как девушку задержали. И когда я понял, что даже менты уже откровенно саботируют освобождение, мы да, пошли на активные действия. И я сказал, что надо так делать и освободить заложников".

Сразу после появления видео об инциденте в Институте сердца доктор Комаровский сравнил визит С14 с визитом Швондера в квартиру профессора Преображенского из известной книги Булгакова. Карась на это реагирует спокойно: "Кажется, он про Булгакова шутил, пока мы видео не выложили. А сейчас многие из них позакрывали рты. Потому что поняли, что им уже не выгодно к этому делу привлекать внимание, потому что в первую очередь себя, шариковых, семинарами подсвечивают. Во всяком случае, после публикации на нас стало в разы меньше давления".

МОКРАЯ ТРЯПКА И КЛИЗМА

Сам Борис Тодуров не видит ничего предосудительного в обучении персонала. К слову, как и многие другие его коллеги, которые активно поддержали директора Института сердца.

"Через нашу клинику проходят десятки тысяч людей в год. Среди наших пациентов есть разные люди. Есть наркоманы, алкоголики, люди с неуравновешенной психикой, есть люди обиженные или находящиеся в депрессии, если у кого родственники умерли или находятся в тяжелом состоянии. Медики в Украине не защищены на своем рабочем месте никакими законами. В отличие, к примеру, от полицейских. Во многих странах Запада такие законы предусматривают защиту врачей и медперсонала, которые находятся на своем рабочем месте. У нас этого нет. У нас нет страховок, нет социальной защиты, наши медики работают за совершенно нищенскую зарплату в 5-7 тыс. грн. Поэтому мы организовываемся сами для физической и моральной защиты своих сотрудников. С этой целью проводим тренинги, которые являются абсолютным стандартом на Западе. Мы не придумали ничего нового, мы взяли презентации со всеми случаями различных нарушений распорядка работы клиники", - рассказал Б. Тодуров.

Что стоит за конфликтом между С14, МОЗ и Институтом сердца? 03

По его словам, случай с Крысиным был всего лишь одним из тех, которые разбирали на тренинге:

"Один из случаев был с пациентом, который сегодня вполне заслуженно осужден и сидит в тюрьме. Никакой он нам не друг, мы его не укрывали. Он находился в клинике под своим именем, на него была заведена история болезни, его увидели в клинике какие-то активисты, когда он шел в буфет. Все было официально. Он находится на диагностике, когда в клинику пришли какие-то люди и решили устроить самосуд – начали его толкать обливать зеленкой. У меня сразу вопрос: сегодня они облили зеленкой, а если завтра обольют кислотой? Ребята, вы хотите что-то доказывать? Есть суд, есть прокурор, есть полиция, но вы не можете прийти в больницу и вершить самосуд в палате, даже если этот человек преступник. Тем более, подвергать опасности своим присутствием других пациентов и персонал. Люди закрылись в своих кабинетах и вынуждены были прятаться от этих активистов. Это нарушение работы всей клиники, в которой находится 200 пациентов".

Тодуров отметил, что помимо истории с Крсиным на тренинге разбирали и многие другие случаи. В частности, с их хирургом, который ранее работал на скорой помощи. На одном из вызовов его ударил пациент-алкоголик ножом в сердце. Этот случай мы тоже разбирали. Как противостоять агрессии пациента, который находится в алкогольном опьянении. В принципе, на Западе такие тренинги начинаются еще в медуниверситетах. В наших вузах этому не учат.

Ничего такого в этом тренинге нет. Я там неудачно пошутил про реанимацию, раздули из этого невероятно что. И если я там говорю, что кому-то на голову нужно вылить ведро холодной воды, то я и сейчас вам повторю: у нас бывает, приходят такие люди, что я бы сам вылил им на голову ведро холодной воды, чтобы немного остудить пыл. Приходят агресивные люди, оскорбляют персонал, иногда и бьют. А что мы можем сделать? Как мы можем сопротивляться? Драться же я с ними не буду. Я и объясняю персоналу, что остудить слишком горячие головы иногда приходится мокрой тряпкой или клизмой. Ничего нового я тут не открыл".

В то же время, Борис Тодуров также считает, что на избирателей было давление, но со стороны не депутатов, а МОЗ:

"Когда еще шли выборы, в день голосования, в 12.48 (до 15.00 было время молчания), выступает на канале Ньюсван и.о. министра здравоохранения и говорит буквально следующее: "Мне стыдно, что у нас есть такие руководители, как Тодуров, который занимается коррупцией". У меня есть эта запись. Во-первых, нарушаются мои права, как кандидата, потому что идет негативная реклама со стороны министра и это давление на избирателя. Во-вторых, она нарушила мои права гражданские, потому что я могу подать в суд о защите чести и достоинства. У нее нет никаких доказательств того, что Тодуров коррупционер. Меня коррупционером может назвать только суд. Почему вдруг и.о. министра берет на себя обязанности и права судьи и выносит мне приговор, не понятно. Это полная правовая безграмотность".

Что же касается коррупции, то директор Института сердца сообщил, что некоторое время назад клинику очень жестко проверяла Счетная палата: "Проверяла очень жестко. Еще никогда таких проверок у нас не было. После трех месяцев проверки вынесли вердикт – клиника финансируется на 26% от необходимого. Никаких финансовых нарушений в нашей работе не выявлено".

* * *

По сути, мы наблюдаем открытое противостояние экспертов отрасли, лидером которых сегодня стал кардиохирург Борис Тодуров, и которых поддерживают народные депутаты, с чиновниками Министерства здравоохранения. Выхода из этого конфликта нет, поскольку стороны уже не только не слышат, но и не желают слышать аргументы друг друга. Тем не менее, хоть это и не так очевидно, у МОЗ намного больше рычагов влияния. Само внедрение медицинской реформы постепенно ослабляет позиции руководителей клиник и делает их во многом зависимыми от МОЗ. Ведь уже со следующего года "вторичка" (узкие специалисты), а еще через год и "третитчка" (операции) будет финансироваться Национальной службой здоровья, которой непосредственно управляет МОЗ. Так что, если состав руководства отраслью не изменится, то конфликт еще долго не будет исчерпан.

Татьяна Галковская, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику