Цензор.НЕТ

26.01.19 11:00

Три оттенка импорта: почему борьба с контрабандой испугала легальный бизнес

Автор: Татьяна Бодня

Операция по перекрытию черного и сокращению серого импорта, активизировавшаяся в начале января, практически парализовала таможенное оформление грузов. Именно такой была первая реакция на происходящее со стороны ряда ассоциаций, представляющих интересы легального бизнеса.

Три оттенка импорта: почему борьба с контрабандой испугала легальный бизнес

Градус напряжения удалось несколько снизить лишь после того, как в ГФС пообещали в ручном режиме разрулить конфликты и разобраться с "перегибами" на местах.

Таможня и ее "секретные материалы"

А началось все с того, что параллельно с мероприятиями, которые были задекларированы как борьба с теневой экономикой, в социальных сетях появились таблицы с так называемыми индикативными ценами. И многие вспомнили, что подобное уже было при старой власти и ничего хорошего теперь это не предвещало. Для тех, кто далек от внешнеэкономической деятельности, уточним, что речь идет о таможенной стоимости по каждой товарной позиции. То есть, "минималка", ниже которой оформить товар нельзя. Соответственно, все платежи, которые надо заплатить, насчитываются тоже с ее учетом. Платить больше, конечно, не хочет никто. Тем более, те компании, которые привыкли, что оформление проводится на основе суммы, указанной в контракте.

Усугубляло ситуацию то, что подобные таблицы не предусмотрены законодательно, поэтому таможенники ссылались на усовершенствованную автоматическую систему анализа и управления рисками и настаивали на том, чтобы субъекты внешнеэкономической деятельности предоставляли дополнительные документы, тем самым зачастую попросту затягивая время. Вследствие этого импортеры стали нести убытки и в свою очередь заявлять, что война с контрабандой превратилась в прессинг "белого" бизнеса.

Спустя неделю после появления первых публичных заявлений в ГФС отреагировали, проведя встречи с представителями нескольких ассоциаций, и организовали брифинг. Одна из встреч руководства ведомства с крупными предприятиями была инициирована Европейской бизнес-ассоциацией. Как рассказала в комментарии "Цензор.НЕТ" исполнительный директор этой ассоциации Анна Деревянко, там присутствовали представители 40 компаний, у которых возникли проблемы на таможне.

"По итогу встречи мы договорились, что передадим информацию по компаниям, чьи грузы задерживают, - рассказала Анна Деревянко. – И по каждой из них в ручном режиме перепроверят, законные ли у них требования, чтобы провести оформление. Но это ситуативное решение. Хотелось бы вернуться к применению первого метода на таможне, то есть оформления по цене, указанной в контракте. Похоже, на данном этапе несколько изменились профили риска, которые получили инспекторы, и первый метод – так, как он работал ранее, – уже не работает. В ГФС нам это объяснили тем, что они борются с контрабандой, с теневой экономикой. Мы готовы дать время для того, чтобы посмотреть, как дальше будет работать обновленная система анализа рисков, но если ситуация будет критичная, нам как бизнес-сообществу придется настаивать на применении первого метода при таможенном оформлении. Потому что любая борьба с теневой экономикой не должна создавать проблемы для легального бизнеса. На сегодня от такого поведения таможни страдает именно законопослушный бизнес. Те компании, которые заявили о проблемах, сообщают, что у них стоят грузовики, у них запрашивают дополнительные документы, а потом все сводится к вопросу индикативных цен. Чтобы минимизировать убытки от простоя, некоторые компании соглашаются на повышение таможенной стоимости. Но нормальное ли это поведение фискальных органов, формирует ли оно позитивное отношение инвесторов, легального бизнеса к государству и власти?"

Ждут решения проблемных ситуаций и в ассоциации "Укрлегпром". В заявлении, распространенном на официальном сайте, говорится о резком увеличении количества обращений субъектов ВЭД, в которых речь идет "о невозможности осуществить таможенную очистку по контрактной стоимости импортируемого сырья и материалов для производства продукции легкой промышленности – пряжи, ниток швейных и т.д.". По итогу рабочего совещания в ГФС владелец предприятия "Текстиль-Контакт" Александр Соколовский, написал на своей странице в "Фейсбуке": "Получены обещания, что до 28-29 января руководители таможенного направления ГФС разберутся в ситуации, примут взвешенные решения, направленные на усиление борьбы с черным и серым импортом, а не с теми, кто работает "вбелую" и наполняет бюджет. А эту борьбу мы будем только поддерживать".

Правда, диалог получился несколько избирательным. И донести свои проблемы напрямую удалось не всем. В Украинской ассоциации мебельщиков нам рассказали, что их представители пытались попасть на брифинг директоров профильных департаментов ГФС, чтобы задать накопившиеся вопросы, и уже даже были заказаны пропуска, но потом их аннулировали. Не удалось пока получить разъяснения от таможни и членам ассоциации "ФАСТЕКСИМ". Предприятия, которые в нее входят, занимаются импортом таких промышленных изделий, как метизы (гвозди, шурупы, саморезы и т.д.), и мебельной фурнитуры.

"Ввозятся к примеру, средства крепления, которые стоят 1,30 доллара за килограмм, - говорит глава правления ассоциации "ФАСТЕКСИМ" Богдан Дмитрук. – Таможня считает, что они стоят 1,90 доллара, и мы не можем им ничего доказать, предоставляя контракты, инвойсы, декларации стран-экспортеров, потому что у них есть внутренняя таблица, с которой они сверяются. В результате у нас есть два варианта. Либо согласиться на предложенную ими стоимость, либо дальше доказывать таможенникам, что они не правы. В последний раз мы воевали с прошлой властью, начинали зимой 2013-го. Закончилось тем, что членов нашей ассоциации они не трогали. И с октября того же года оформление проводилось по цене, указанной в контракте. Прошло пять лет, и сейчас эта проблема возникла снова. Мы еще не понимаем, почему это происходит. Но у бизнеса реальные проблемы".

В подтверждение сказанного, Богдан Дмитрук переслал нам скан-копии обращений от различных компаний, поступивших в ассоциацию в связи с создавшейся ситуацией. Со своей стороны, мы готовим журналистский запрос в ГФС. И когда будет ответ, опубликуем.

В принципе решение подобных проблем предусмотрено Таможенным кодексом. И механизм, который там выписан, мог бы оказаться вполне действенным, если бы не реалии отечественного правосудия. Он применим к ситуации, когда импортер все-таки соглашается на условия таможни. В то же время оставляя за собой право их оспорить в судебном порядке. Но выиграть спор, причем в двух инстанциях, и вернуть деньги, которые находятся в это время в таможне, надо не позднее, чем через 90 дней. Иначе спустя этот срок они будут перечислены в бюджет. Представьте, как это осуществить на практике в условиях загруженности наших судов.

Но есть и те, кто на такое решается. "Автомобиль с тканью мы получили из одной из соседних стран по прямому контракту. После двух дней задержки груза возникла угроза срыва государственного контракта, - объясняет директор концерна "Ярослав" Александр Барсук. - На вопрос "Что у нас не так?" нам отвечали, что все нормально, и мы просто разбираемся. Пост, кстати, на Столичном шоссе (в Киеве. – ред.) был заполнен полностью и разборки были очень массовыми. Претензий по оформлению груза к нам не было, но нам предложили оформить растаможку отбеленной бязи не по цене контракта, а по какой-то другой, на 30% дороже. Это влекло за собой переплату почти в 100 тысяч гривен. Машину все же отпустили по временной схеме. Это значит, что мы сможем разбираться, судиться и найти правду".

Обсуждая сегодняшнюю ситуацию, таможенники в регионах, с которыми удалось пообщаться, сходятся в одном. Белый бизнес пострадал потому, что процент серого импорта очень высокий. А серый импорт – это занижение цены при ввозе с целью удешевления себестоимости. При такой схеме может меняться все: страна-производитель, вес и количество товара. Присваивается схожий код, но с более низкой процентной ставкой таможенного сбора. Например, ввозится обувь, но другого качества и стоимости. Или же другая схема: цена товара подгоняется под статистическую (проходную) таможенную стоимость. То есть, чтобы отфильтровать тех, кто поступает незаконно, и нужны массовые проверки.

Кстати, система АСАУР работает уже более десяти лет. Но при этом постоянно изменяются критерии, которые в ней используются. Ее применение позволяет остановить таможенное оформление товаров по рисковым декларациям, а значит предотвратить недопоступление в бюджет платежей, уверяют в ГФС. Так, только за 21 день текущего года за счет применения АСАУР в бюджет перечислено около 20 млн грн. Это суммы, которые были начислены в результате корректировки таможенной стоимости товаров, страны происхождения и классификации товаров. Об этом заявил и.о. директора департамента администрирования таможенных платежей и таможенно-тарифного регулирования ГФС Андрей Войцещук. Какой тут процент того, что заплатили легальные импортеры, которые не захотели, чтобы их грузы простаивали, в ведомстве не уточнили.

По словам Андрея Войцещука, автоматизированная система анализа и управления рисками применяется как один из механизмов контроля за правильностью определения таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Украины. Срабатывание профиля риска является основанием для углубленного изучения документов и сведений, которые в них указаны, а также обстоятельств внешнеэкономической операции.

"За последние полтора года мы собрали немало информации по аутентичности документов в ситуациях, когда была подтверждена недостоверность данных, которые подавались таможне. Это длительный процесс, поскольку он связан с тем, что мы посылали запросы в таможенные органы других государств, пытаясь выяснить, какая информация по товарам, которые отправлялись в нашу страну, является подлинной. Были установлены факты, когда стоимость на ткани, одежду, которые ввозились из Турции, занижалась в несколько раз, - рассказал директор департамента таргетинга и управления таможенными рисками ГФС Сергей Демченко. – Есть примеры и по другим видам товаров.

Вся собранная информация аккумулировалась, и на ее основе разрабатывались новые критерии для системы, которая анализирует риски. Так что работа таможен происходит в рамках Таможенного кодекса и действующего законодательства. В частности, ст. 52 регламентирует применение системы управления рисками и инспектора ничего не нарушают, запрашивая дополнительные документы".

Три оттенка импорта: почему борьба с контрабандой испугала легальный бизнес 01

Выиграет ли бюджет?

Обсуждая проблему серого и черного импорта, практически все мои собеседники, представляющие бизнес, настаивали на том, что таможенникам хорошо известно не только о самих схемах, но и о тех, кто их применяет. Поэтому на каком-то этапе поступления от борьбы с теневыми потоками могут вырасти. Но ненадолго.

"Из-за проблем с таможенным оформлением бизнес уже меньше фрахтует грузов, а значит, и средств в госбюджет поступит в итоге меньше, - говорит Богдан Дмитрук. – Что касается контрабандистов, то они, по нашей информации, заняли выжидательную позицию – до момента, когда для них появятся "новые правила".

По словам главы Общественного совета при главном управлении ГФС Одесской области генерального директора Ассоциации международных экспедиторов Украины Виктора Берестенко, основная проблема в том, что вместо того, чтобы обеспечивать экономическую безопасность, таможенники борются за выполнение плана по сбору денег в бюджет. И если в странах Евросоюза таможни наполняют примерно 10% доходной части бюджета, то у нас почти половину.

"Позитив нынешней ситуации разве что в том, что повышение тарифов касается всех компаний, а не каких-то отдельных. Как это было при Януковиче, когда существовали предприятия, оформлявшиеся на особых условиях. Большая беда в том, что у нас бюджет формируется за счет таможенных пошлин и НДС, а не благодаря развитию экономики, - говорит он. - Мы на границе собираем деньги и заявляем, что государство процветает. Это в корне неправильно. В экономически развитых странах никто не ставит перед таможенниками планы по сбору денег, как это делается у нас. Нельзя спрогнозировать, сколько товаров будет импортировано компаниями. Любая из них может в этом смысле "подвести", например, изменить сегмент рынка.

Понятно, что в предвыборный период нужно собрать как можно больше средств, и перед руководством ГФС поставлена такая задача. А поскольку нет системного подхода в борьбе с контрабандой и незаконным ввозом товаров, да и присутствие Нацполиции в зоне таможенного контроля не дало никакого результата, схемы остались, ничего другого, кроме увеличения базы налогообложения, не придумали. В ход пошли проверенные методы. Сверху на места спустили так называемые индикативные цены, и субъектов ВЭД теперь ставят перед выбором: либо сразу согласиться на оформление по той стоимости, по которой предлагает таможня, либо попытаться отстоять свою позицию. Если декларант выбирает второй вариант, таможенное оформление не проводится, таможня находит расхождение в документах. При том, что этих расхождений фактически может и не быть. Но придраться по большому счету можно к чему угодно. Например, к подписи в контракте, усомнившись в ее подлинности. Инспектор может потребовать дополнительные документы, дальше ждут десять дней. Несмотря на то, что декларант подает все, что у него потребовали. А десять дней простоя, выгрузка и загрузка товаров, досмотры и прочие процедуры – это дополнительные расходы для любого предприятия. Таким образом, происходит давление на импортеров, чтобы они согласились самостоятельно поднять тарифы. То, что они делают, противоречит Таможенному кодексу. Они (ГФС. – ред.) забрали у инспекторов на местах физически возможность осуществления процедуры таможенного оформления товара, если цена будет указана ниже, чем ее определил Киев. Например, есть искусственные завышения стоимости американских автомобилей, так как их оценивают по методике европейских. Причем целых автомобилей, а все американские, которые подавались к оформлению, - битые. Несопоставимые вещи".

Берестенко уточнил, что по его информации, наибольшие проблемы на данный момент у компаний, которые декларируют в грузах много товарных позиций, у экспресс-перевозчиков. Он также добавил, что не все инспектора хотят выполнять команду, спущенную сверху, пытаются этому как-то противостоять. Потому что в конечном итоге отвечать будет именно инспектор.

"Я читал призывы активистов о том, что нужно остановить оформление всего импорта, но если кто-то на это и согласится, таких людей будет не много, – полагает он. – Нельзя сказать, что стоят все, есть и те, кто едет. Если говорить об Одессе, то у нас здесь новый руководитель – Сергей Тупальский, который, как видно по нескольким первым неделям его работы, старается навести порядок. До его прихода процветало системное вымогательство. Сейчас людей, которые этим занимались, слава Богу, нет. Это вселяет надежду".

Нынешняя попытка ручного регулирования при оформлении импорта ничего, кроме вреда, не приносит ни бизнесу, ни бюджету, считает экс-глава таможенной службы Анатолий Макаренко.

"Бизнес теряет на простоях, задержках, дополнительных расходах, а бюджет не получает деньги, - объясняет он. – Возможно, кто-то видит в этом позитивную перспективу, я ее не вижу. Эти индикативы в 99% судебных исков потом рухнут. В свое время в таможенной службе были инструкции относительно минимальной таможенной стоимости на те или иные товары. Они формировались на основании баз данных и показывали нашим таможенникам, что ниже оформлять нельзя. Когда Украина присоединились к международным конвенциям, в частности, к Киотской, то мы взяли на себя обязательства уйти от индикативных цен. Индикатив государство может установить только в отдельных случаях. И то на экспортные товары. На импортные не может. Поэтому попытка установления так называемых индикативов под видом автоматизированной системы анализа и управления рисками, куда их "зашили", это нарушение наших международных обязательств".

Три оттенка импорта: почему борьба с контрабандой испугала легальный бизнес 02

По мнению Анатолия Макаренко, происходящее прежде всего негативно сказывается на легальных импортерах, которые работают вбелую. Потому что серый импорт сейчас отстоится и найдет 101 способ зайти через другие щели. Если правила игры не будут установлены для всех одинаковые.

"Бизнес готов платить налоги, - отметил он. - Но он вправе сказать: "Ребята, сделайте так, чтобы ткань, которую я завожу, стоила 3,5 доллара за килограмм, если у вас такой индикатив. И у нелегального импортера тоже стоила 3,5 доллара". Или, скажем 10 долларов, неважно. Это условный пример. А получается, что "белых" торбят и добавляют им расходы, а "черные" и "серые" как катались, так и будут кататься".

Макаренко уверен, что побороть подобными методами контрабанду и ликвидировать теневые схемы не удастся. "Таможня недееспособна, ей управляют в ручном режиме все, кому не лень. Профессиональная составляющая желает быть намного лучше. Поэтому ручная система управления это, возможно, благовидная попытка дать деньги в бюджет. Но результата не будет. Если такими же темпами будет идти таможенное оформление, как сегодня, то выполнение росписи доходов госбюджета за январь будет около 85%. Я понимаю, что это почувствовали, и сейчас будут давать грузам выпуститься в свободное обращение, чтобы зашли налоги".

Татьяна Бодня, для "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику