Цензор.НЕТ

12.02.19 18:00

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе

Автор: Д.Попович

Вокруг Николаевского бронетанкового завода продолжаются скандалы. На этот раз они связаны с уголовным производством по подозрению в растрате денежных средств.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе

В конце января стало известно, что Центральный районный суд Николаева дал разрешение на временный доступ к документам следователю полиции в рамках дела о ремонте базы отдыха "Ветерок", за который ГП "Николаевский бронетанковый завод" (НБТЗ) перечислило фирме "Ли Тур" 857 тысяч гривен.

Поводом для разбирательств стало подозрение в том, что должностные лица НБТЗ причастны к растрате денежных средств, якобы выделенных на ремонт базы

НБТЗ переживал и лучшие времена. Их связывают с деятельностью бывшего директора предприятия Александра Швеца, который дважды возглавлял НБТЗ. При нем сотрудникам регулярно выплачивали зарплату, а завод имел заказы на ремонт бронетехники и даже занимался ее модернизацией.

В январе 2019 года Цензор.НЕТ опубликовал интервью с Александром Швецом, в котором топ-менеджер предположил, что госконцерн "Укроборонпром" мог бы занимать более серьезные места в рейтинге мировых торговцев оружием, если бы его бывшее руководство не увольняло успешных руководителей.

В то же время бывший заместитель директора НБТЗ по коммерческим вопросам Олег Мудрак, который пришел уже после второго увольнения Швеца, не согласен с рядом утверждений экс-директора, касающихся успешных международных контрактов и удачных вариантов модернизации бронетехники.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 01
Олег Мудрак

БРАК СВАРКИ БРОНЕЛИСТОВ

- Почему вы не согласны с тезисами, изложенными в интервью Александра Швеца?

- Мне показалось странным появление интервью с директором небольшого николаевского бронетанкового завода, который, к тому же был уволен 4 года назад (в мае 2015 года). И хотя Александр Швец заявил, что не собирается туда возвращаться в третий раз, у меня возникло впечатление, что именно этого он и добивается.

Например, он рассказал, что при нем завод имел серьезные международные контракты, которым не дали реализоваться. Это совершенно не так. Скажем, по поводу контракта с Саудовской Аравией, во время моего прихода в качестве заместителя Николая Кистрина (уволен летом 2018 года), тогда на заводе не говорил только ленивый. Но приостановка контракта на поставку БТР-70ДИ в Саудовскую Аравию была обусловлена совсем не кознями со стороны "Укроборонпрома".

- А чем именно?

- По информации, которую я получил тогда, один из этих факторов – это брак сварки бронелистов, который обнаружился во время испытаний бронетранспортёра в Саудовской Аравии. Причем не в единичных случаях.

- А разве ремонтный завод должен отвечать за качество стали и сварных швов?

- Но речь же идет о модификации БТР-70ДИ, которая сопровождалась заменой двигателей. А это предполагало вмешательство в генеральную конструкцию корпуса. Если вы, например, посмотрите на командно-штабную машину "Свитязь", разработки НБТЗ, то увидите, как она отличается от изначального варианта БТР-70.

- "Свитязь", конечно, отличается, но БТР-70 и БТР-70 ДИ внешне почти идентичны.

- Все равно были изменения, связанные с установкой двух двигателей Iveco, вместо двух штатных бензиновых ЗМЗ-4905 (модернизированный на НБТЗ бронетранспортер БТР -70ДИ оснащен двумя двигателями Iveco, что позволяет ему развивать скорость до 110 км.ч). К слову, с этими двигателями была связана еще одна неприятная история. Когда в мае 2015 года мы пришли на завод, то увидели контракт на поставку восьми БТР-70ДИ, который Александр Швец заключил с Государственной пограничной службой. Конечный срок исполнения контракта был обозначен 15 ноября, а первую машину мы должны были передать 15 июля. Однако не единого двигателя Iveco за полтора месяца до сдачи первого бронетранспортера на складе предприятия не было. Как выполнить контракт? Было понятно, что мы нарываемся на финансовые санкции.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 02

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 03
БТР-70 ДИ (сверху) и командно-штабная машина "Свитязь" разработки НБТЗ

- Что вы решили предпринять?

- В своих поисках я добрался до итальянского Турина, где производятся двигатели Iveco. К счастью, один из менеджеров владел русским языком. Я долго убеждал его изготовить для нас партию двигателей, но наша 40-минутная беседа ни к чему не привела.

- Почему?

- Мне объяснили, что ранее на николаевский завод было направлено письмо, с просьбой подтвердить график поставок этих двигателей на ближайшие три года. Однако никто этот график не подтвердил и нужный нам тип двигателей был снят с производства. Сами понимаете, что на предприятии, которое выпускает до 3000 агрегатов в сутки, никто не будет перенастраивать производственные линии для того, чтобы ради нас изготовить 16 двигателей, уже снятых с производства. Тем более, что они были устаревшими и соответствовали экологическому стандарту Евро-2. Это ведь не какой-то там особенный двигатель. Он эксплуатировался на тракторах и различной сельскохозяйственной технике.

- А почему именно Iveco?

- Вот мне бы тоже хотелось знать. Это хороший двигатель, но весьма дорогостоящий. В дальнейшем, как альтернативу, я прорабатывал один из вариантов комплектации таких БТР американскими двигателями, стоимостью в пределах 15-16 тысяч долларов, но и Николаю Кистрину это было совсем не интересно. Не те цели он преследовал, придя на завод.

В конце концов, с помощью одной из электронных площадок по госзакупкам я нашел требуемый итальянский движок стоимостью в $31 тыс. Из-за этого у меня, кстати, получился конфликт с тогдашним первым заместителем гендиректора "Укроборонпрома" Сергеем Пинькасом, который послужил моральной причиной моего увольнения осенью 2015 года. Между прочим, после моего ухода они купили эти же двигатели Iveco, но уже по $34 тысячи, у какого-то дилера… Но об этом позже. А сейчас я хотел бы подчеркнуть, что Александр Швец заключил контракт с пограничниками, который был ничем не обеспечен, а использование двигателей Iveco было экономически неоправданным. Для модернизации были варианты значительно дешевле. Кроме того, я регулярно общался с главным инженером предприятия. Он рассказал мне, что модернизация БТР проводилась вообще без какого-либо предварительно разработанного проекта. Просто привезли двигатель и начали ставить, подгоняя все на ходу.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 04
На Николаевском бронетанковом заводе

Руководитель завода не потрудился подойти к вопросу квалифицированно и обдуманно: заказать в профильной проектной организации или выполнить самостоятельно конструкторские и маркетинговые исследования, сравнивая сразу несколько двигателей разных производителей. Тогда методом исключения получилось бы эффективно решить задачу оснащения БТРа дизельным двигателем. Ее основными критериями были бы ТТХ двигателя, его массогабаритные параметры, стоимость, доступность для приобретения, гармонизация с трансмиссией и другим оборудованием, эксплуатационная пригодность и ряд других качеств, необходимых для решения боевых задач в условиях минимально возможного технического обслуживания в зоне боевых действий.

Дизелизация БТРов оказалась очень нужным решением для украинской армии. Жаль, что интервью не берут у механиков-водителей, они бы рассказали бы Вам, то, что слышал от них я - обслуживать двигатель (Iveco) в полевых условиях крайне не практично и трудоемко. Это, обстоятельство, кстати, и подтверждает тот факт, что вопросами быстроты, простоты и удобства технического обслуживания вообще никто не занимался.

А ведь согласитесь, что для боевой техники в условиях ее эксплуатации - это один из главных критериев выбора.

НИКАКИХ ПОПЫТОК ДОГОВОРИТЬСЯ С ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ НЕ ПРЕДПРИНИМАЛОСЬ

- Какие еще проблемы на заводе вы обнаружили?

- На территории НБТЗ, еще до своего директорства, Александр Швец арендовал помещение, где было расположено его собственное предприятие под названием "Кронид". На нем изготавливались радиаторы систем охлаждения для транспортных средств. "Кронид" передал заводу большое количество радиаторов для бронетехники, в качестве каких-то взаиморасчетов, которые после ухода Швеца, так и остались лежать на складе, никем не востребованные и никому не нужные. Я бы не удивился, если бы узнал о том, что они до сих пор находятся на складе НБТЗ.

- Почему?

- Они годятся для установки только на БТР-60. А этот бронетранспортер считается устаревшим, и в основном пакете заказов его не было.

Хочу еще коснуться темы перечисления средств на счета профсоюзов. Я не обвиняю Швеца в каких-либо хищениях. Но, во-первых, профсоюз предприятия почему-то возглавляла его родная дочь, а во-вторых меня поразил тот факт, что в своем интервью он прямо заявил о том, что перечисляя деньги со счета на счет, он укрывал их от исполнительной службы. На мой взгляд, это уголовное преступление, о котором он заявляет во всеуслышание, поясняя, что необходимость таких перечислений была связана с тем, чтобы деньги заказчиков не списала исполнительная служба в счет погашения старых долгов. То есть налицо уклонение от выполнения решений судов и производств исполнительной службы.

Ведь речь идет не о пяти-десяти тысячах, а о сумме более 20 млн гривен, перечисленных на счет профсоюза.

Вас не удивляет такая сумма на счете профсоюза, финансовая активность которого может осуществляться только лишь за счет взносов членов-работников профсоюза и в соответствии с коллективным договором с заводом?

Более того, профсоюз является неприбыльной организацией, деятельность которого направлена на реализацию уставной деятельности, но никак не на получение пассивного процентного дохода от начисления за остатки на счетах. Как Вы понимаете, при таких суммах они были немалыми.

- Но вы же знали о проблемах предприятия и старых долгах по зарплате. Заводу нужно было как-то работать, а как это возможно с арестованными счетами?

- Тут было несколько вариантов решения. Можно было, например, договориться с исполнительной службой. Либо обособить отдел снабжения, наделить его правами юридического лица с отдельными счетами и обязать его выполнять снабженческие функции. Еще в середине 90-х такая структурная схема полноценно выполняла свои задачи в структуре управления Одесской железной дороги, когда ее подразделения были таким образом выделены и имели отдельные счета. Поверьте, законные варианты существовали. Но, насколько я знаю, никаких попыток договориться с исполнительной службой не предпринималось, вот поэтому и "родилась" такая сомнительная схема с профсоюзом.

- Как получилось, что вам тоже пришлось уйти?

- Я уволился сам, из-за этих же двигателей Iveco. Я договорился о поставках, но у меня не было права подписи под контрактом. Все договоры на заводе подписывал только директор - Николай Кистрин. После подписания он поехал в Киев, в "Укроборонпром", показал там договор, пояснив, что на закупку этих двигателей необходимы деньги. Мне позвонил Сергей Пинькас и сразу же принялся хамить. Он обвинил меня в том, что я лоббирую чьи-то интересы. Хотя, повторюсь, я фактически провел тендер на электронной площадке СмартТендер, и по итогам его проведения был определен победитель - поставщик.

В том то и дело, что заключение договора прошло по совершенно законной процедуре и все, что оставалось Пинькасу - это только хамить. Почему? Надеюсь, вы догадаетесь сами. Мы наговорили друг другу резкостей, после чего я понял, что долго там не продержусь. Как я уже сказал, после моего ухода с завода, расторгнув уже подписанный договор на поставку, Николай Кистрин купил эти двигатели по $34 тысячи за штуку. То есть, Олег Мудрак провел тендер и привлек победителя с ценой по 31 тысяче за двигатель и он оказался плохим, а Кистрин купил за 34 тысячи – и оказался хорошим менеджером.

Простой подсчет показывает, что в итоге было переплачено более полумиллиона гривен.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 05

- Но вы же не можете отрицать, что после ухода Александра Швеца ситуация на николаевском предприятии ухудшилась. Того же Николая Кистрина уволили в июле 2018 года за двухмесячную задержку с выплатами зарплаты.

- Завод сидел и продолжает сидеть, фактически, на финансовой "игле" только одного департамента Минобороны по бронетанковой технике. Я говорил Кистрину, что завод всегда будет лихорадить, если он всецело будет зависеть только от денег одного заказчика. Небольшие фрагментарные заказы от других силовых ведомств не в счет, потому что они не влияют на портфель в целом. Необходима диверсификация. Я, например, считал тогда и считаю сейчас, что должна быть линейка из различных комплектаций бронетехники. Необходимо спроектировать хотя бы три модели – одну стандартную, другую – средней комплектации и третью – люксовую. А силовые ведомства пусть самостоятельно выбирают наиболее приемлемый для них вариант: как по комплектации и видам выполняемых боевых задач, так и по стоимости. Так мы смогли бы сформировать и предложения для экспортных контрактов. Сейчас в Украине любой бронетанковый завод, кроме НБТЗ, в том или ином виде, обладает своими альтернативными разработками и может предложить, помимо МО Украины, варианты для экспорта. А это валюта, увеличение прибыли предприятия, возможность его модернизации, а также рост заработной платы коллектива.

Модернизация БТР проводилась без предварительно разработанного проекта: альтернативное мнение о ситуации на Николаевском бронетанковом заводе 06
Николай Кистрин

- Ну, Александр Швец как раз искал экспортные заказы. Переговоры с Саудовской Аравией тому подтверждение.

- В этом отношении Александр Швец действительно был дальновиднее Николая Кистрина, который дальше своего носа ничего не видел и не хотел никого слушать. Но переплетение денежных интересов собственного предприятия "Кронид" и НБТЗ сыграло ключевую роль.

Просто нельзя свой частный бизнес строить на деньгах государственного предприятия и одновременно, по факту, управлять ими обеими. Или правильней было бы сказать, что можно, но как показывает практика - обычно это происходит очень недолго, а потом становится очень "больно".

Денис Попович, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику