Цензор.НЕТ

19.02.19 11:50

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни

Автор: Татьяна Галковская

Парадокс нашей медицины: врачи способны оказывать медпомощь по последним мировым стандартам, но не могут этого делать по вполне прозаическим причинам. Например, потому, что протекает крыша, нет подходящего оборудования или палаты выглядят как после бомбежки.

 По идее, ремонтировать их должны местные власти или ведомства, у которых, как правило, денег на это нет.

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 01

Такая ситуация долгое время сохранялась в отделении онкогематологии Национального института рака. Каждый год во время сильного дождя или снегопада крыша протекала, палаты покрывались грязными потоками, в некоторых даже поселялась черная плесень. Все попытки привести в порядок палаты заканчивались с первым ливнем. Ситуация изменилась лишь недавно, когда Министерство здравоохранения выделило около 3 млн. грн. на ремонт крыши. Сегодня он уже завершен и, как говорят в Институте, "лед тронулся".

Были привлечены спонсоры, которые помогли с ремонтом некоторых помещений и купили необходимое оборудование. А около месяца назад в отделение пришли волонтеры, которые взялись за ремонт палат. Это позволит врачам лечить большее число пациентов с разными видами рака крови, которым требуется аутологичная трансплантация костного мозга.

В чем заключаются особенности этого вида терапии и почему так нужна отделению онкогематологии помощь волонтеров, рассказала заведующая научно-исследовательским отделением химиотерапии гемобластозов и адъювантных методов лечения Ирина Крячок.

"Метод трансплантации стволовых клеток периферической крови широко применяется в гематологии при злокачественных заболеваниях крови, а также при некоторых других заболеваниях, таких, как апластическая анемия. Стоит отметить, что трансплантация делится на два вида: аллогенную, когда производится пересадка клеток от донора-родственника или не родственника, и аутологичную, когда производится пересадка своих клеток после выполнения агрессивной химиотерапии. Этот метод правильнее называть высокодозовой химиотерапией с поддержкой стволовыми клетками", - рассказывает Ирина Крячок.

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 02

Высокие дозы химиотерапии дают возможность преодолеть устойчивость опухолевых клеток к стандартной дозе химиопрепаратов.

"Но от такой агрессивной химиотерапии страдают не только клетки опухоли, чего мы и добиваемся, но также и все делящиеся клети организма, в первую очередь – клетки кроветворной системы. В результате, некоторое время пациент находится с низкими показателями крови и нуждается в определенных условиях пребывания. Потому что в это время повышается риск осложнений – различных инфекций, кровотечений и так далее. Для того чтобы сократить период, когда пациент находится в критическом состоянии, несколько десятков лет назад в мире был придуман этот метод лечения с поддержкой стволовыми клетками", - говорит Ирина. - По ее словам, этот метод является золотым международным стандартом для всех пациентов с множественной миеломой в возрасте до 65 лет, пациентов с лимфомами,в тех случаях, когда стандартная терапия не работает, или же, если у пациента развился рецидив".

Аллогенная трансплантация – более сложный метод лечения. Он достаточно широко применяется при злокачественных заболеваниях крови и является стандартом в терапии большинства острых лейкозов, при апластической анемии, в некоторых ситуациях при хроническом миелолейкозе и других заболеваниях. В Украине таких трансплантаций проводятся единицы – только детям в клинике ОХМАТДЕТ. Взрослые же вынуждены ехать на лечение за рубеж по государственной программе.

По данным Европейской группы по трансплантации костного мозга, говорит Ирина Крячок, потребность проведения этого метода – трансплантации костного мозга (аллогенного и аутологического) – в Украине составляет около 2,5 тыс. процедур в год. 10% этого этих процедур должны приходится детям, 90% - взрослым. Потребность в аллогенных и аутологичных трансплантациях составляет 30 к 70.Если перевести в цифры, то получим следующую картину: ежегодно в Украине должно выполняться более 700 аллогенных и около 1700 аутологиных трансплантаций.

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 03

Если говорить о последних, то сегодня для взрослых их делают лишь в двух лечебных учреждениях. С 20000 года он метод выполняется в Киевском центре трансплантации костного мозга, где делают около до 80 процедур в год, и с 2016-го – в Национальном институте рака, который проводит еще еще до10 трансплантаций в год. Для детей – трансплантации выполняются в ОХМАТДЕТе и в Национальном институте рака.

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 04

"Согласно мировой статистике, у пациентов с лимфомами терапия успешна в 80% случаев. Это достаточно высокая цифра, но, тем не менее, остаются 20%, которые могут не ответить на стандартную терапию. В последующем еще у 30% развивается рецидив заболевания. Вот для этой категории больных эффект стандартной химиотерапии будет уже низким и, ее эффективность не будет превышать 20-25%. Применения в таких случаях высокодозовой химиотерапии и аутологичной трансплантации дает возможность достичь длительной и стойкой ремиссии приблизительно у половины больных. Таким образом, шансы на выживание таких больных повышаются фактически в 2 раза".

При такой трансплантации еще до агрессивной химиотерапии у пациента из крови берут его стволовые клетки, и хранят некоторое время в криобанке. А после терапии их возвращают обратно пациенту, у которого, в результате, восстанавливается нормальное кроветворение.

"Когда придумали этот метод высокодозовой химиотерап

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 05ии без поддержки стволовыми клетками, период осложнений и восстановления длился до 2-х месяцев. Естественно, чем дольше пациент находится в периоде с низкими показателями крови, тем больше риск развития различных осложнений и, зачастую, связанная с этим смертность пациента. Использование поддержки стволовыми клетками позволило сделать лечение безопасным! Период критического восстановления пациента сократился до 2-3 недель, а вероятность фатальных осложнений теперь не превышает таковую при обычной химиотерапии", - поясняет Ирина Крячок.

Врачи Национального институт рака постепенно увеличивают количество трансплантаций, но, как констатирует заведующая отделением, их возможности напрямую зависят от условий. Именно с этим связаны чуть ли не основные проблемы с проведением таких трансплантаций.

"До последнего времени во второй клинике Национального института рака, которая построена в 1968 году, не проводился капитальный ремонт. Большой проблемой была крыша, которая находилась в очень плачевном состоянии – она протекала. Мы счастливы, что Кабинет Министров Украины вместе с МОЗ в 20117 году выделил финансы и сейчас закончился капитальный ремонт крыши. Это позволяет нам двигаться дальше и делать ремонт всего отделения. Но госфинансирование на ремонтные работы сейчас отсутствует, поэтому мы рады, что есть поддержка людей, которые неравнодушны к проблемам наших больных. Огромная благодарность волонтерам и волонтерским организациям, которые откликнулись и помогают нам в проведении ремонта. В конце прошлого года, значительную благотворительную поддержку оказала Корпорация "Рошен", которая провела ремонт одного из помещений, где мы разместили оборудование для аутологичной трансплантации. На этом сотрудничество с компанией "Рошен" не закончено, Администрация института ведет переговоры о дальнейшем ремонте целого этажа", - говорит заведующая отделением.

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 06

Конечно, все проблемы не исчерпываются одними помещениями.

Как отмечает Ирина Крячок, "процедура трансплантации довольно сложный и дорогостоящий метод лечения. Дороже, чем стандартная химиотерапия. Он требует намного больших затрат на медикаменты, наличие квалифицированного персонала, определенное оборудование – аппараты для получения стволовых клеток, для их превращения и подготовки к замораживанию, для замораживания и т.д. Мы уже за эти годы много чего из этого имеем, но для развития, нам потребуется и обновление материально-технической базы. В МОЗ сейчас разрабатывается пилотный проект, по которому мы сможем получить нужное оборудование на 20 млн. грн".

Крыша не течет, палаты ремонтируются, или Как волонтеры помогают Институту рака спасать жизни 07

Еще одной проблемой, по словам И. Крячок, является оплата лечения:

"Специальной программы, которая бы финансировала проведение аутологичной трансплантации, нет. Мы ее выполняем в рамках существующей программы закупки препаратов для онкологических больных, то есть, теми препаратами, которые обеспечивает государство. Аутологичная трансплантация не требует каких-то препаратов, которые не входят в общий перечень лекарственных препаратов, закупаемых институтом за бюджетные средства.

Но гособеспечение происходит не в полном объеме – сегодня это в пределах 30% от необходимого. Сумма госфинансирования на закупки лекарств институтом не увеличилась в этом году, хотя количество пациентов в разных регионах Украины только растет. Но мы ожидаем увеличения централизованных поставок лекарств, непосредственно от Минздрава".

В результате, значительная часть лечения ложится на плечи самого больного. Затраты на проведение аутологичной трансплантации в Национальном институте рака составляют от 70 до 200 тысяч грн., что в 3-10 раз дешевле, чем за рубежом.

"Если у пациента нет денег на лечение, то мы всегда стараемся ему помочь в поиске альтернативных источников, обращаемся к благотворителям, если это киевлянин – к местным властям, - говорит Ирина Крячок. – В 90% случаев нам удается сделать так, чтобы пациент получил адекватную терапию".

Как журналист я неоднократно бывала в Институте рака. Чаще всего мне рассказывали о новых технологиях, инновационных методиках лечения, показывали отремонтированные помещения с самым современным оборудованием. Но в недавний мой визит чувства были двойственными. Я впервые прошлась по палатам, в которых пациенты регулярно страдали от дождя и снега. В них чисто убрано, но от этого не легче. Стены мрачные, на потолках повсюду облупившаяся штукатурка, видны следы предыдущих потопов. И очень душно.

Но врачи отделения не скрывают своего оптимизма – после ремонта крыши можно двигаться дальше!

Евгений Кущевой, врач-гематолог отделения, с настоящей гордостью показал комнату, в которой стоит оборудование, необходимое для забора клеток при аутологичной трансплантации:

"Вот с помощью этого аппарата мы набираем у пациента нормальные кроветворные клетки. Вот это клеточный сепаратор, это удобное донорское кресло, в котором пациент проводит 6-8 часов. Мы им очень гордимся. Все началось с этого сепаратора – Институт помог нам его получить (раньше мы это делали в детском отделении) и стал вопрос, где же его поставить. Некоторое время мы его катали по палатам. Затем откликнулась на нашу просьбу корпорация "Рошен", которая помогла с ремонтом и приобрела оборудование для криолаборатории на несколько миллионов.

Раньше здесь была манипуляционная, в которой последний раз ремонт делали 40 лет назад. А теперь в этой комнате создали все условия для доноров. Например, установили нормальные батареи, которые позволяют поддерживать нужную температуру. Казалось бы, мелочь, но когда донор лежит в холодной комнате, он мерзнет, сосуды сужаются и у него очень сложно взять кровь. В ближайшее время мы ожидаем поступление дополнительного оборудования для дальнейшего развития направления трансплантации, закупленного МОЗ".

Обычно под палатой для трансплантации костного мозга подразумевают стерильные боксы. Но они нужны для аллогенных трансплантаций, а для аутологичных стерильности не требуется – ведь пациенту пересаживают его собственные стволовые клетки, которые не вызывают реакции отторжения. Благодаря этому человеку не требуется "убивать" иммунитет и помещать в стерильный бокс для защиты от инфекций. Главное, чтобы в такой палате был свой санузел и хорошая приточно-вытяжная вентиляция.

Именно такие палаты сейчас ремонтируют волонтеры. Ремонт идет ударными темпами, первую палату ребята отремонтировали своими силами всего за 18 дней! Ребята приглашали желающих помочь в ремонте как финансово (была заведена отдельная карточка), так и личным участием. "Можно пыль вытирать, если маникюра жалко, а можно отрываться по полной с перфоратором и болгаркой (и даже снимать стресс - бросать старый мусор из окна 3 этажа). Наш Наполеон, Ирина Солошенко, имеет большие планы по захвату новых палат больницы, если будет куда пациентов расселить. П.С .: График работы свободный, соцпакета нет, условия грязные, работа паскудная. Но есть львовский кофе в многоразовом стаканчике, джазовое радиосопровождение, старый душ с плесенью", написал на своей странице в Facebook волонтер Роман Марусенко.

После того, как о работе волонтеров рассказали в СМИ, к ремонту начали подключаться спонсоры. Сегодня есть надежда, что уже скоро ремонт отделения будет завершен и наши врачи смогут спасти еще не одну жизнь.

 Татьяна Галковская, "Цензор. НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику