Цензор.НЕТ

28.04.19 11:15

"600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно": как живет приют-переселенец из Донецка

Автор: Виолетта Киртока

Наталья и Сергей Тимошенко в 2014 году вывезли из Донецка самое дорогое – приют для животных, который существовал там более тридцати лет. Сейчас в глухом селе в Донецкой области им приходится достаточно сложно.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 01

Разговаривая с вынужденными беженцами (я бы все же называла их так, а не переселенцами, ведь они вынуждены были бежать) я слышу рассуждения о том, что они успели взять с собой, а что важное осталось дома. Кто-то тоскует по семейным фотографиям, кто-то – по библиотеке, кто-то вспоминает, что хранил детские вещи для внуков, а теперь они достались ополченцам, занявшим дом… Видя брошенные дома в Песках, уцелевшие в типичных стенках советского периода сервизы и те самые фотоальбомы в квартирах, разбитых танковыми попаданиями, вижу за ними разрушенные жизни сотен людей. Что они брали с собой?

Семейная пара из Донецка, с которой мы познакомились пару недель назад, умудрилась вывезти все самое ценное. Более того – приумножить сохраненное. Если из родного города они выбрались приблизительно с 60 котами и 40 собаками, то теперь у них этого "добра" стало больше. Наташа Тимошенко и ее муж Сергей создали приют для животных еще до войны. И перевезли его на украинскую территорию. Село, в котором они сейчас живут, находится в 70 километрах от Донецка. В Журавке не было войны, но село находится на таком отшибе, такое мрачное и депрессивное, что такое ощущение – здесь конец мира. И вот на отшибе этого конца мира несколько стареньких хат занимает приют-беженец, приют-переселенец. Сюда не добраться на легковой машине из-за глинистой грунтовки.

Сюда доезжают джип либо грузовик. Наташа и Сергей заказывают дрова, чтобы обогревать хатки с животными. За едой в местный магазин ходят пешком - прорву собак и котов нужно каждый день кормить. Приют существует, благодаря пожертвованиям от неравнодушных людей, которые видят жизнь приюта через фейсбук. И все средства эти люди тратят именно на животных, обделяя себя. На момент моего визита в это богом забытое место люди здесь не ели мяса почти два месяца – перебивались кашами да постными супами. Поэтому эта статья не только о том, какой безгранично доброй души бывают люди, но и о том, что им самим нужна поддержка. И если ее станет хоть немного больше, тем самым мы дадим им веру в лучшие времена и в то, что добро побеждает и зло, и оккупацию, и трудности переселенческой жизни…

"У НАС СЕЙЧАС 183 ЖИВОТНЫХ. СОБАК ОКОЛО 130, ОСТАЛЬНЫЕ – КОТЫ"

- Сколько у вас животных? – спрашиваю я, проходя по двору между двумя старыми домами, за одним из которых находится сарайчик. И отовсюду раздается разнообразный лай.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 02
600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 03

- 38 котов и 12 собак только тут, в этом доме, - Наташа Тимошенко проводит меня внутрь. Через сетчатую дверь видна комната, сплошь заселенная котами. На полках вдоль стен находятся мягкие матрасики, на полу внахлест лежат ковры. – А вообще у нас сейчас 183 животных. Собак около 130, остальные – коты. Вы проезжали сгоревший дом – раньше в нем у нас тоже жили животные, но после пожара мы всех оттуда забрали. Но оттуда не захотели "переезжать" 12 котов. Каждый день ходим туда их кормить. В одной комнате со мной живут 48 собак...

- Когда вы уехали из Донецка?

- В 2014 году. Мы жили в Киевском районе, на пятом участке на новой объездной. 35 лет там существовал созданный мной донецкий городской центр защиты животных. Вывезли оттуда около ста животных. Остальные появились уже здесь.

Тут, в Журавке, мы нашли дом еще в 2013 году. Муж говорит, что я ведьма, как будто предчувствовала все это… Еще до всех событий первый раз в жизни исповедалась. Вернулась и говорю: собираемся и уезжаем отсюда. Мы стали искать новое место. Какие чудесные варианты у нас были! Зугрэс, под Енакиево место прекрасное и чуть ли не задарма. Я всем говорила: нет, нам это не подходит. А фазанарий! Нам предлагали в пользование огромный городок и дом. Хозяин фазанария обещал: я вам еще землю дам, чтоб вы могли что-то выращивать, я помогу. Мне там так нравилось, но что-то останавливало соглашаться. А сейчас во всех тех местах – оккупация. Я остановилась на Журавке, и это оказалось правильное решение.

Звери войны очень боятся. Когда в Донецке начались взрывы, а в 2014 году там, где мы жили, хорошо было слышно военные действия, выли, боялись, одна старая собака умерла от разрыва сердца, когда над нами низко-низко пролетел самолет. После этого мы и решили, как можно скорее переехать. За пять дней управились.

В 2014 году здесь, в Журавке, тоже было очень громко, причем громыхало недалеко от нас. Через село от нас стояли ребята, у которых были и "Ураганы" и "Грады". Вот все это и гудело. Было однажды, выходы были такими мощными, что у нас стекла повыпадали. Война отражается не только на людях. Я заметила, что и многие наши собаки постарели раньше, чем должны были.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 04

- Чем вывозили животных?

- Газелью. Садили зверей в клетки и – в дорогу. В Донецке у нас остался дом. Его немного разграбили, но пока никто не заселился…

Наташа ведет меня дальше по территории приюта, комментируя все вокруг.

- Видите, в комнате, где живет Сережа, стенка отвалилась. Нужно ее как-то починить. А эти горы мусора не можем вывезти уже четвертый год… Участок у нас большой, он тянется вон туда, где все эти заросли травы. Но я даже огород посадить не могу – некогда, хотя могли бы себе что-то выращивать, а то частенько голодаем… Животные забирают все время. Нас здесь всего три человека. С нами еще Валя была – она все успевала, на ней все и держалось. Но она в декабре 2015 года повесилась на вон том орехе. У нее зять – мент в Донецке, он не отдавал ей паспорт, получал по нему ее пенсию дээнэровскую. А она переживала, хотела переоформить документы, получать свои деньги здесь. В тот день она с дочкой поговорила по телефону, после чего целый день с нами и словом не обмолвилась. А ночью повесилась… 68 лет было женщине, не смогла пережить все это… Нам очень нужны помощники-добровольцы, они могут с нами жить. Вдруг кто-то откликнется…

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 05

Это все, кто ухаживает за животными. Наташа с Сергеем в центре. Им постоянно помогает Игорь, он тоже беженец из Донецка. А Наташина подруга переехала в Изюм, время от времени приезжает в гости. У обоих мужчин – проблемы с документами. Сереже нужно вклеить новую фотографию, а Игорю – восстановить паспорт

"СВОЮ ЛЮБИМИЦУ ВАМ НЕ ПОКАЖУ, ПОТОМУ ЧТО ОНА, МАЛЕНЬКАЯ И УШАСТАЯ, ЗАКУСАЕТ ВСЕХ"

- За счет чего вы держитесь?

- Благодаря фейсбуку и перечислениям неравнодушных людей. Выживаем только благодаря пожертвованиям. Но все равно постоянно не хватает денег, занимаю, вся в долгах… Надо бы писать душераздирающие посты, которые бы привлекали внимание и желание помочь, но я не умею писать жалостливо. Я по натуре оптимист, поэтому и мои сообщения радостные.

Мне 59 лет, пенсию еще не получаю. Сережа моложе меня на 11 лет. Здесь, в Журавке, работы нет никакой. Да и когда нам работать? Когда мы переезжали сюда, думали – побудем два месяца, да и вернемся назад. Дома Сережа работал в супермаркете "Метро", который находился практически на взлетной полосе Донецкого аэропорта, в охране. Это была не плохая работа, много времени уделял приюту, но и деньги приносил. Само "Метро" вспоминаем с ностальгией. Летом, когда жарко, едешь часов в десять-одиннадцать вечера, а в мясном отделе так холодно, хорошо…

- Я смотрел видео, как разграбливали супермаркет, тачками вывозили все, - добавляет Сергей. – Кошмарное зрелище…

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 06

- Собаки, выходите, - Наташа подошла к большому вольеру за домом, в который из небольшой дверцы в стене выскакивают два пса, с любопытством смотря на гостей. – Не хотят выходить на холод, - объясняет Наташа. - От печки же тепло идет. Мы протапливаем для них помещения. Вот недавно купили машину дров, чтобы звери не замерзли.

- Приют увеличивается, я так понимаю…

- Не так давно нам привезли мамашу громадную и двоих щенков… Местные в коробках подкидывают собак-котов. А берут у нас мало, очень мало.

- Мишку с Борькой мы шикарно пристроили, - добавляет Сергей. – Просто повезло!

- Наша проблема в том, что у нас нет нормальных крепких заборов. А с обеих сторон от нас есть соседи. Вот тут живут москаляки, - Наталья применяет крепкое словечко, которое я в статье не могу повторить. - Они дачники, не постоянно тут находятся. Но в 2015 году они отравили 40 щенков! Доказать это невозможно. Но только они могли бросить в вольер отраву. Мы нашли только остатки двух затяганных пакетов. Четверых мы откачали – живут у нас, а остальных – похоронили.

Мы возвращаемся в дом с печкой, на которой уже высятся вымытые огромные кастрюли, а часть их домывает Наташина подруга, приехавшая на пару дней из Изюма – женщина тоже уехала из оккупированного Донецка. На огне стоит одна емкость. Наташа поднимает крышку – варится бульон из огромного легкого. Естественно, я интересуюсь, сколько еды готовят каждый день для своих питомцев.

- Все вопросы к Сережке, - говорит Наташа. - Это он повар.

- Ежедневно мы расходуем 10 килограммов мяса – как правило, варим из него 40 литров бульонов. Затем добавляем крупы, варим их и отдельно. В итоге получается 120 литров пшеничной каши, столько же манной. Эти две каши мы смешиваем. Вермишели каждый день получается 100 литров. Добавляем и овощи. В общей сложности около 600 литров еды раздаем нашим собакам и котам.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 07

Наташа может попросить о куриной печени для котов, но никогда даже не намекнет публично, что сами они уже давно не ели мяса. Люди настолько порядочны, что деньги, перечисленные людьми на мясо для животных, в жизни не потратят на еду для себя…

- Я с детства любила животных, но бабушка, с которой мы жили вместе с мамой, не позволяла мне их приносить домой – она страдала астмой. Когда она умерла, уже через неделю в квартире на Артема у меня было две собаки и до тридцати кошек. Первой я принесла из подвала кошку Нику с котятами... Когда питомцев стало слишком много, поменяла квартиру на дом. Так удобнее жить, если у тебя много животных. Там и основала приют.

- У вас есть любимцы?

- У меня это Соня, - отвечает Наташа. – Но я ее вам не принесу и не покажу, потому что она, маленькая и ушастая, закусает всех.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 08

У нас она с позапрошлого года. И ее история трагическая. Она очень боится людей. Хозяин ее сильно избивал, не знаю, по какой причине. Нам позвонили его соседи: либо забирайте, либо он ее в мешке куда-то в ставок выбросит. Она запуганная была, месяц кидалась на окно. Я ей давала мисочку с едой на мусорном совке, но она и его грызла. А сейчас со мной спит. И такая родная, такая любимая. Сама залазит ко мне на второй ярус кровати. Неделю назад у меня внезапно случился сердечный приступ. Я отчего-то так испугалась. Пришла, легла и плачу: "Не дай Бог, со мной что-то случится, Сонечка, никто тебя в руки не возьмет. Ведь она никому не доверяет. Они вот, Сережа и Игорь, заходили к Соне, когда от бешенства уколы делали. Покусанные ушли все!

- А вас никогда не кусают?

- Ну что вы! Вот шрам на подбородке – след от любимца, огромного немецкого дога, - отвечает Наташа. – Он был размером с пони. Мы с ним вышли на прогулку, и он неожиданно среагировал на соседскую кошку – она Райту не понравилась. Он дернул так, что я упала и подбородком ударилась о бордюр, рассекла его. Этого красавца мы забрали с живодерни. Он привык гулять на поводке, в вольере не очень хорошо себя чувствовал, вот и приходилось с ним прогуливаться. Мы с Сережей очень любили этого пса.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 09

Обычно животные бросаются, не понимая, что им хотят оказать помощь. Они в этом не виноваты. Укусы - это издержки производства, скажем так. Животные, как и люди, - кто-то благодарный, кто-то нет. Вот Рыжика подобрали в мороз на остановке в Димитрове в 2014 году. Так он до сих пор меня за ноги кусает. Мерзкий по характеру: гавкучий, с другими дерется. Но я же все равно его люблю.

- А у меня любимец йоркширский терьер, - добавляет Сергей.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 10

- Вынеси своего крокодила, покажи людям, - смеется Наташа.

- Он не презентабельный, нужно купать, но холодно пока, не хочется простудить, - ворчит Сергей, но приносит собачку. Очаровательный заросший йорк дрожит под мышкой у хозяина, но смотрит на нас смело. - Мой Мурзик поменял трех хозяев.

- Да какие это хозяева, сволочи настоящие! – громогласно возмущается Наташа. - Закрыли его в пустой квартире, чтоб он сдох. Характер у него был ужасный, когда он к нам попал, – не знаю, как Сережа с ним сладил.

- Просто с собачкой надо уметь найти общий язык, понять животное, - объясняет Сережа.

- Вот у нас несколько дам из Димитрова, - перечисляет Наташа небольших песиков, которые крутятся на кухне. - В основном нам звонят люди, рассказывают страшную историю о животных, которые живут у их соседей или во дворе. И мы едем - забираем. Ночью ездили не раз. Всегда останавливаемся, если возле дороги видим коробку – опыт показывает, что в ней, как правило, выброшенные щенки или котята. Не забираем только тех животных, которых невозможно подманить или которые убегают от нас, из-за чего их невозможно поймать. Хотя в таких случаях по несколько раз возвращаемся на место, где видели бродячих котов или собак.

"Тему, сына, мы забрали из детского дома, когда ему было 13 лет. Сейчас он живет в Димитрове, и у него 16 кошек и собак"

- У всех ваших котов и собак есть имена?

- Почти у всех, - отвечает мужчина. - У нас много Белок, Рыжух и Чернух. Есть Никак, Жуля и Нежуля. Пёся носит второе имя Бродун, потому что он, как только просыпается, сразу начинает бродить.

- Этот песик в морозы прибился в подъезд в Покровске. У него опухоль. Нам позвонили, чтобы мы забрали. Наркоз он не перенесет. Полуслеповатый уже. Химию можно было ему давать, но он старый, тоже может ее не перенести. Вот - в тепле доживает. Когда мы его привезли, он явно уже собирался умирать, но потом передумал.

- Породистые собаки есть?

- Снежок у нас алабай. Вы его во дворе видели, в будке. Он очень старенький – еще из Донецка. Зубы у него уже стертые. Линда якобы спаниель. Бозя у нас полутакса-полупинчер. Ему 18 лет. В Донецке нам его привезли щенков во времена, когда компьютеры были огромной редкостью. А этот щеночек перегрыз компьютерные провода, из-за этого его нам и отдали.

- У нас и таксы были, и овчарки, - добавляет Сережа.

- Когда мы перебрались сюда, не сразу нашли ветеринара, - говорит Наташа. – Никто нам не помогал, но мы справлялись как-то сами. В прошлом году осенью у нас была трагическая кошка. Она бы погибла, если б не Лера. Мы, зоозащитники, общаемся между собой. В Димитрове есть женщина, которая подбирает котят-щенят и на рынке их раздает. Я ее спросила: а кто тебе их стерилизует? "Девочка одна, Лера", - ответила. Я ей позвонила. Она, оказывается, тоже из Донецка. Муж ее рефери по боксу, а она ветеринар. У них двое детей. На Татьянин день, 25 января, она родила второго ребенка. И уже работает – бездомных животных стерилизует. Она к нам приехала дважды, посмотрела. И теперь приезжает бесплатно. Последний раз была в ноябре. Ей уже тогда тяжело было за рулем ездить. Вот здесь, на кухне, она на столе все и делала.

- Румыны у нас когда-то стерилизовали прямо на улице, - вспоминает Сергей. – После операции коты лежали штабелями под домом. 90 животных в день могли простерилизовать специальные передвижные ветеринарные клиники.

- Единственное, о чем просит Лера, - пропофол, - продолжает Наташа. – Это безопасный препарат, который хорошо переносят старые и больные животные. Но этот препарат, который раньше был в открытой продаже, теперь отпускается по рецептам. Он нам очень нужен! Когда не можем стерилизовать зверей, отсаживаем их в разные клетки. Надо бы еще парочку сделать.

- Да и вольер еще один не помешал бы, - добавляет Сережа. - Но все упирается в деньги.

- И стену в Сережиной комнате б отремонтировать… - вздыхает Наташа. – А у нас нет даже транспорта, чтоб что-то привезти. У сына Артема была машина, но мы продали ее на запчасти. В прошлом году еще на ней выезжали пару раз. Просто пока все вывозили из Донецка по этим дорогам, разбили ее вконец, стойки повылетали… Сын живет в Мирнограде, работает на рынке. У него тоже 16 кошек и собак. Он с детства нам помогал, мог пропустить школьные уроки, если нужно было в клинике побыть с больной собакой или кошкой. Забота о них всегда была важнее всего остального и для него тоже.

600 литров еды раздаем котам и собакам ежедневно: как живет приют-переселенец из Донецка 11

- Это у вас семейное?

- Ну да. Правда, Тему мы в детдоме взяли, когда ему было 13 лет.

…Мне стыдно просить, ведь мы всегда справлялись сами. В 59 лет учиться этому сложно. Раньше мы и детскому дому помогали. Еще в 2015 году мы нормально жили. У нас был кое-какой запас – мы его сумели перевезти сюда. Кур купили - 50 штук. Яиц было столько, что раздавали: в детдом Покровска возили, военным передавали ведрами. И я всегда просила говорить, что это из Донецка!

P.S. Приют нуждается в дровах и угле, в подстилках собакам, которыми могут служить старые куртки, свитеры, толстые зимние рубашки, в стройматериалах и, конечно же, продуктах для людей, которые ухаживают за животными. Старенькая волонтерская машина, отслужившая военным, тоже была бы очень кстати – приюту без транспорта существовать очень сложно.

Счет Натальи Тимошенко в Приватбанке: 5168 7422 1483 5914.

 Виолетта Киртока, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику