Цензор.НЕТ

10.05.19 14:30

Коррупция, тендеры и Электронный суд. Почему не заработала профинансированная государством система ЕСИТС?

Автор: Татьяна Галковская

С начала весны все наши суды должны были полностью перейти в электронный формат. Собственно, многое уже работает.

Сегодня нет необходимости ехать в суд, чтобы узнать, на когда назначено рассмотрение дела, какой судья будет его вести, оплатить судебный сбор и т.д. Предполагалось, что и другие возможности должны быть у граждан – после внедрения Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы (ЕСИТС), в том числе и широко разрекламированного ее модуля "Электронный" суд". Однако этого не произошло.

НАБУ ВЕДЕТ ДЕЛО О ПРИСВОЕНИИ СРЕДСТВ

Разработка и внедрение системы были возложены на Государственную судебную администрацию (ГСА), которая должна была закупить необходимое программное обеспечение, технику и оборудование для работы судов онлайн.

И по идее, уже с 1 марта деятельность все судов Украины должна происходить в электронном формате. Начиная от делопроизводства, единой админстративно-хозайственной учетной системы, аналитических отчетов, информационной поддержки сторон – до возможности судам и участникам процессов общаться дистанционно: с помощью видеоконференцсвязи и обмена документами в электронном формате. Гражданин получает возможность подать иск или ходатайство, оплатить услуги, посмотреть свое дело и т.д., просто сидя у себя дома за компьютером.

С января нынешнего года система начала работать в тестовом режиме. Однако полностью суды так и не смогли начать работать онлайн. Причин несколько, но среди основных – отсутствие в судах необходимых технических средств: компьютеров, сканеров, средств фиксации процесса и тд.

Проблемы возникли и с нормативным документом о системе. Проект положения о ЕСИТС был подан в Совет судей лишь 5 февраля. Но, по мнению большинства судей, он требует усовершенствования и доработки, так как там не учтены очень важные технические и организационные моменты.

"Мы в Совете судей считаем, что любая техническая система, а здесь мы говорим об информационно-телекоммуникационной системе, имеет целью облегчать процессы, а не добавлять еще больше работы, – сказал глава Совета судей Украины Олег Ткачук, выступая на заседании Постоянной комиссии Высшего совета правосудия по вопросам ЕСИТС. – Это должна быть такая система, которая будет понятна и доступна для каждого человека, который имеет отношение к судебной власти, а не только для кандидата наук, имеющего опыт работы с юридическим документооборотом более 25-и лет, это во-первых. Во-вторых, для запуска работы ЕСИТС нужно кадровое обеспечение, что немаловажно, и обязательным условием которого является обучение судей, и работников аппарата и надлежащее материально-техническое обеспечение судов".

В результате 28 февраля, накануне введения в действие ЕСИТС по всей стране, Высший совет правосудия вынес решение о приостановке объявления о создании и функционировании системы.

Собственно, именно отсутствие необходимой техники во многих судах называли в качестве основной причины, чтобы отложить запуск системы. В последнее время в адрес ГСА звучат обвинения в коррупции и нерациональном использовании бюджетных средств. Косвенным подтверждением обоснованности обвинений может быть недавний обыск, проведенный в ГСА Национальным антикоррупционным бюро Украины (НАБУ).

Как сообщили "Цензор. НЕТ" в НАБУ, его "детективы осуществляют досудебное расследование в уголовном производстве по признакам уголовного преступления по факту закупки ГСА у ООО "Компанія КИТ" по завышенной цене программно-аппаратных комплексов для видео-аудиофиксации судебных заседаний. В настоящее время расследование продолжается, о подозрении в уголовном производстве ни одному лицу не сообщалось".

Следственные действия проводились в рамках расследования, начатого еще в 2017 году, по актам возможного присвоения средств при проведении закупок оргтехники для нужд судов Украины за счет госбюджета.

ПОЧЕМУ ЗА ПЛАТУ ВИДЕОЗАХВАТА ГОСУДАРСТВО БЫЛО ВЫНУЖДЕНО ЗАПЛАТИТЬ ДВАЖДЫ?

Теперь давайте посмотрим, о каких закупках идет речь. Еще в 2016 году ГСА провела тендер по закупке программно-аппаратных комплексов "Аккорд" для фиксации судебных заседаний. Комплексы представляют собой программное обеспечение и необходимую для записи звука и видео аппаратуру – системный блок с определенной "начинкой", монитор, клавиатура, микрофон, акустическая система т.д.

Эксперты по программному обеспечению отмечают, что все технические требования тендерной документации четко выписаны под продукт "Аккорд" - ООО "Компания "КИТ", так как они, по сути, дублируют технические характеристики паспортов на оборудование данной компании.

Участие в торгах приняли две компании: "Альтаир и К", с ценовым предложением 30 млн. 544 тыс. грн., и "Компания КИТ", с ценовым предложением 30 млн. 420 тыс. грн. Давайте запомним их названия, они нам будут встречаться очень часто. Вторая по результатам торгов стала победителем.

Чтобы выполнить условия договора, "Компания КИТ" приобрела комплектующие к программно-аппаратным комплексам (ПАК) фиксации судебных заседаний у ряда компаний и ФОП, основным из которых является "Альтико". При этом директорами и учредителями "Альтаир и К", проигравшей тендер, и "Альтико" являются братья Шоломий Ю.А. и Шоломий А.А. Директор "Компания КИТ" Перловская Ю.О. является гражданской женой Шоломий Ю.А.

Иными словами, два брата и жена одного из них создали ряд посреднических компаний. Эти компании принимают участие в многомиллионных государственных закупках и выигрывают их, при этом "отчаянно конкурируя" между собой. При этом, предложение победителя отличается от предложения проигравшего на 0,4% стоимости договора. И что же победитель делает, получив контракт? Правильно, все комплектующие он закупает у ФОП и "незнакомой ему" фирмы собственного мужа.

Теперь давайте разбираться, зачем в этой цепочке нужны были ФОПы.

Согласно условиям заключенного договора, стоимость одного комплекта ПАК составляет 49 тыс. 200 грн. В то же время, по официальным данным, размещенным поставщиками аналогичного оборудования в интернет-магазинах, розничная стоимость комплектующих одного ПАК и программного обеспечения составляет не более 26 тыс. 500 грн. Разница по самым скромным подсчетам составляет 22,7 тыс грн. на каждом комплекте.

Более того, после поставки этих ПАК в суды оказалось, что сборка комплексов была некачественная, и аппаратура работает нестабильно. Среди других нарушений называлось и отсутствие программной части в договоре на поставку ПАК, тогда как на нее было перечислено по 3 тыс. грн. за каждый комплекс.

Пообщавшись с сотрудниками ряда судов Киевской области, удалось выяснить, что во многих из них система "Аккорд" есть, но не работает. Вот несколько типичных пояснений: "Техническая возможность есть (установлены и подключены камеры, установлен "Аккорд"), но вначале осуществления видеозаписи функционал провисает и видеозапись не ведется", "Программно-аппаратный комплекс установлен, но программное обеспечение "Аккорд" не поддерживает возможность видеозаписи" или "Для записи судебных заседаний используем систему "Камертон". Для справки ТЗФСП "Камертон" – програмно-аппаратный комплекс для фиксации судебного процесса, используется в судах начиная с 2007 года. Вопрос – зачем необходимо было менять проверенное временем техническое решение для судов?

Почему ПАК не могут поддерживать видеозапись, в судах разобрались очень быстро: в комплектах отсутствовали платы видеозахвата, которые согласно описи должны были быть. В результате суды вынуждены были закупать их самостоятельно, то есть, за плату видеозахвата государство было вынуждено заплатить дважды. На сегодня системы "Аккорд" используются почти в 600-х залах судебных заседаний. Все права на программную часть системы принадлежат частной коммерческой компании, которая может получать за нее вознаграждение из госбюджета.

При этом данное оборудование и данное ПО не соответствует концепции построения ЕСИТС, утвержденных самой же ГСА.

К техническим недостаткам ПАК "Аккорд" также относятся низкое качество комплектующих материалов (микрофоны, микшеры и т.д.), наличие аппаратных, а не программных микшеров, использование аналоговой технологии передачи и записи видео и звука. Среди программных недостатков – наличие программы, которая должна быть физически установлена на компьютере секретаря судебного заседания, отсутствие хранения записи на централизованном "облачном" сервисе, отсутствие взаимной интеграции с системой делопроизводства суда, необходимость использования компакт-дисков (!) для хранения записей технической фиксации и т.д.

Иными словами, закупили совсем не то, почти вдвое дороже и с "кривой" сборкой.

ПОЧЕМУ ЗАКУПЛЕННЫЕ ДАТА-ЦЕНТРЫ НЕ ПОЗВОЛЯТ ПОДКЛЮЧИТЬ ВСЕ СУДЫ В СТРАНЕ?

С прочей оргтехникой тоже вышло не все гладко. Еще в конце 2016 года ГСА Украины приобрела за 17 млн. грн. 675 листовых сканеров у знакомой уже нам компании "Альтаир и К". Чтобы с помощью приобретенного сканера, стоимостью чуть меньше 30 тыс грн, перевести в электронный формат том судебного дела, его нужно расшить(!), все документы, которые меньше формата А4 (конверты, квитанции и т.д.), наклеить на бумагу, отсканировать. А затем опять сшить. Адова работа! Один человек в среднем может оцифровать 2 тома в день. Если учесть, что в суды в год рассматривают более 3 миллионов дел, и все они не по одному тому, то сложно представить, сколько понадобится людей и времени на их оцифровку.

В то же время в судах предпочитают использовать фотосканер, стоимостью чуть меньше 5 тыс. грн. (!), который позволяет быстро сканировать дела без всякого расшивания и подготовки. За день с его помощью можно оцифровать около 30 томов.

Не менее интересна и закупка серверов для судов. Итак, ГСА строит "облачную" ЕСИТС. То есть все данных хранятся централизованно в одном дата-центре и дублируются в резервный. И логично было бы начать построение этих дата-центров – основного и резервного. Но вместо этого, в апреле 2017 года ГСА объявила торги с ожидаемой стоимостью в 49,2 млн. грн на серверы, которые должны находится в судах(!). И при этом технические требования были выписаны под конкретную компанию-вендера.

Данные серверы непригодны для использования в системе ЕСИТС по целому ряду технических причин, в том числе и из-за отличия их архитектуры от той, что используется в дата-центрах. Кроме того, анализ тендерной документации и самой процедуры закупки выявил факты, которые (и это подтвердил Антимонопольный комитет) могут свидетельствовать о сговоре в пользу одного поставщика. Именно из-за этого тендер пришлось отменить.

Чуть позже ГСА объявляет новый тендер на закупку тех же (!) серверов, который опять пришлось отменить после жалобы одного из участников торгов в Антимонопольный комитет.

Тендер на закупку нужного для основного дата-центра серверного и сетевого оборудования был объявлен ГСА лишь в июле 18 года. Выиграла торги на 58,3 млн. гривен та же "Компания КИТ". Для резервного дата-центра сервера не закуплены и по сей день.

Но и с закупленным оборудованием основного дата-центра не все в порядке. Например: отдельные технические требования указаны под устаревшее оборудование или в недостаточном количестве. Так, объявлена закупка оборудования для хранения файлов на 300 ТВ, а нужно 20 000 ТВ, то есть всего 1,5% от необходимого. Получается, что при запуске ЕСИТС к ней будут подключены либо далеко не все суды либо ЕСИТС перестанет работать через несколько месяцев после запуска из-за закончившегося свободного места.

Еще один любопытный тендер прошел в марте 2018 года, по которому ГСА заключила с ООО "МККУ сети" договор на закупку услуг, связанных с поддержкой информационно-аналитической системы "КАДРЫ-WEB", на общую сумму 839,5 тыс. гривен. При этом, согласно договору, имущественные и авторские права на систему остаются у разработчика. Но интересно даже не это. Система "КАДРЫ-WEB" не может использоваться в ЕСИТС, так как противоречит утвержденной ГСА документации на ЕСИСТ(!). Она не интегрирована с ЕСИТС, не содержит функционала по автоматизации процессов управления бухгалтерским и финансовым учетом. Несмотря на то, что эксперты указывали на ее бесполезность для системы, договор был заключен(!).

К слову, о часто звучащих в нашем расследовании компаниях "Альтаир и К" и "Компании КИТ". Если посмотреть на все их тендеры по системе Dozorro, то получится очень поквзательная статистика. Например "Альтаир и К", выиграла 57 тендеров, из них 28 в органах, финансируемых ДСА. Эти 28 договоров принесли компании почти 145 млн. грн, так как остальные 29 тендеров – в 7 раз (!) меньше.

Не мнее интересная статистика и по "Компании Кит". большинство выигранных торгов – всего 63 на сумму чуть больше 203 млн. грн – приходится именно на ГСА и финансируемые ею органы. Причем тендеры конца 2018 и начала 2019 года – сплошная "доукомплктация". Докупались отдельно платы видеозахвата, по 1-2 комплекса для видеоконференцсвязи и фиксации судебных процессов, услуги по установке и настройке оборудования

ГСА СЧИТАЕТ, ЧТО ТЕНДЕРЫ БЫЛИ ЧЕСТНЫЕ

Разумеется, в ГСА все обвинения в коррупции отвергают. Мол, победителей определяли исключительно в результате честных торгов, и более того, добились серьезной экономии средств. В ответ на запрос "Цензор.НЕТ" курьер лично привез пакет с ответами и сканами документов, а пресс-служба продублировала все это в электронном виде. Чтоб уж совсем было надежно.

Когда читаешь эти ответы и документы, действительно создается впечатление, что во всех бедах виноват кто угодно, только не сама ГСА. Возьмем срыв ввода в действие ЕСИТС. Судя по предоставленным документам, у ГСА все было готово. Были отданы все соответствующие распоряжения, и учитывая готовность администратора системы, 1 января 2018 года было дано объявление в "Урядовом курьере" о создании и обеспечении ЕСИТС.

Однако, значится в ответах ГСА, "после публикации объявления в декабре 2018-го и январе 2019 года от судов начала поступать информация о том, что не завершено оборудование рабочих мест судей в залах судебных заседаний (персональные компьютеры, ноутбуки, средства фиксирования судебного процесса), не проведены учения судей" и пр. Кроме того, говорится далее в письме, по результатам рассмотрения Положения про ЕСИТС, Высший совет правосудия вернул документ и предложил отозвать объявление.

То есть, получается, виноваты суды и Высший совет правосудия. Первые не успели завершить оборудование рабочих мест, а второй не захотел одобрить недоработанное положение и согласиться, что и без необходимой техники система может работать.

А кто виноват в том, что положение не успели обсудить и согласовать правки? Тоже не ГСА! Объявление о запуске ЕСИТС было 1 декабря 2018-го, но учитывая, что система очень сложная и объемная, "разработать окончательную редакцию положения про ЕСИТС с учетом всех требований, предусмотренных действующим законодательством, в такие сжатые сроки было невозможно". Непомпетентность? Или умысел?

С техникой и ПО (в том числе, и обучением сотрудников судов) тоже можно было решать вопрос до 1 января 2019 года, а не после, пытаясь вскочить в последний вагон. Тем более, что времени на все это было достаточно. Как мы помним, новая редакция Процессуальных кодексов, которая предусматривала ЕСИТС, была принята еще в конце 2017 года. А вот то, как ГСА распоряжалась этим временем, вполне очевидно из приведенных фактов.

Похожая ситуация – и со срывом внедрения видеофиксации и видеоконференцсвязи в уголовных процессах. Ответ дается очень обтекаемый, без указаний проблем. Мол, "установленные в залах судебных заседаний стационарные системы видеоконференцсвязи обеспечивают не только проведение в режиме видеоконференции, но и осуществляют видеозапись судебного заседания, которая потом хранится вместе с делом". И ни слова о проблемах и наличием этой аппаратуры в судах. Ни слова о том, насколько эти комплексы могут рабботать в ЕСИТС.

Говорится лишь, что процедура поставки в суды унифицированных технических средств фиксации судебного процесса была начата в 2016 году. О нехватке оборудования лишь слегка упоминается, но все стрелки переводятся на территориальные управления: "ГСА Украины давала разъяснения о необходимости осуществления доукомплектации уже имеющихся в судах технических средств фиксации судебного процесса с дальнейшей возможностью осуществлять видеозапись". Тут, по всей видимости, речь идет об отсутствующих платах видеозахвата. Но, как уже говорилось, комплексы закупались и передавались по описи в суды полным комплектом.

Коррупция, тендеры и Электронный суд. Почему не заработала профинансированная государством система ЕСИТС? 01

В конце 2018 года, читаем далее, ГСА Украины своим письмом давала разъяснения о необходимости доукомлектации технических средств фиксации судебного процесса "распорядителями средств низшего уровня", то есть территориальными управлениями.

В самом письме, копию которого нам любезно предоставили, говорится следующее: "ГСА поручает судам осуществить уточняющую проверку наличия и функционирования аудио- и видеозаписи технических средств фиксации судебного процесса с программным обеспечением и обеспечить его функционирование с 01.01.2019". Почему территориальные управления должны были "доукомплектовывать" то, что было куплено за бюджетные деньги полностью укомплектованным, в письме не указывается.

Также ничего не говорится о недокомплектности в пояснении причины выбора именно системы "Аккорд". В письме лишь сообщается, что приобретение 620 таких комплексов стало "ключевой (определяющей) мерой для внедрения унифицированных аппаратно-программных комплексов с использованием единой программы технической фиксации судебного процесса в режиме звукозаписи и видеозаписи с обеспечением в дальнейшем многомиллионной (в особо больших размерах) экономии бюджетных средств".

В качестве уже заметной экономии называются бесплатно переданные в суды более 3 тыс. лицензий на ПО, принадлежащее частной компании (!). В экспертных кругах такое "бесплатное" предоставление ПО называют "посадить государство на иглу". "Таким образом, - значится в письме, - экономия бюджетных средств от приобретения только лицензионного ПО "Аккорд" (без учета 620 лицензий, купленных в рамках процедуры закупки по цене 6 тыс. грн. (!) за одну лицензию) составляет 18 млн. грн".

Сэкономили, как оказалось, и на самих комплексах. "Компания КИТ" представила в ГСА отчет о стоимости комплексов "Аккорд", согласно которому его цена составляет целых 56 тыс. грн., а не 49,064, по которой приобрели их на тендере.

По поводу "неправильных" сканеров ответ был типичным: "…все завершенные процедуры закупок, в которых заключены соответствующие договоры с их победителями, проведены в соответствии с требованиями действующего законодательства. Принимать участие могла любая организация". То есть, мы не виноваты, что на тендер не пришли компании, которые бы предложили более подходящие сканеры, и выбрали из тех, кто предложил более низкую цену. И это не мы техническую документацию тендера прописали под такой вид сканеров такого производителя.

Помнится, именно так мне отвечали еще лет 10 назад в тендерном комитете МОЗ, когда я спрашивала, почему победили компании с ценами, втрое превышавшими рыночные.

Система "Кадри-WEB", указывается в ответе, оказывается, была поставлена и введена в эксплуатацию в рамках проекта "Справедливая, независимая и ответственная судебная власть Украины" по основному контракту Агентства США по международному развитию (USAID). ГСА получило лицензию с неограниченным сроком действия и на неограниченное количество рабочих мест. По данным ГСА, "это надежная действующая система, которая в полном объеме обеспечивает автоматизацию управления персоналом, в которой комплексно отображаются все кадровые процессы". Тут ГСА скромно умолчала о несоответствии этой программы документации ЕСИТС, которую же сама и утвердила.

И далее: "Интеграция системы "Кадры-WEB", в ЕСИТС возможна, поскольку система построена на современных технологических решениях и использует промышленное API". Вопрос тут один – почему только "возможна", почему уже не интегрирована?

Интересно пояснение и недостаточных мощностей построенных дата-центров, основного и резервного:

"Техническое задание на ЕСИТС предусматривает расчетное ориентировочное установление оборудования в трехлетней перспективе до не менее чем 20 Пб. Поэтому на начальном этапе было приобретено дополнительно 300 Тб к уже существующему оборудованию в основном дата-центре для запуска ЕСИТС с дальнейшим расширением реальных потребностей. Это позволит приобретать оборудование и расчетные мощности по мере необходимости. На 2019 год предусматривается дополнительное расширение оборудование не менее, чем на 3 Пб в основной и резервный дата-центры".

Мы задали аналогичные вопросы и "Компании КИТ", которая согласилась на них ответить. Однако на момент публикации ответов еще не было. Мы опубликуем их, как только получим.

Судя по тому, как ГСА распоряжается государственными средствами, приобретая оборудование и программное обеспечение, несложно понять, почему чуда с ЕСИТС не получилось. Единственный вопрос, который остался – это все халатность, некомпетентность или прямой умысел с корыстными мотивами высших должностных лиц ГСА. Надеюсь, этот вопрос прояснит НАБУ.

 Татьяна Галковская, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику