Цензор.НЕТ

29.05.19 13:40

Сергей Лещенко: "Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет"

Автор: Евгений Кузьменко

Про общение с Зеленским и обвинения Джулиани; "неидеального, но эффективного" Богдана и "ископаемоеЛуценко". О геополитических ошибках в соцсетях и Манафорте в "амбарной книге Партии регионов". А также о том, почему он вот уже несколько лет молчит о Коломойском и Пинчуке и не замолкает о Порошенко и Ахметове.

…Народный депутат Сергей Лещенко не может пожаловаться на засилье скуки в своей жизни. Скорее наоборот: драйва как-то даже слишком много. К работе в парламенте и команде кандидата в президенты (а теперь и президента) Зеленского следует присовокупить многомесячное противостояние с Генпрокурором Юрием Луценко. Высокие отношения: Луценко называет Лещенко "скунсом", тот в ответ именует Генпрокурора (читай ниже в этом интервью) "бесполезным политическим ископаемым". Публика тем временем устало пытается разобраться, кто прав, кто виноват, и на чем сердце успокоится.

А тут еще персональный юрист Трампа Руди Джулиани не только выучил фамилию Leschenko, но и обрушился на украинского нардепа с обвинениями. Горячий эфир Руди на Fox News вывел Сергея на международную орбиту – правда, в неправдоподобно-скандальной ипостаси "врага Президента Трампа". Звучит, может, и лестно – но приятного мало. В современном политическом лексиконе такие "титулы" считаются "токсичными" и приносят одни только хлопоты.

С обвинений бывшего мэра Нью-Йорка мы и начали наше интервью с Сергеем Лещенко. Беседа получилась бодрой, эмоциональной, с интересными смысловыми поворотами. Эпизодами разговор походил на перепалку; что ж, тем интереснее!

Сергей Лещенко: Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет 01

- Ты, наверняка читал в интервью Руди Джулиани на "Цензоре", что он говорит об отмене своего визита в Украину. Там упоминается твое имя. Цитирую: "И тогда я попросил о встрече с Президентом, но вместо этого последовала утечка в прессу о том, что Лещенко и кто-то еще советовали ему прекратить расследование и не встречаться со мной. И когда я стал проверять (а я вообще-то не знал, кто были эти люди), люди в Соединенных Штатах сказали мне, что не стоит ехать, поскольку это ловушка, подстроенная демократами и людьми, лояльными к Соросу".

Что скажешь?

- Слова Джулиани не соответствуют действительности. Я не влиял на решение Зеленского не проводить с ним встречу, и тому есть свидетели - он уже имел такую позицию на момент нашей встречи в тот день, когда Джулиани объявил о полете в Украину.

-А с оценками Джулиани назначения Андрея Богдана главой Администрации Президента ты согласен? Вот еще одна цитата: "И месседж, который Президент Трамп хотел бы ему передать (и который я бы передал), звучит так: "Окружать себя врагами Президента Трампа – не самая лучшая идея". Потому что одно дело окружать себя приличными людьми с разными политическими взглядами, и совсем другое – поставить рядом парня, работавшего адвокатом топ-олигарха, о котором говорят, что он вывел миллиарды из вашего банка".

- Не согласен. Вообще, мне кажется, мы столкнулись с беспрецедентной историей, когда лицо, которое не имеет никакой официальной должности в США, пытается влиять на украинскую внутреннюю политику. Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - раньше это были хотя бы официальные лица, которые указывали на слабые места и увязывали предоставление финансовой помощи с решением украинских проблем. А сейчас просто никем не уполномоченный гражданин Америки, который даже не зарегистрирован как лоббист, указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет. Может, стоит дать Джулиани украинский паспорт и назначить на какую-то должность, если его так беспокоит Украина?

- Хорошо, а что о назначении Богдана думаешь ты сам? Почему, по-твоему, получив ряд скептических звонков и устных предостережений по "республиканской" линии, Президент все же назначил Богдана? Почему в сравнении с другими имевшимися кандидатурами именно эта  устроила Зеленского больше?

Я знаю Богдана лично 10 лет и сразу предупреждаю - я необъективен. Именно Богдан познакомил меня с Зеленским в декабре 2018 года. И он привел в команду людей, которые имеют безупречную репутацию и опыт работы - Абромавичус, Данилюк, Рябошапка, Герус. Он привлекает хэдхантеров к поиску эффективных губернаторов. Он просит послов помочь с рекомендациями эффективных менеджеров. Он затеял привлечь британскую фирму Crown Agents к управлению таможней.

Богдан - не святой человек и не идеальный, со своими скелетами в шкафу. Но именно он - самый эффективный и быстрый игрок в команде Зеленского, причем я на своем примере вижу - он готов расширять круг общения Зеленского за счет незаангажированных людей, не принадлежащих к ближнему кругу.

Администрация - это бэк-офис президента, и я считаю - он имеет право на карт-бланш, чтобы решить, кто будет на этой должности. Я не вижу сейчас, что Богдан является проводником интересов Коломойского в окружении Зеленского - Коломойский имеет много альтернативных каналов.

Что касается люстрации Богдана, то здесь было сведение счетов - он был одним из семи уполномоченных в правительстве Азарова, и только на него наложили санкции. Это была отплата за то, что он вывел госреестры из-под коррупционной схемы.

При этом я не хочу, чтобы мои слова в адрес Богдана звучали как тотальное одобрение. Некоторые его клиенты вызывают у меня недоумение, но это - его дело. Мы общались как-то втроем с ним и с еще одной из ключевых послов в Киеве - и она сказала Богдану: "Нет людей без прошлого. Важно, что вы будете делать сейчас". Для него сейчас шанс изменить свое будущее - а с этим и восприятие своего прошлого.

Сергей Лещенко: Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет 02

"ПУБЛИЧНО Я ОБРАЩАЮСЬ К ДЖУЛИАНИ ПРИ ПОМОЩИ ЭТОГО ИНТЕРВЬЮ. ОН ЗНАЕТ, ЧТО Я ХОЧУ С НИМ ПООБЩАТЬСЯ"

- Луценко/Лещенко. За последние две недели ваше противостояние с генпрокурором – не без помощи все того же Джулиани - приобрело характер международного скандала. Зарубежные СМИ тебе звонят с просьбой о комментариях? Какой их интерес к этому вопросу?

- Ажиотаж большой, но здесь нет противостояния меня и генпрокурора. Есть генпрокурор, который не хочет уходить с должности и который решил зацепиться за это кресло. Кресло, куда его посадил любимый кум путем манипуляции с украинскими законами, открывшей двери для человека без высшего юридического образования на место главного законника в стране. Точка.

Луценко вовлек часть американского истеблишмента в кампанию по своей защите на месте генпрокурора с тем, чтобы создать необходимое давление на новоизбранного президента Зеленского. К этой же кампании он подключил своего подчиненного Назара Холодницкого, который обязан Луценко сохранением на должности, потому что, напомню, что год назад в Украине случился громкий скандал. Специализированный прокурор был разоблачен в незаконных действиях: блокировании следствия НАБУ, срыве процессуальных действий, давлении на суд.

Сам Луценко обещал и анонсировал подозрение Холодницкому. Но спустя несколько недель это подозрение улетучилось. И после этого подконтрольная самому Луценко КДКП (квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров) сохранила Холодницкому должность, а Холодницкий - сдался в плен Луценко. Вот такая история. Поэтому мы имеем на сегодняшний день уникальную ситуацию, когда генпрокурор цепляется за должность вопреки публичному желанию новоизбранного президента иметь другого человека в этом кресле.

- Для вас с Луценко это история с неизвестным финалом и неясными последствиями. Она тебя тревожит, мотивирует бороться? Или, может, льстит? Мне, кажется, формулировка "Лещенко – враг Трампа" может вызвать все три эти реакции. Но каких ощущений у тебя больше?

- Я не хочу врать, говорить, что я в восторге. Ситуация непростая, и пару недель назад в субботу утром я проснулся от того, что мне пришло несколько сообщений от разных людей со словами, что я теперь, оказывается, личный враг Трампа.

- А ты еще не видел на тот момент новости с цитатами из эфира Джулиани на Fox News?

- Я спал, а когда проснулся - был шокирован от того, как Джулиани был введен в заблуждение. Он оперировал в отношении меня конкретными недостоверными фактами, - но при этом сами факты были достаточно детальны. И рассказали ему их в Генеральной прокуратуре Украины.

- Какие факты ты имеешь в виду?

- Например, они сказали, что я convicted person, т.е. осужденное лицо. Это Джулиани говорит в прямом эфире. Конечно, об этом он мог узнать только от кого-то в Украине. Но этот кто-то не объяснил Джулиани, что convicted person я не могу быть.

- Почему?

- Потому что, во-первых, речь идет об административном суде по иску Розенблата, который сидит на крючке у Луценко. И это решение не вступило в законную силу, поскольку подана апелляция. Потому что административный суд, в принципе, ничего не требовал. По решению суда никаких последствий не наступило. И, например, Розенблат подавал эти иски с истечением сроков давности на 1,5 года. Потом это дело лежало год в суде - и уже под конец, в декабре, его начали резко ускорять, потому что пошел сценарий.

- Ты сказал "во-первых". А во-вторых?

- Джулиани утверждает, что черная бухгалтерия - это фейк или fraud, то есть - ненастоящий документ. Тоже неправда, потому что в Украине были экспертизы по черной бухгалтерии, подтвердившие достоверность этого документа. Были проведены экспертизы в отношении депутатов Калюжного или Геллера, которые подписывали, в том числе, за Манафорта эти транзакции. Достоверность черной бухгалтерии подтверждена на допросах многих работников офиса Партии регионов на Липской, где хранилась эта книга. В Америке черная бухгалтерия подтверждена документально путем сопоставления транзакций, приходивших Манафорту на его секретные счета. С транзакциями, которые отображались в черной бухгалтерии.

По сути, черная бухгалтерия дала толчок американцам разоблачить своего преступника Манафорта. И позволила компенсировать в свой бюджет сумму в районе 20 млн долл.

- Вернемся к моему эту вопросу. Тебя эта история – с реакцией Джулиани и глобальным интересом американских СМИ – тревожит, мотивирует на борьбу? Или она тебе льстит?

- Отвечу так. Я не боялся без депутатского иммунитета разоблачать коррупцию при Кучме, когда Юрий Витальевич зашел в парламент, получил депутатский иммунитет и стал менять как перчатки своих политических хозяев. Не боялся при Януковиче без иммунитета расследовать Межигорье, коррупцию, связанную с австрийскими проводками Клюевых, с Курченко, с окружением Януковича. Луценко тогда работал министром в правительстве Януковича – и его сейчас я тоже не боюсь. Он меня мотивирует только к более активной работе.

При этом сам Луценко мне не интересен, потому что он - прошлое. А мне интересно будущее, поэтому оценка ему уже дана историей. Он - бесполезное политическое ископаемое. Что мы имеем на сегодняшний день? Мы имеем его агонию, попытку сохранить власть после выборов президента. И я думаю, что он совершил ошибку, пытаясь давить на нового президента путем вовлечения американских граждан.

- После громкого интервью Джулиани на FoxNews ты, кажется, написал в социальных сетях, что готов с ним встретиться.

- Я готов встретиться с Джулиани напрямую. И я попросил Foxnews дать мне возможность ответить.

- Ответ получил?

- Никакого ответа не пришло.

- Ты обращался к Джулиани к самому каким-то образом? Ведь если ты считаешь, что его позицию формирует Луценко – отчего бы не отодвинуть Генпрокурору и пообщаться с Джулиани напрямую?

- Публично я обращаюсь к Джулиани при помощи этого интервью. Он знает, что я хочу с ним пообщаться. Что касается Foxnews, то я публично обратился к журналисту, которая брала это интервью. Мой помощник направил письмо редактору в Foxnews. Я знаю, что в этой кампании принимает участие сайт The Hill. Я готов дать интервью The Hill, рассказать свою версию. Не нужно верить мне, но вы обязаны - с точки зрения баланса - предоставлять слово всем – и пусть читатель решит, что правда.

Помимо этого, я хочу пообщаться с ФБР. В своей жизни я делал это неоднократно: посещал штаб-квартиру ФБР; у меня есть знакомые агенты, которые расследовали дело Лазаренко, которые помогали выявлять активы Януковича. И по Манафорту я тоже общался с агентом, которому передал определенные документы. И получил от него ваучер о том, что документы по Манафорту у меня приняты.

- О каких документах идет речь?

- Они касались 2009 года - перевода Манафорту 750 тысяч долларов на счет в Америке со счета в Кыргызстане, который принадлежал офшорной компании, зарегистрированной на Белизе. Недавно эти документры было возвращены мне ФБР, и я в ходе допроса передал их Генпрокуратуре.

У ФБР есть все мои контакты. В Киеве одномоментно находится, я думаю, несколько агентов ФБР – при посольстве, при НАБУ (поскольку у них договор о сотрудничестве). Они могут в любой момент со мной встретиться, я дам им всю информацию. Потому что был уже, например, вброс, что я якобы шантажировал Манафорта через сообщения, посланные по электронной почте или по СМС.

- И что было дальше?

- Я объяснил ФБР, показал им с первоисточниками в руках, как создавалась фейковая почта на i-cloud, которую привязывали к моему старому e-mail, которым я не пользуюсь. В общем,они знают обо мне многое. Если им нужна дополнительная информация, они всегда могут ее найти.

- Юрий Луценко цитировал написанную тобой в соцсетях фразу: "Считаю, это был последний гвоздь в крышку гроба Манафорта, надеюсь, что вместе с ним и Трампа". Ты не задумывался над тем, что для Джулиани эта фраза может выглядеть как явка с повинной. После нее он уверен, что ты изначально был на стороне демократов и хотел вмешаться в ход американских выборов.

- Этот пост в фейсбуке был ошибкой. Политики много выступают публично, - и допускают ошибки. Я считаю, что мой пост в фейсбуке был типичной политической ошибкой, которую все допускают в своей жизни. И Трамп допускает политические ошибки, и Путин, и Макрон, и Меркель.

- После интервью Джулиани ты сказал, что не враг Президенту Трампу.

- Я и не собирался быть врагом, потому что для меня важно, чтобы между Украиной и США было сотрудничество. Как я могу быть врагом лидера государства, которое для нас стратегический партнер? Но ошибки допускают все. Вспомните других политиков, которые в то время тоже делали о Трампе негативные заявления. Достаточно открыть архив и посмотреть.

- Да, опрометчивых слов тогда сказано было немало.

- Откройте, что говорил про Трампа Аваков, что говорил Яценюк. Я их, кстати, ни в чем не обвиняю. Потому что все политики находились на определенном кураже, в эмоции. Почему мы находились в эмоции? Потому что на тот момент Трамп ассоциировался с пророссийским сценарием для Украины. Это не мои слова. Это отчет Мюллера, который открыт в публичном доступе. Один из эпизодов отчета Мюллера касается того, как люди из окружения Трампа вступали в коммуникации с российским посольством, с послом Кисляком, - и как после этого менялась позиция Республиканской партии в отношении предоставления Украине оружия. Сначала ведь планировалось дать Украине lethal defensive weapons – но потом этот документ Республиканской партии был заменен на appropriate assistance. Т.е. под влиянием этих встреч произошло изменение ключевого документа Республиканской партии!

Конечно же, мы все об этом знали. Точно так же, как знали, например, ошибочные слова Трампа о том, что в Крыму живут русскоязычные, поэтому русские обоснованно оккупировали Крым. Это же тоже было сказано! Вот почему многие допускали эмоциональные высказывания в ответ.

- Возможно, Джулиани (а значит, и Трамп, ибо они очень близки) считает (а отчасти и знает), что на поверхности - лишь малая часть айсберга. И что если ты позволял себе сказать такое в социальных сетях, то, фигурально выражаясь, под водой мог делать вещи посерьезнее. Тем более, что у них есть много информации по связям экс-посла Йованович и т.д. Они всю информацию ревниво собирают. Тем более сейчас, на фоне противостояния Байден-Трамп.

- Вмешательство в выборы – это если речь, скажем, идет о секретной спецоперации, попытке повлиять через агентов влияния, через взломы сетей, через распространении фейков. Именно этого касался отчет Мюллера – вмешательства русских в американские выборы. И он приводит множество примеров этого, но при этом утверждает, что лично Трамп не был участником этого сговора. Но примеров вмешательства, в том числе через людей в окружении Трампа, было очень много.

Сергей Лещенко: Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет 03

"ЗАСТОЛЬНЫЕ РАЗГОВОРЫ ГЛАВЫ НАБУ? ЕСТЬ СЛЕДСТВИЕ, ПУСТЬ ДОКАЗЫВАЕТ ПРАВДИВОСТЬ ЗАПИСЕЙ. НО Я НЕ СЧИТАЮ, ЧТО ЗАСТОЛЬНЫЕ РАЗГОВОРЫ МОГУТ БЫТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ ВМЕШАТЕЛЬСТВА В АМЕРИКАНСКИЕ ВЫБОРЫ"

- Поговорим о "черной бухгалтерии" Партии регионов. От кого ты ее получил?

- Хронология такая. В феврале 2016 года на мою парламентскую почту пришел конверт, который содержал 22 страницы черной бухгалтерии - ее цветные фотокопии. Там не было упоминания Манафорта. В мае 2016 года Виктор Трепак передает документы в НАБУ, и об этом выходит интервью в "Зеркале недели". И я понимаю, что это часть массива, который у меня есть. После чего я публикую эти документы на сайте "Украинской правды" и оглашаю их на пресс-конференции в Киеве. При этом в опубликованных мною 22 страницах нет упоминания Манафорта. После моей пресс-конференции полностью все документы и конверт были переданы НАБУ.

- Что было дальше?

- После этого начинается лето. В августе, когда я находился за рубежом в отпуске, мне звонит журналист Эндрю Кремер из "Нью-Йорк Таймс" и говорит: а ты слышал вообще о Манафорте в черной бухгалтерии? Я говорю: нет, не слышал. У меня было только 22 страницы. И Манафорт там не упоминался. Мне самому интересно, был он там или нет.

Он говорит: тогда я возьму у тебя комментарий о том, что это такое - черная бухгалтерия. Я отвечаю: черная бухгалтерия - это задокументированное преступление Януковича и т.д. 14 августа эта статья с цитатой выходит в "Нью-Йорк Таймс". Начинается ажиотаж в Америке; эхо долетает до Украины. 18 августа НАБУ, в ответ на многочисленные запросы журналистов, которые возникли после публикации в "Нью-Йорк Таймс", выходит с сообщением на своем сайте. В сообщении говорится, что Манафорт в черной бухгалтерии упоминается 22 раза - на сумму, по-моему, более 12 миллионов долларов. 19 августа, на следующий день после официального заявления НАБУ, я выхожу на пресс-конференцию и объявляю, что действительно Манафорт упоминается такое-то количество раз в черной бухгалтерии Партии регионов.

Такая хронология этих событий. Поэтому я говорю, что Луценко, когда делает свои заявления, не вникает в суть. Он поверхностный, не до конца разбирающийся человек. Сейчас, очевидно, Луценко подготовили справку или он вчитался в эту хронологию, - и понял, что дал в штангу. Поэтому они решили следом пустить еще одно дело по квартире. Окей, давайте займемся квартирой по пятому кругу.

- То есть ты получил эти страницы "черной бухгалтерии" не от НАБУ и не от американского посольства, как полагают у республиканцев?

- Ну, конечно, нет. Вопрос черной бухгалтерии вообще никогда не обсуждался мной с американским посольством.

- Ты говоришь, что эти материалы тебе прислали анонимно на твою парламентскую почту. Всякое бывает. Но читателю стоит знать, что это, ко всему прочему, классический способ для журналиста каким-то образом замотивировать наличие у него острых материалов. Таким путем журналисты могут скрыть (очень часто – с серьезными на то основаниями) источник получения информации.

- Мне они пришли по почте – повторюсь, без Манафорта. С конвертом. Я конверт передал, страницы передал, у меня их на руках нет. Они есть в НАБУ, которое проводило расследование. Спросите у них, проверяли ли они обратный адрес, с которого якобы были направлены мои 22 страницы. Мы с помощницей связывались с людьми, которые там были зарегистрированы. Они сказали, что ничего такого не отправляли.

- Несколько дней назад Руди Джулиани, общаясь с журналистами "Цензора", еще раз подчеркнул, что подписи Манафорта там нет. И ведь это действительно так. Можем ли мы тогда со 100%-й уверенностью утверждать, что он получил эти деньги?

- Конечно, ведь это подтверждено американским следствием. Манафорт сел в тюрьму за уклонение от уплаты налогов, полученных на свои секретные счета денег от украинских коррупционеров. А черная бухгалтерия была стартовой точкой для этого расследования. Они не использовали эту доказательную базу, потому что им нужно было установить происхождение этого документа…

- А почему они не использовали эту доказательную базу?

- А зачем им это делать, если ФБР установила счета Манафорта на Кипре и зафиксировала поступления на них денег от украинских клиентов в интересах Януковича, а также отсутствие отчетности в американские налоговые органы о поступлении этих денег. Кроме этого, они отследили траты Манафорта с этого счета - на покупку квартир, недвижимости в Америке, ковров, курток из кожи крокодила, костюмов, мебели, картин и т.д. И вся цепочка у них доказана, поэтому привлекать черную бухгалтерию как дополнительное доказательство им просто не нужно! Потому что в Америке в уголовном процессе все доказательства применяются, исходя из принципа beyond the reasonable doubt. Чтобы эти доказательства не вызывали никаких сомнений, потому что речь идет об уголовном преследовании и посадке в тюрьму. И вот поскольку черная бухгалтерия находилась за сферой beyond the reasonable doubt, она не использовалась. Но она-то была – и доказано все было благодаря ей.

- Ты веришь в аутетничность записей застольных разговоров главы НАБУ Сытника, где он говорит о том, что необходимо поддерживать Хиллари Клинтон?

- Это же не бог, чтобы верить или не верить. Есть следствие, пусть доказывает правдивость записей. Но опять же, я не считаю, что застольные разговоры могут быть доказательством вмешательства в американские выборы. Потому что я уверен, что сам Луценко в своих застольных беседах высказывается еще похлеще. Но для того, чтобы застольные высказывания могли быть основанием для вмешательства в выборы, за этим должны быть какие-то действия, которые являются нарушением американских законов. Насколько я вместе с тобой анализирую позицию НАБУ в этом деле, - она была тоже публичная. Она не была вопреки интересам истины, потому что, повторюсь, это все привело к осуждению американского гражданина – Манафорта. И никто не ставит под сомнение его статус преступника. А в Республиканской партии от него дистанцировались, потому что он в самом деле нарушал американские законы. Вот и все.

- Луценко тебя называет скунсом, а ты его в нашей беседе как назвал?

- Бесполезное политическое ископаемое, то есть человек, который провел в украинской политике 22 года, начиная с поста советника премьер-министра Украины.

- Красиво сформулировано. Вот только почему ты не называл его политическим ископаемым в 2014-м? Тогда, насколько мне известно, Мустафу в список БПП брали без проблем, а ты общался с Луценко; просил, чтобы тот повлиял на Порошенко.

- Это неправда.

- Ты к нему не ходил?

- Мы ходили втроем, с Мустафой и Светланой Залищук. И мы втроем общались. Но точно так же мы втроем ходили к Порошенко - и точно так же с ним общались. Ни одной отдельной коммуникации у меня с Луценко по этому вопросу не было

- Но это правда, что Мустафу и Залищук брали без проблем, а относительно тебя были большие сомнения?

- Во-первых, мне про это ничего неизвестно. Во-вторых, если объективно смотреть на вещи, то Луценко не имел влияния на формирование списка. Потому что в него он смог включить, если мне не изменяет память, лишь еще одного своего человека. Всех остальных он провести в список не смог. Поэтому утверждать, что Луценко мог включать кого-то в список, - это, как минимум, не соответствует истине.

Более того, странно утверждать, что это Луценко включал меня в список. Тогда, откровенно говоря, происходила настоящая охота за то, чтобы включить побольше активистов со стороны разных партий. Например, у нас была точно такая же встреча с Юлией Тимошенко. И такая же готовность была с ее стороны. Поэтому утверждать, что благодаря Луценко состоялась моя политическая карьера, - это ерунда. Юрий Луценко, наверное, забыл, что я журналистом был последних 15 лет - с международными наградами в Америке, Германии, Норвегии, Польше. Он забыл, что благодаря мне по делу Януковича собрана доказательная база. Забыл, что это я передал около 100 страниц одних только доказательств по делу Януковича и Межигорью, по солнечной энергетике. По этим делам выданы официальные подозрения Януковичу, братьям Клюевым, Ставицкому и т.д. О чем вообще мы говорим? Он пытается мне рассказать, что моя жизнь началась после встречи с ним? Кажется, здесь совсем другая история.

Сергей Лещенко: Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет 04

"ДЛЯ МЕНЯ ИСТОРИЯ НАШИХ С ЗЕЛЕНСКИМ ОТНОШЕНИЙ С МОМЕНТА ЗНАКОМСТВА 8 ДЕКАБРЯ 2018 ГОДА - ЭТО УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ НА ВСЮ ЖИЗНЬ"

- Ты активно поддержал Владимира Зеленского в ходе этой кампании - и, наверное, с полным основанием рассчитываешь на то, что либо получишь место в парламентском списке "Слуги народа", либо займешь при новом президенте какую-то госдолжность.

Однако сейчас твой статус в глазах Трампа - пока токсичен. Слова Джулиани мы все слышали. Теперь давай поставим себя на место Зеленского. Не легче ли ему "слить" человека, который токсичен и даже не входит в ближний круг (хотя, наверное, полезен как союзник), в обмен на то, чтобы иметь спокойную линию общения с Трампом?

- Я не хочу развивать эту тему, потому что она очень деликатна. Но я скажу так: я лично передал Владимиру Зеленскому, что полностью приму любые его решения и, как говорится, отдаю это на его усмотрение.

- Лично или через кого-то?

- Лично. Я не хочу говорить как; у нас в современном мире есть разные способы коммуникации. Он получил от меня такое сообщение.

- И что ответил?

- Пусть это останется между мной и новоизбранным президентом. Еще раз: я передал ему лично, что считаю его руки развязанными и не хочу делать его заложником ничьих интересов или интриг. Потому что у него есть легитимный мандат от граждан Украины – 73% - на то, чтобы поступать, как он считает нужным. Я не буду держать на него никакого зла за любое его решение, потому что он - это абсолютно уникальный шанс для Украины. И я не хочу, чтобы этот шанс был заложником грязной игры, которую провернул один из политиков прошлого.

Для меня история наших отношений с момента знакомства 8 декабря 2018 года - это уникальный опыт на всю жизнь. Это была возможность увидеть вблизи, как рушится старая политическая система и создается новая. Как сложится президентство Зеленского - мы не знаем, но заложен фундамент тех изменений, ради которых я шел в политику - смена политического класса, изменение истеблишмента, изменение правил, изменение коммуникаций в политике, месседжа.

При этом мы с Зеленским никогда не договаривались ни о каких должностях. Об этом даже речь не заходила. Произошла история, уникальная даже в мировом масштабе, и мне повезло наблюдать ее вблизи и сделать скромный вклад в ее воплощение в жизнь.

И я видел, как из-за команды в 15 человек, которая просто обладала куражом, решительностью и публичным капиталом (да, еще, конечно, доступом к телевидению, но ведь многие в кампании имели доступ к телевидению), рухнул политический саркофаг который был построен Порошенко, а до этого - его предшественником Януковичем. Поэтому для меня это уже круто.

- Я смотрю на тебя и удивляюсь: ты говоришь так, как влюбленный мужчина говорит об объекте своей привязанности. Выглядит искренне, что, видимо, должно свидетельствовать "в плюс" Зеленскому. Но я повторю свой вопрос: что ответил президент на твое сообщение?

- Я не хочу транслировать чужие слова.

- Понятно. Если вынести за скобки ситуацию с республиканцами - кем бы ты себя видел в новых реалиях президента Зеленского?

- Во-первых, в той ситуации, в которой я нахожусь, это вообще даже бессмысленно комментировать. Во-вторых, даже если бы этой ситуации не было, я бы все равно на этот вопрос не отвечал.

- Почему?

- Потому что в политике это является просто не принятым, наверное, так изъясняться. Никто не объявляет о своих планах публично, потому что на следующий день тебя начинают сбивать с этих планов.

- Выходит, ты как Труффальдино, - и тут, и там. С одной стороны, ты как бы журналист - и по своим недругам требуешь прозрачности. С другой стороны, ты против объявления о своих планах публично. А как же открытость, как же объяснение позиций? Кстати, тебя не беспокоит то, что новый Президент общается с публикой практически посредством Ютьюба, тебя это никак не смущает?

- Меня многое смущает в украинской политике.

- Я сейчас говорю о президенте Зеленском, человеке, о которым ты говоришь с такой симпатией. Тебя не смущает то, что мы купили кота в мешке и толком не знаем, во что верит и чего хочет для страны новый президент?

- Это же просто клише из пропаганды Петра Порошенко!

- Вполне возможно. Но то, что за всю предвыборную кампанию он дал минимум интервью и избегал участия в прямых телеэфирах; то, что он общается со страной роликами, и то, как он общается - тебя не смущает? Я представляю себе Лещенко-журналиста 7-летней давности, он бы не оставил от такого кандидата (а теперь – и такого президента) камня на камне.

- Во-первых, это все твои предположения. Кому-то 7 интервью за кампанию - это много, кому-то - мало. За 3 месяца он дал до 10 интервью, включая встречи с большим числом западных журналистов. Просто зная ситуацию изнутри, я понимаю, что 500 запросов удовлетворить невозможно. Даже если будешь каждый день давать по интервью. Скажем, одна из крупнейших европейских газет предлагает постоянно сделать с ним интервью с размещением портрета на первой полосе. Но ответ звучит так: если мы дадим интервью вам, что мы скажем другим вашим конкурентам? И в этом есть своя логика, потому что ты должен быть справедливым со всеми.

- Ты так системно и уверенно об этом говоришь. Отвечаешь за медийный блок?

- Я не отвечаю за медийный блок, но знаю логику. В избирательной кампании у тебя есть цель – победить. У тебя нет цели удовлетворить всех журналистов, понравиться всем студентам, пообещать все самое лучшее пенсионерам. Ты идешь к победе, построив свою стратегию. Каждый по-своему. Макрон по-своему. Трамп – по-своему. Зеленский – по-своему. Кто-то в лагеря людей сажает, чтобы от конкурентов избавиться. А кто-то записывает видеоблоги, чтобы победить на выборах. У каждого своя стратегия прихода к власти.

- Ты отдаешь себе отчет в том, что Лещенко 7-летней давности так бы не сказал?

- Любые оценки надо воспринимать в контексте событий. Одно дело, когда говорит журналист, другое - когда говорит политик.

- Я это и хочу услышать. Потому что временами я теряюсь, где Лещенко-политик, а где – журналист.

- Я журналист по своему происхождению, по своей работе. Потому что одновременно являюсь членом союза журналистов.

- И выступления свои, и статьи, и блоги подаешь в журналистском ключе.

- Журналистика – это мой навык. Я могу оперировать фактами, исходя из моих журналистских навыков.

- А по мировоззрению, миропониманию?

- Ну, подожди. Если я член Союза журналистов, то являюсь журналистом, правильно? Имея международную пресс-карту, я же являюсь журналистом? У меня есть журналистское образование. По закону я журналист. Потому что закон позволяет совмещать журналистскую работу с депутатской. При этом мое постоянное место работы - в парламенте. В этом нет противоречия, потому что наша Конституция специально прописана так, чтобы оставить возможность для параллельной занятости депутатов - творческой, научной и преподавательской деятельностью.

- О том, как круто было видеть все этапы победы Зеленского изнутри, ты уже сказал. А есть ли что-то такое, что тревожит тебя в его кадровых назначениях?

- Я не хочу выносить на обсуждение процесс подготовки ингредиентов на кухне перед тем, как готовится блюдо. Потому что, получается, мы еще не увидели блюда - а я буду рассказывать о том, как, например, кухня выглядит. Понимаешь, что я имею в виду? Мы конечного продукта еще не видели. Пускай Зеленский предъявит свою команду, своих кандидатов на должности. Губернаторов, министров, Генпрокурора, СБУ. Нацбанк, насколько я понимаю, не меняется. Потом - предвыборный список. И только после этого можно будет сказать, что команда плохая или хорошая. Пока же ты меня спрашиваешь о том, как на кухне моют овощи и нарезают яблоки. Но мы еще пирог яблочный не видели, не пробовали его на вкус, а я, выходит, должен критиковать, как яблоки моют?

- Но, возможно, ты знаешь о том, что на кухне царит антисанитария или что-то малоаппетитное происходит?

- Окей, я тогда скажу так: антисанитарии там нет. Идет нормальный процесс.

- Тогда зайду с другой стороны. Для людей то, как мыслит Зеленский, - терра инкогнита. Ты немножко больше об этом знаешь. Вот смотри: принесли Зеленскому кандидатуры на Генпрокурора, к примеру. Как он будет действовать, в дальнейшем будет производиться отбор? Кого Президент будет слушать?

- Ситуация по Генпрокурору мне неизвестна.

- Заменим на любую другую значимую должность. Меня интересуют алгоритм отбора и приоритеты в структуре кадровых требований Зеленского.

- Например, по губернаторам есть встреча с несколькими хедхантерскими агентствами, которые должны собрать информацию по наиболее адекватным и сильным кандидатам, которые доступны для того, чтобы занять эту должность.

- То есть он получает какой-то шорт-лист…

- …Например, я видел, как рассматривали кандидатуру одного из министров. Из пришедших кандидатов на собеседование кандидатов Зеленский не знал, ни того, ни другого. Это значит, что он открыт к новым людям. Для него не важна личная преданность - согласись, что вряд ли стоит ожидать личной преданности от человека, которого ты не знаешь. Но для него важной была профессиональная дискуссия. Он изучал резюме. Спрашивал: вот вы работали на той должности, а сейчас ваша кандидатура рассматривается на эту должность. Что бы вы сказали, если бы мы предложили должность, которую вы занимали раньше? Возможно ли туда вернуться?

В общем, это было профессиональное общение. С изучением позиций, вниканием в прошлое и рассмотрением альтернативных сценариев.

- Даже те, кто позитивно отзывается о многих качествах Зеленского, признает, что по многим направлениям у нового Президента налицо внушительная то ли безграмотность, то ли неосведомленность. А ведь человеку приходится сходу включаться в тяжелейший комплексный график встреч, бесед, поездок, работы с документами. Я уж не говорю о ситуации, когда будет общение тет-а-тет с мировыми политиками, чиновниками, финансистами и т.д. Общение, при котором спасительное, как для неофита, присутствие профильных советников – не предусмотрено. Как ты считаешь, осилит ли в кратчайшие сроки, на ходу, колоссальный массив необходимых знаний и умений?

- Во-первых, я прокомментирую упомянутое тобой журналистское клише. Общения тет-а-тет - не существует. Мировые лидеры не встречаются в бане. Возможно, на заре Независимости Украины у Ельцина в бане и собирались по трое - но этой практики давно уже нет. На любой встрече присутствует референт, советник. И даже если встреча проходит тет-а-тет, то ведется она через переводчика. Потому что важно, чтобы эти слова передавались со 100%-ной точностью

Любой президент окружен командой. Даже если это встреча в формате G-7, все равно стоит шерпа за спиной, который готовит материалы.

Во-вторых, президентство - это не про энциклопедию. Президентом не избирают энциклопедию знаний; если бы это было так, у нас бы мир стал идеальным, и все президенты были бы интеллектуальными лидерами. В мире не было бы войн, была бы сплошная справедливость. Поэтому президентство - это о лидерстве, о решительности, о делегировании. Вот что такое президент.

- Сформулирую по-другому. Ему надо принять решение по какому-то важному вопросу. Советники и референты предлагают различные варианты. Недостаточная осведомленность в предмете, о котором идет речь, может привести к принятию неверного решения. На этот счет у тебя опасения нет?

- Нет, потому что такого рода решения принимаются не за закрытой дверью, в любом случае есть обсуждение.

Сергей Лещенко: Превращение Украины в банановую республику достигло новых высот - никем не уполномоченный гражданин США Джулиани указывает украинскому президенту, с кем иметь дело, а с кем - нет 05

"Я НА КРЮЧКЕ У КОЛОМОЙСКОГО? ЭТО УЖЕ ВООБЩЕ СМЕШНО. НЕТ, Я НИ НА КАКОМ НЕ НА КРЮЧКЕ. И ЛЮДИ, СВЯЗАННЫЕ С ИГОРЕМ ВАЛЕРЬЕВИЧЕМ, МЕНЯ МОЧАТ СО ВСЕХ ДОСТУПНЫХ ИМ ПЛОЩАДОК"

- Два года назад я от тебя добивался в интервью ответа на вопрос, почему ты перестал писать о Коломойском. Ты тогда высказался в том смысле, что он уже не владеет "Приват-Банком", он не губернатор, он перестал быть олигархом, его уровень связей и влияния упал, поэтому, мол, зачем этим заниматься.

Сейчас ситуация коренным образом изменилась. Игорь Валерьевич вернулся в страну и стремительно выдвигается на главенствующие роли. Почему ты не пишешь о Коломойском сейчас?

- Ну, почему я, например, не пишу про Фирташа сейчас? А о Коломойском я никогда не переставал выступать и говорить. Просто я не знаю, что значит "говорить" в твоем понимании. Например, у меня есть видеоблоги, я не думаю, что ты их смотришь. У меня есть блоги на "Украинской правде".

- Почему не говоришь о Коломойском настолько часто и резко, как ты говорил о Порошенко, например?

- Так подожди, Порошенко был высшим должностным лицом.

- Хорошо – об Ахметове.

- На сегодняшней день я считаю, что Украина находится в заложниках монополий, которые были выстроены при Порошенко и которые несут угрозу жизни каждого человека. Потому что это монополии на тех направлениях, по которым ты не можешь найти альтернативу. Например, доставка электричества в квартиру, в дом, на завод, фабрику, Верховную Раду, в школы. Везде мы имеем историю, когда это контролируется, по сути, Ахметовым – и благодаря Порошенко. Поэтому Порошенко в сговоре с Ахметовым позволил ему получить то, чего Ахметов не получал при Януковиче. Медведчук при Порошенко восстановил свое влияние, которого у него было со времен Кучмы

- Ну, с временами Кучмы, как по мне, не сравнить, но то, что влияние выросло - не отрицаю.

- Поэтому я на сегодняшний день сфокусирован на реальных проблемах, которые мы видим сегодня. Если с Коломойским возникнет реальная проблема, будем говорить в той ситуации, когда она возникнет. Почему я должен наперед комментировать то, чего мы не имеем на столе?

- Да, но ты 2 года о нем не говорил. Хотя раньше у тебя неделями были марафоны жесткой критики Коломойского. С цифрами, именами, названиями. И оценки были уничтожающими. Вот одна: " "Закончится все тем, что украинской Хезболлой будет не армия Стрелкова, а армия "Днепр". Потому что именно Коломойский будет заинтересован в построении своей федеративной Украины со своими законами".

- Важно все рассматривать в контексте. Если ты приводишь цитаты 14-15-го года, давай вспомним контекст тех событий. Вспомним, каким образом происходила смена руководства компании "Укртранснефть", каким образом государство попыталось - и так и не взяло под контроль "Укрнефть". Как мы меняли закон про кворум. Ведь легче всего бросить читателю в глаза фразу. Это означает просто сманипулировать, потому что нужно вспомнить контекст. И я как раз не молчал, когда все молчали. А на сегодняшний день Коломойский утратил влияние, которое у него тогда было. Он не является государственным служащим, он не контролирует критические монополии, которые есть, в финансовом секторе его влияние настолько снизилось, что…

- Погоди. Рейтинги канала "1+1" тебе известны?

- Канал "1+1" – частный канал. Что я должен тебе ответить?

- Частный канал, который в значительной мере привел к власти…

- Я не хочу комментировать отдельно "1+1".

- Почему?

- Потому что я хочу комментировать весь медиарынок на сегодняшний день.

- Но мы же сейчас говорим о Коломойском.

- Мы сейчас говорим о медиарынке.

- О Пинчуке ты тоже не говоришь…

- Давай так, ты мне составишь список, кого я должен комментировать, чтобы я понимал, что в таком случае если я это комментирую, я уже соответствую критериям, которые ты мне выставил, а если не комментирую, то я уже не соответствую.

- У тебя на ТВ есть программа "Честная политика". Не мне тебе говорить, что политика в Украине - это в значительной мере об олигархах. И вот, в этой "Честной политике" ты не говоришь ни о Пинчуке, ни о Коломойском. Ты говоришь об Ахметове и о Порошенко как о президенте-олигархе. Почему такой странный разброс?

- Можно я отвечу, и тогда мы не будем эту тему дальше раскручивать, потому что мы ходим вокруг одного и того же ответа. Я говорю о тех людях, которые на сегодняшний день, благодаря действиям Порошенко, получили доступ к критическому влиянию на украинскую политику, экономику и медиа-пространство. Это Порошенко, Медведчук, Ахметов. Люди, которые на сегодняшний день контролируют критические сферы экономики, имеют медиа-активы, а некоторые - еще и направляют эти средства на создание российской повестки дня в Украине. И это мой фокус внимания. Если есть другие, я призываю других делать то же самое. Заниматься другими людьми? Я не являюсь бюро заказов, куда ты приходишь, говоришь мне "работай по этому" - и я буду по этому человеку вести артиллерийский огонь. Я исхожу из своего понимания контекста и происходящих на сегодняшний день процессов.

- Не честнее ли будет сказать: я, Сергей Лещенко, - политик, а поэтому у политиков бывают союзники, бывают попутчики, бывают враги. И своих врагов я жестко критикую, о попутчиках молчу, а о союзниках говорю хорошо…

- Нет, нельзя так сказать.

- Я закончу. Ты мог бы сказать: не считайте меня журналистом, поскольку я таковым уже не являюсь, ибо принципа равности подходов к разным людям у меня нет. Т.е. никакого единообразия в подходе к людям. Вот, ты говоришь, что Коломойский устратил влияние. Но он владеет ценнейшими медиа активами. Имеет влияние на целый ряд депутатов Верховной Рады…

- У тебя сейчас спич. Ты можешь вопрос сформулировать мне? Смотри, я умру журналистом. Я им буду всю жизнь. Поэтому у меня для вас другого Лещенко нет. Не подходит такой Лещенко – не смотрите его, не берите его себе такого Лещенко. Он есть такой, какой он есть. Он другим для вас не станет.

Второй вопрос. Кого-то хвалить, о ком-то молчать, других критиковать. А кого я хвалю? Покажите мне олигарха, которого я хвалю. Я исхожу из своего понимания текущих на сегодняшний день процессов. На сегодняшний день процессы происходят так, что благодаря действиям Порошенко на последнем этапе своего президентства он создал зону критического риска для Украины в целом, особенно в сфере энергетики и энергоресурсов. И это касается рынка дизельного топлива, сжиженного газа и энергетики в целом - начиная от солнечной и заканчивая тепловой. Это бомба замедленного действия под новым президентом.

Дальше. Если мы говорим об "1+1", я предлагаю расширить и говорить обо всем медиарынке Украины, который разделен между шестью кланами. И эти кланы используют как орудие в политической борьбе на выборах. И здесь перед нами одинаковый риск влияния как одного, так и другого олигарха. Этот риск должен быть снят путем создания новых законов, а главное - новых практик. Потому что закон написать - дело несложное, а вот новые практики в Украине ввести – это другая история.

Я считаю, что у нас с Порошенко у нас не было шанса эти новые практики создать. Он стал сообщником этого всего. Получив свою долю пирога, вошел в эту топ-лигу олигархов. А с Зеленским такой шанс опять есть, и мы не должны его пропустить. И я не скажу, что буду тем, кто станет держать этот рычаг или этот переключатель. Это должно делать общество: журналисты, политики, иностранные партнеры заставлять эту систему идти в правильном направлении. Вот и все.

- Последний вопрос о Коломойском. Я настаиваю на том, что по сравнению с бесконечным марафоном, который у тебя был в 2015-16 годах, это твое молчание уж очень бросается в глаза. Несколько лет. Это не потому что у тебя некое есть с ним перемирие. И не потому что, как многие полагают, ты у него на крючке? Игорь Валерьевич, он же это умеет делать…

- На крючке у Коломойского? Это уже вообще смешно. Нет, я ни на каком не на крючке. Это во-первых. Во-вторых, люди, связанные с Игорем Валерьевичем, меня мочат со всех доступных им площадок.

- А кто именно?

- Посмотри медиа-пространство, журналистов канала "1+1", какие у них там регулярные передачи обо мне выходят. Причем несправедливые. Я не хочу заниматься развешиванием ярлыков, но если ты внимательно следишь за видеоблогами, за публичными заявлениями людей, с которыми общается Игорь Валерьевич, то заметишь там ко мне очень негативное отношение. Я Коломойского, повторюсь, считаю человеком, который на сегодняшний день до последних событий не оказывал влияния на происходящие во власти процессы. Во власти он не был. Его людей там не было. Влияния он не оказывал. Хотя говорят, что Луценко был человеком, с которым он продолжал и продолжает общаться до сегодняшнего дня. Поэтому мой ответ: нет. Если есть на меня компромат, пусть его предъявят. Я не чувствую себя человеком, на которого есть компромат. Все, что обо мне было сказано, оно уже прозвучало во всем мире и уже стало предметом обсуждения теперь в международной прессе. Ну, давайте напишем про квартиру Лещенко статью в Нью-Йорк Таймс.

- Ну, компромат обычно не оглашается именно потому, чтобы держать человека на крючке. Вполне понятная логика.

- По твоей логике, ты говоришь, я уже два года, как не говорю. Так два года Зеленский никуда не собирался баллотироваться. Понимаешь, у такого утверждения должна быть если не фактическая основа, то хотя бы логическая. А ее нет.

- Ну, почему же нет? С точки зрения Коломойского логика такая: сдержать человека, который был постоянным источником информационного давления на него.

- Давай я скажу так: с Коломойским мы не общались с 2015 года. Но я считаю, что этот перекос, который создал Порошенко, был не просто перекос, направленный на личное обогащение Порошенко. Понимаешь, если бы Порошенко сдержал уровень влияния всех олигархов, все бы аплодировали. А если Порошенко дает Ахметову сверхприбыль по "Роттердам+", то кто-то же эту прибыль оплачивает.

- Логично.

- Так вот: эту прибыль Ахметова оплачивают все граждане Украины. Но также ее оплачивают другие предприниматели и олигархи, у которых есть энергозависимое производство. Например, производители ферросплавов, потому что у них огромная зависимость от энергетики. В аграрном секторе - тоже большая зависимость от энергоносителей при производстве определенных видов продукции.

И выходит, что если ты одним даешь сверхприбыль, а другие эту сверхприбыль оплачивают, то ты становишься сообщником одних олигархов против других олигархов. Хотя ты должен был поступить иначе - снизить, нивелировать влияние всех олигархов, самому не влезая в заработки.

А Порошенко сделал худшее. Он создал суперкрен, дисбаланс этой системы. При котором Ахметов с Медведчуком и Порошенко стали тремя топ-олигархами. А другие олигархи стали ресурсом для роста этих трех. И сделал это не по ошибке, а целенаправленно - потому что зарабатывал на этом.

То есть он посчитал, что есть олигархи-лохи, и есть олигархи-хозяева. И он разделил их на лохов и на хозяев. Хотя он должен был быть над схваткой. А Порошенко решил сам стать олигархом-хозяином, а других назначить на роли лохов. И, кстати говоря, в том числе за это разгромно проиграл на выборах.

- Да, понес ответственность.

- Хотя я считаю, что этого недостаточно. Должна быть еще и уголовная ответственность

- Сергей, ты в политику попал именно через фракцию Порошенко, но достаточно быстро - как и Мустафа, и Светлана Залищук, пришел к непримиримой его критике. Насколько велика вероятность того, что через несколько месяцев, через год, точно так же у тебя будет и с Владимиром Зеленским?

- (С сарказмом) Я не знаю, может, через несколько месяцев я буду сидеть в тюрьме за вмешательство в американские выборы? Не знаю к кому я тогда буду в оппозиции.

- Ты допускаешь такую возможность? Тебе уже как-то угрожали этим? Я не имею в виду американцев.

- На сегодняшний день Луценко открыл на меня 3 уголовных дела. Первое дело: я прохожу сообщником Саакашвили в его побеге из-под стражи. Второе дело: я якобы вмешивался в американские выборы и разглашал данные по Манафорту. И третье: я сам у себя украл квартиру. Или сам себе дал взятку в виде квартиры.

То есть имеются 3 уголовных дела на меня. Это, по-моему, рекорд; у меня еще одновременно трех уголовных дел никогда не было. Поэтому прогнозировать, где я буду через 3 месяца, вообще не хочу. Но я останусь самим собой и буду делать то, что делал всегда. Поэтому вам за мной следить, а мне – делать то, что я делаю. И мы посмотрим, где мы окажемся через три месяца.

Евгений Кузьменко, "Цензор.НЕТ"

Фото: Наталия Шаромова, "Цензор.НЕТ"

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику