Цензор.НЕТ

05.02.20 10:00

Владимир Омелян: "Зеленский не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше"

Автор: Евгений Кузьменко

Значимых причин для того, чтобы пообщаться с Владимиром Омеляном, у нас накопилось немало. Во-первых, некогда сдержанный Омелян ныне – один из самых системных критиков режима президента Зеленского. Вплоть до жесткой сатиры. Захотелось спросить: за что, Владимир, вы так не любите своего тезку, всенародно избранного главу государства?

Во-вторых, уволили шефа "Укрзализныци" - а кто разбирается в этой теме лучше министра-ветерана (три с половиной года в кресле главы Минтранса)?

Наконец, в третьих, любопытно было узнать: чем Омелян намерен заняться в большой политике? И нет ли у него на примете перспективного политического проекта?

Беседа длилась 2 часа, обсудили и эти вопросы, и еще много чего. Получилось живо, хотя вообще-то – судить читателю.

Владимир Омелян: Зеленский не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше 01

- Начнем с увольнения шефа "Укрзалізниці" Евгения Кравцова. Профильный министр Владислав Криклий сказал журналистам, что о претендентах на эту должность ему пока ничего не известно…

- Из того, что я вижу, сначала Криклий очень толерантно относился к теперь уже бывшему руководителю "Укрзализницы". Много совместных фотографий, перерезаний красных ленточек...

- "Давайте дадим человеку шанс…".

- Да-да, мол все будет хорошо. Потом он немножко разобрался в ситуации - и увидел, что руководство надо менять. И в том числе благодаря его давлению это снятие и произошло. Но самую важную роль здесь, безусловно, сыграл премьер-министр Гончарук. Отставка состоялась, Набсовет принял это решение. Но, к сожалению, назначение нынешнего и.о. Желько Марчека – в корне неправильно. За ним стоят те же люди, что и за Кравцовым. Поэтому четкий сигнал от нынешнего Набсовета и Кабмина - ничего не меняется.

- Владимир, давайте конкретнее. Мы все-таки беседуем для широкой публики, которая не особо разбирается, кто такой Кравцов, и в чьей он группировке. Она мыслит так: сняли – ну, наверное, хорошо. А что дальше – об этом мы интересуемся у вас.

- На "Укрзализныце", как известно, есть несколько групп влияния, которые, благодаря контролю руководства и всяческим схемам, вымывают за год из компании порядка 15 млрд и больше нелегальных денег. И как раз Кравцов и новый и.о. – люди из одной команды. Это известный факт. Поэтому я все-таки надеюсь, что Набсовет пересмотрит свое решение, и даже временные люди будут назначаться не по чьему-то совету, но исключительно исходя из критериев профессионализма и прозрачности принятия решений. Все-таки эта компания очень важна для Украины, она генерирует порядка 5% ВВП. Это компания, которая легко может быть №1 в Украине не только по количеству сотрудников, но и по доходу. Больше, чем "Нафтогаз". Потенциал у нее огромный. И тут все зависит от менеджмента. Если будет поставлен менеджмент, настроенный на реформы и качественные изменения, то в течение полугода можно стабилизировать ситуацию. А в течение двух лет - создать лучшую в Центральной и Восточной Европе компанию.

- Вы написали в ФБ пост о том, почему в "Укрзализныце" сейчас все плохо и отчего заявления о сдаче компании в аренду немцам - не более чем дымовая пиар-завеса, дабы продержаться на каком-то этапе. А как бы двигали "Укрзализныцю" вы? Есть ли какие-то очевидные для вас первые шаги?

- На самом деле, советы очень простые, традиционные. Первый - качественная команда. Нужно хотя бы порядка 20-30 людей, которые зайдут вместе и как единое целое отработают все важные управленческие решения. Иностранцы – не панацея: у нас был Бальчун, и есть Смелянский. В самой УЗ на уровне среднего менеджмента много профессиональных и порядочных людей.

Второе: системные реформы. Это абсолютно другой подход к подвижному составу, локомотивной тяге в первую очередь. Нужно направить все существующие средства на ремонт локомотивов и на ремонт инфраструктурных путей. С ними тоже большая проблема, поскольку по многим участкам скорость движения уже не превышает 30-40км/час. Это - критически мало. И у нас есть составы, которые с западной точки в восточную (или с северной в южную) идут по 60 дней. В двадцать первом веке это абсурд!

- И третье?

- Третье – пересмотр концепции пассажирских перевозок. Все-таки "Укрзалізниця" является самым большим перевозчиком. И если кто-то бредит идеей "давайте пересадим всех на двухместные маленькие самолеты" или "железная дорога вообще не нужна" - то нужно понимать, что это около полумиллиарда пассажиров в год. Никакой другой транспорт не сможет их перевезти!

- Я обратил внимание, что в этом же посте у вас есть слова о том, что это уже потихоньку становится просто опасно для пассажиров; отмечены случаи воспламенения…

- Почему мы боролись за контракт с General Еlectric? Не только потому, что нам нужно было обновлять локомотивную тягу. Это и другие условия работы для самих сотрудников, для машинистов, в первую очередь. Ведь если зайти в кабину любого украинского локомотива, - это же ужас! Люди там выжить просто физически не могут. И в каких условиях они ездят, никто об этом даже не подозревает! Это безусловная угроза тем людям, которых они перевозят. И тем грузам., которые они везут.

- А в каких условиях они ездят? Опишите, пожалуйста.

- То, что там нет кондиционера, даже не обсуждается. Бытовых обогревателей - тоже нет. Из предохранителей - либо фольга, либо непонятные тумблеры, которые давно уже не работают. Элементарное место для сидения, приготовления пищи, туалет – все тоже отсутствует.

- А у GeneralElectric?

- У GE это все есть. Но если мы говорим о катастрофах, то они случаются каждую неделю. Происходит то или иное ЧП. Идет возгорание либо локомотива, либо пассажирского поезда, либо происходит сход с рельс. И это четкий указатель на то, что это локомотивы вовремя не проходили обслуживание. Они не ремонтировались. А если ремонтировались, то преимущественно "на бумаге".

- Но ведь вас сейчас спросит читатель (в особенности критики Петра Порошенко): а что же делал министр Омелян столько лет? Сколько вы пробыли в должности? 3-3,5 года?

- 3,5 года. Да, я рекордсмен среди министров транспорта.

- Тем более. Что же рекордсмен сделал для того, чтобы машинистам было сподручнее ездить?

- Я был твердо уверен в том, что железнодорожная реформа могла бы быть самой громкой в Украине. Но когда я предложил свое видение реформирования (как мы это сделали в авиации, "Укрпочте" и на море), меня резко обрубили. Если помните, был очень большой скандал в 2017 году. Господин Гройсман тогда сказал, что я ничего не понимаю, а Бальчун понимает все. В итоге мы имеем в транспортной отрасли тот факт, что авиация, море, река, дороги – это 25-50% роста в год. В то время, как железная дорога падала постоянно. И последние показатели – опять минус по перевозкам грузов. Минус по перевозкам пассажиров в 2019 году.. Число желающих пользоваться услугами железной дороги растет с каждым годом, спрос сумасшедший. А предложение падает, поскольку железная дорога не может работать на надлежащем уровне.

- Поговорим об авиаперевозках. Помню, как брал у вас интервью в вашу бытность министром. В этот момент с вашей подачи как раз начиналось размывание монополии Игоря Коломойского, заход на рынок западных  лоукостеров. Вы тогда – не на словах, а, скорее, мимикой, улыбками - давали понять, что давление со стороны ИВК - оказывается. Сейчас вы уже можете говорить больше. Так как - были ли какие-то со стороны Игоря Валерьевича жесткие попытки сохранить статус-кво?

- Проблема Украины в том, что деолигархизация так и не произошла.

- Кстати, во многом благодаря и бывшему президенту.

- Олигархи – зло, не только потому, что лоббируют свою личную выгоду. Они ради своих сверхприбылей останавливают все развитие страны, поскольку могут работать только в неконкурентной среде.

Я так понимаю, что с нынешним президентом деолигархизация сошлась где-то посерединке: приставка "де" - исчезла, олигархизация осталась. И каждый олигарх, который работает в той или иной отрасли, считает, что эта отрасль – его личная вотчина.

- Причем порой они вполне искренне так думают: дескать, я в этом шарю, я этим занимался, что эти бездари вообще понимают?

- Да. Это не наигранно. Они искренне считают: это мое, "историческое право". Поэтому когда было начало разговора с монополистом; когда деликатно объяснили, что это государственное, что должна быть конкуренция, - конечно, было определенное недопонимание, своего рода война. Но я рад, что нам удалось переломить ситуацию и отстоять право на свободную конкуренцию в авиации. Это дало безумный плюс для всей страны. Поскольку те люди, которые никогда не могли себе позволить купить билет за 500 долларов, сейчас могут купить его за 30 евро, что является средней ценой для лоукост-перевозок.

- А уж когда мы получили безвиз, ценность этого выросла многократно. Потому что внутри по стране – будем откровенны - народ до сих пор с трудом представляет, как можно перелететь из украинского города А в украинский город Б.

- Это тоже отсутствие конкуренции. Поскольку если у нас международных перевозчиков уже десятки, и они конкурируют между собой, то на внутренних направлениях их очень мало. И как раз, когда у нас получилось сломить ситуацию, и зашла компания Ryanair. Wizzair вдруг вспомнил, что они - лоукост, а не просто классическая авиакомпания. И на рынке появились некоторые уже почившие в бозе компании - такие, как Ernest. В позапрошлом году создана новая украинская авиакомпания Skyup и сейчас она динамично развивается с флотом уже более 10 самолетов.

И после этого я как министр, первым поддержал МАУ и Skyup. Знаете, почему? Потому что четко понимаю (и надеюсь, что это понимает и министр Криклий), что без национальных авиакомпаний – нравятся они или нет – но такая страна, как Украина, не может существовать. Они всегда должны быть, поскольку – и это тоже исторический опыт - в 14-м году началась война с Россией, а в 15-м году компания Wizzair закрыла свою дочку и ушла с рынка. И так сделали многие другие компании. И только украинские компании продолжали работать.

- Лично мне интересно: если бы Зеленский и Гончарук предложили вам вернуться в кресло министра (с обещанием зеленой улицы для всех ваших инициатив и начинаний) вы бы согласились?

- Нет.

- А если бы они сказали: да, мы знаем, Владимир, как ты критически относишься к нашей власти, но вот тебе поле для работы и вот тебе наша рука и наши все возможности – как тогда?

- Знаете, у меня с 2010 по 2013 был в жизни период, когда я работал в правительстве Януковича - и чувствовал себя там ужасно дискомфортно. И для меня это все закончилось тем, что я с первого дня был на Майдане. Я готов помогать всячески новой команде (которая, впрочем, уже не новая, а обычная). Готов их консультировать. Но даже если бы такое предложение и поступило, я бы остался в оппозиции. Поскольку считаю, что проблема Украины состоит в том, что у нас, с одной стороны, всегда была проблема с властью. Но, с другой стороны, у нас никогда не было настоящей оппозиции. И каждый раз после выборов кажется: победили другие, все будет по-другому. А в итоге все старые опять договорились с новыми - и происходит все то же самое. Ничего не меняется. И это самая большая угроза для Украины, потому что пока не будет системной сильной оппозиции, которая потом станет властью (а прежняя власть уйдет в оппозицию), у нас не будет нормального обновления элит.

- Неудачи той или иной команды во власти у нас объясняют по-разному. Первый довод: Президенту, премьеру и команде мешают внешние враги и не желающие реформ внутренние олигархи. Второй довод: власть разлагает коррупция – как внутри самой власти, так и в обществе в целом. И третье – эти люди просто некомпетентные (или, как грубовато говорят в народе, рукожопые).

Сейчас у власти команда Владимира Зеленского. С успехами у нее не густо, неудач и скандалов – в изобилии. По-вашему, как распределились перечисленные мною три фактора? В процентном соотношении?

- По первому пункту проблема в том, что враги будут всегда. Но с другой стороны, ты - есть власть. И я четко помню самые тяжелые времена в моей карьере, когда я отстаивал в стране лоукосты и боролся за контракт с GE.

- Давайте поподробнее.

- Ты понимаешь, что эти люди могут сделать с тобой все, что угодно. Забросать тебя нечистотами в масс-медиа. Могут тебе угрожать, открывать дела. Но пока ты министр, ты - министр. Это твое решение. И если ты это подписал и озвучил – все. Это новая реальность.

Если ты предлагаешь реальную реформу, а не меняешь старых бенефициаров схемы на себя и своих друзей – тебе предъявить нечего. Правда всегда побеждает.

К сожалению, Зеленский этого до сих пор либо не понял, либо боится использовать.

Второй и третий фактор – рукожопие и коррупция – да, они присутствуют. Но самое страшное в этой всей ситуации, - четвертый фактор.

- Это какой же?

- То, что Зеленский не готов к своей должности не только по духу (как он гордо в начале сказал: "Я готов, я иду в президенты"), но и интеллектуально. Он не может оценить последствия любого решения, которое ему предлагают. И не может для себя сделать системный прогноз. Или потребовать план действий: что он должен делать как президент, чтобы достичь точки В из точки А?

- А как же знаменитый турборежим, который, по словам президентской команды, основывался на скрупулезно продуманном плане действий? Те самые осенние 40 законопроектов, которые создавали впечатление, что новая власть точно знает, куда и зачем она ведет страну.

- Турборежим был основан только на тех законопроектах, которые мы уже разработали. Ни одного нового законопроекта, который они бы сами сделали, не было в перечне документов. То есть это все были готовые законопроекты либо от правительства, или авторства отдельных депутатских групп и фракций предыдущего парламента.

Владимир Омелян: Зеленский не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше 02

- …которые, давайте будем честны, при Петре Алексеевиче годами пылились под сукном и не принимались Верховной Радой предыдущего созыва.

- У Порошенко, в отличие от Зеленского, не было абсолютной власти, он был вынужден договариваться со многими. И условия, в которых бросил Украину и сбежал Янукович, и то состояние Украины, которое передал Порошенко Зеленскому – даже сравнить невозможно. Кстати, если анализировать в цифрах, то за первые 100 дней правительства в 2015 году нам удалось проголосовать больше законов, чем во время "турборежима". Но дальше было уже хуже. Как и у "зеленых" сейчас. Единственный нормальный закон, который мне удалось протащить, фундаментальный – это дорожный фонд. Все остальное… Мы подготовили законы по внутренним водным путям, автомобильному транспорту, ж/д – не приняли, не прошло. Концессия, которую президент пиарит до сих пор. У него спрашивают, а какие законы важные вы приняли? Он говорит: вы знаете, очень важные законы – ликвидация депутатской неприкосновенности и концессия. И вот это "и концессия" звучит на каждой его встрече, когда он рассказывает о своих свершениях. Но я-то знаю, и не только я, что это наш законопроект. Мы его готовили. Но я рад, что он случился. Как и много других вещей. У нас многое бывает готово, но из-за нежелания, непонимания или корыстных интересов - не проходит.

- Изначально вы стали министром транспорта и инфраструктуры по протекции "Народного фронта". А потом был непонятный для многих сдвиг в сторону президентской команды. Кстати, почему он тогда произошел?

- Для меня это был громадный политический опыт. У меня не было одного политика, который бы меня вырастил или вел за руку все эти годы. Поэтому всегда приходилось лавировать. Иногда, скажем, интересы кого-то в морской, железнодорожной или авиационной отрасли - были слишком сильны. Для того, чтобы их преодолеть, мне приходилось привлекать либо создавать союзников.

- Временами с вашей стороны это выглядело весьма неприятно – такой одобрямс в сторону того же Порошенко. Резало слух…

- И тем не менее, Евгений, даже в сложных ситуациях, когда мне нужно было выстраивать тонкие политические конструкции, - я, согласитесь, никогда не употреблял такую лексику, как нынешний премьер-министр во время "отставки" и не шел на публичный поклон.

- Согласен. Еще вопрос: вы сказали, что не пойдете, если вам поступит приглашение, обратно в министерство. А неофициально к вам обращаются за советом?

- Я постоянно на связи с членами президентской команды на Банковой и Грушевского. То, что я могу, я им советую. Они, безусловно, пропускают это через свое решето. Смотрят, проверяют, правильно ли я советую, с их точки зрения. Но потом я вижу принятое решение – и понимаю, что мой совет прошел. То есть я советовал правильные вещи, они воплощаются. И на самом деле мне от этого тоже радостно, поскольку это - общая победа для Украины.

- Пример можете привести?

- Так было с концессиями. Когда пришла новая команда, у нас была следующая ситуация: мы объявили тендер на концессию двух морских портов. Закон о концессии еще не был принят, мы шли по старому закону. И я долго убеждал и нынешнего министра Криклия, и премьер-министра, и команду президента, что это - правильно для Украины. У них был выбор: послушать меня и поддержать, проголосовать закон, довести до конца тендеры. Или - все отменить, сказать: мы подождем, разберемся, посмотрим. Они выбрали первое: поддержали, проголосовали - и сейчас радостно рассказывают, что у нас произошли первые две концессии. Мы завели серьезные две компании: одна практически серьезная, вторая – очень серьезная. И для страны это - плюс. Поскольку в альтернативном варианте мы бы опять потратили год-два на непонятные метания.

- Одна из ключевых, если не главная, проблем этой власти заключается в том, что у нее чрезвычайно сужено экспертное поле. Президент подошел к формированию своей команды таким образом: пускай будут те, с кем я был все эти годы. Я их знаю, они умные и верные, меня не обманут. Разве не добились мы сообща успехов в бизнесе?

И, насколько я знаю, это вылилось в то, что по многим отраслям вектор развития и ключевые решения определяют в лучшем случае 3-4 человека, а чаще – 1 или 2…

- …которые не министры, кстати.

- Именно. И встает вопрос: а в чем их интерес?

- Давайте я отвечу комплексно. Если мы вспомним Украину конца 90-х, начала 2000-х, была очень простая ситуация: поднимался чиновник из ниоткуда. В течение короткого срока пребывания на должности он либо становился мультимиллионером или мультимиллиардером, либо удачно вступал в брак с дочерью или сыном какого-то большого чиновника и сколачивал большое состояние. Правда, для них это всегда было связано с большими рисками. Тот же Игорь Бакай, создатель "Нафтогаза Украины", закончил тем, что убежал и находится в розыске в разных странах. Они поняли, что это слишком опасно. Да, это деньги, но это - опасно.

- И какое они нашли решение проблемы?

- А такое: после второй половины 2000-х они просто стали подбирать красивых умных мальчиков или девушек, платить им зарплату и говорить: слушай, ты вот здесь поруководи. От моего имени, конечно, - но ты же будешь целым руководителем агентства, министерства, вице-премьером!

- Они – это кто?

- Олигархи.

- Конкретно можете назвать? Или это всем известные фамилии?

- Большая пятерка. Мол, давай, ты поруководи – а мы тебе все расскажем, напишем. Ты, главное, слушайся. Будет нестрашно. И мы гарантируем, что тебя не забудем.

Многие на эти условия соглашались. Одни лавировали, другие отказывались. Сейчас картинка сместилась еще к бОльшему абсурду. Те же самые олигархи уже нанимают кого попало. Грубо говоря, с вокзала. Это не ремонтная бригада высокой квалификации дорогой компании. Это просто: будете штукатурить? – Будем. – А умеете? Ничего, научитесь, разберетесь. И вот сейчас, к сожалению, многие члены правительства выглядят именно такими штукатурами. Они что-то говорят, часто невпопад. И лишь из-за того, что очень слаб состав парламента, глупые заявления министров выглядят как кладезь мудрости.

Но на самом деле руководит все та же большая пятерка. Она не меняется.

- Перечислите членов большой пятерки поименно? Это похоже на большую пятерку европейских футбольных чемпионатов. Скажем, Англия, Испания, Италия в нашем случае ясны: это Ахметов, Коломойский, Пинчук. А кто у вас выступает в роли Германии с Францией?

- Я бы не хотел по фамилиям, потому что они же уже все "не олигархи". Они просто успешные бизнесмены и, конечно, "никак на власть не влияют".

- Вы сейчас довольно остро и едко пишете, резко критикуете нынешнюю власть. Что-то я не замечал у вас таких сатирических талантов, когда вы были министром. Почему? Сдерживала должность? Или вы считаете, что при Петре Алексеевиче было меньше оснований так ярко и желчно писать про действующую власть?

- Я считаю, что у Порошенко, как и у каждого, были ошибки. Но он сохранил государство во время войны и прямой российской военной интервенции. Если мы забыли, то именно последние пять лет Брюссель и Вашингтон называли годами самых больших реформ в Украине в сравнении с прошлыми десятилетиями. Да, было сложно, но мы двигались вперед, в ЕС и НАТО.

Зеленский - не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше. Поэтому даже в своей беллетристике я немножко отхожу от принципа высмеивания на ровном месте. Поскольку государственные институты должны вызывать уважение. Даже если ими руководят глупцы.

- А что, вы помните хотя бы одного президента, при котором у нас в стране вызывали уважение государственные институты?

- Такое было изначально после Советского Союза. Кравчук и Кучма.

- Отчасти - да, но это по старой памяти…

- Они это сохранили по старому накату. При Ющенко в принципе еще система сохранялась, хотя, я думаю, первый большой удар нанес как раз он.

- А именно?

- Знаю, у него были благие намерения, но одномоментное увольнение 24 тысяч чиновников (даже если половина из них - бесполезные или коррупционеров там процентов 10) – это все равно удар по системе. Во время Порошенко, как бы то ни было, мы хоть как-то смогли ее отстроить.

- Януковича вообще выводим за скобки? У него было свое, очень своеобразное понимание государственного…

- Он уничтожал. И как раз один из самых моих больших страхов – то, что Зеленский – это продолжение политики Януковича. Это политика России, адаптированная к событиям 19-20 годов. То есть ситуация немножко другая. Война все-таки идет. Нельзя быть чистым Януковичем. И тогда появляется Зеленский.

Владимир Омелян: Зеленский не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше 03

- То есть харизматичный, веселый и притом слабый Янукович?

- Где-то так. Но цель все та же - уничтожить основы Украины. Полная деморализация армии. Полное нивелирование ценности институтов. Никакого уважения и доверия к ним нет. Вот, он провозглашает в Давосе "инвестиционную няню". Но ведь верховенство права нужно всем! И внутри, для украинских граждан – в том числе. А его, этого верховенства, - нет. И попыток никаких нет. Верховенства права - нет и не будет. Инвестиций - тоже нет. Армия уничтожена. Что остается от страны? Веселый президент? Ну, окей…

- Какие 2-3 события или тенденции при Зеленском - из серии "мы строили, а они теперь ломают" - разозлили и поразили вас больше всего?

- В моей сфере я больше всего боялся за дороги. Чтобы они оставили дорожный фонд. Потому что были разные поползновения. И, слава Богу, дорожный фонд остался. Это была большая победа. Немножко меньше, чем планировали, но он есть. Хотя угроза была достаточно серьезная…

Пока больших промахов я не вижу. Они вроде идут по тому же пути, что готовили мы. И это плюс для инфраструктуры, поскольку для того, чтобы инфраструктурный цикл закончился, нужно чтобы сменилось 3 или 4 министра. А получалось так, что каждый что-то менял - и все убивалось…

Новых идей нету, но хотя бы не ломают то, что было построено раньше.

- А что скажете по стране в целом?

- По стране в целом для меня самый большой риск - что это все-таки российский сценарий. Это отрицание всего украинского - или просто замалчивание. Он в упор не видит войну на Востоке. И результат такого подхода виден невооруженным глазом. Путин вернулся обратно на международную арену. Быть патриотом - уже не то что непопулярно, но под вопросом: а смысл? Какая разница, патриот ты или нет? И это тоже губительно для страны. Государство – будь то Соединенные Штаты, Израиль, или Франция - начинается с того, что я – гражданин этой страны. Точка. У него эта мысль не звучит.

- При этом декоративная составляющая сохраняется. Скажем, он почтил память погибших под Крутами. И все сразу: о, так он, наверное, все-таки бандеровец!

- Видите как? "Он же почтил...". Но при этом не произнес ни одного слова о России. То есть, выходит, ребята взяли винтовки, пошли гибнуть, сами по себе…

- А что в реальности?

-Сейчас каждый день на восточном фронте гибнут наши воины. Если слушать президента, непонятно, почему они гибнут. Случайные пули из ниоткуда, как мухи летают и их убивают, да?

- Слушайте, ну сделал же он заявление в Польше, которое многих поразило.

- Думаю, что оно и для него самого было шоком.

- Считаете, он как комик сымпровизировал?

- Думаю, он даже не понял, что прочитал. Ему просто написали – а он не понял, что прочитал. Мне так кажется. Я бы хотел верить, что он меняется. Вон, как российские СМИ после суток шока опомнились – и начали говорить, что в Зеленском просыпается националист; что он поддается веяниям арийского толка. Но я не думаю, что он этим живет. Ведь четко же видно, что у него воспитание обычного парня, сформированного советскими родителями. Послушайте папу Зеленского. Как у такого папы может быть другой сын?

- Полагаю, чтобы в таком возрасте эволюционировать, надо быть очень сильным и незаурядным человеком, да еще и в тяжелых обстоятельствах.

- Для того, чтобы он резко изменился, должна быть большая стрессовая ситуация, угроза его личной жизни. Либо большой ум. К сожалению, ни того, ни другого мы не видим. И я не верю, что люди после 40 могут кардинально измениться. Да, я слышал подобные истории, читал о них в литературе. Но в личной жизни видел очень мало примеров.

- Возвращаясь к вопросу о главных угрозах…

- Самое большое разочарование и угроза - это все-таки реализация российского сценария и девальвация всех государственных институтов. Демотивация армия. Это как раз четкий российский сценарий. То есть им нужно все развалить. А тогда уже на фоне хаоса они могут вводить войска, не вводить войска. Будет действовать ручное управление.

Второе- - это отсутствие стратегии. Я просто не понимаю, как ты можешь руководить 42-миллионной страной, если у тебя нет стратегического плана хотя бы на 3-5 лет. Никто же не просит на 10 лет! Хотя бы на 3-5 лет! Моя супруга - дизайнер женской одежды, у нее четкий бизнес-план. Она понимает, как она двигается. Без этого бизнес-плана, она бы давным-давно обанкротилась! А тут…ты руководишь 42-миллионной страной и не понимаешь куда ее ведешь - чувак, ну как так?

И третье: абсолютно сумбурный подбор команды. Знаете, во время президентской гонки я внутренне ему даже симпатизировал. Хотя и понимал, что это деструктив для Украины. Но лозунги были правильные: мы все поменяем, все будем новые, сильные, красивые…

- Да и болевые точки власти Порошенко, были вычислены и отработаны верно.

- По большому счету, да. Эта была серьезная спецоперация, в том числе российских спецслужб. Думаю, даже сам Петр Алексеевич этого не отрицает. В коммуникации сам с собой - так точно…

Но мне кажется, что после того, как Зеленский стал президентом(и уж точно во время формирования правительства), он должен был собрать топ-20 или топ-30 лучших СЕО страны, лучших компаний - и сказать: ребята, отныне у вас контракт с государством, вы нужны на год этой стране. Мы не заплатим вам денег. Мы вам гарантируем, что у вас не будет преследования, если вы будете делать по закону. ИзменИте эту страну со мной!

- Думаете, сработало бы?

- Думаю, это бы точно сработало. Потому что когда ты СЕО большой компании, тебе уже, как правило, за 50 лет. У тебя уже есть состояние. Тебе хочется славы. Хочется показать: я не просто условный Гарик Корогодский, который построил ряд торговых центров – а суперкрутой мэр Киева. Или суперкрутой вице-премьер по ЖКХ. И я пришел создать новое, самое современное.

- А что сделал Зеленский?

- А он просто как типичный украинский президент положился на своих друзей. И тут начинается кризис, понимаете? Поскольку, если ты сам не супермозг, то подбираешь просто своих друзей, с которыми тебе комфортно пить пиво и говорить, что все дураки и они с этим согласны. Или таксовать по городу. Что они могут предложить? Что они могут создать? Ничего. Взять хотя бы это эпическое совещание премьер-министра. 5 часов говорить о том, как надурить президента. Ну, ребята… а когда вы занимаетесь страной? Что реально изменилось, что обещали? Нет, для вас главное – договориться о том, как нам его успокоить, чтобы он нас не уволил. Потому что, как говорил другой замминистра здравоохранения: тут можно неплохо прибарахлиться, даже внукам хватит. И, наверное, часть участников этого совещания точно так думали: дескать, у нас каждый день – плюс. Мы остаемся на должности – значит, еще чуть лучше прибарахлимся… Но тут беда в том, что у человека нет понимания, куда он идет. И из-за этого начинается дикий диссонанс. Арахамия рассказывает, что мы в ЕС не интегрируемся, у нас свой особый путь. Сразу вспоминается азаровщина. Кулеба пробует как-то его выправить - но тоже очень мягко. Тоже понятно, что мы не очень-то в ЕС торопимся.

А на самом деле руководят абсолютно другие люди. Тот же Шефир - мне кажется, что это просто камертон президента по связи с реальностью. Он тоже мало что понимает. Он просто хороший человек. Совесть президента, которую можно носить с собой.

Богдан? Точно не плюс. Но по сравнению с Ермаком он - хоть что-то свое. Нехорошее, но свое.

- А Ермак?

- Ермак – это полный ФСБ. Для меня лично. На наших глазах рождается Медведчук номер два.

- Ну, и первый еще, боюсь, себя не исчерпал.

- Медведчук в тамбуре ожидания в силу каких-то определенных вопросов. Хотя я думаю, из-за нелюбви Коломойского к Медведчуку лично. Что ж, тогда мы, русские, рождаем другого Медведчука. Это будет Ермак.

И если сейчас вскроется дополнительный газовый протокол, это станет очевидно для всех.

- Владимир, вы на данный момент – политик,  хотя и без команды. А для людей, как правило, политик состоит из черного и белого, без полутонов. То есть сугубо позитивный мистер Джекил и сугубо отрицательный мистер Хайд.

И вот если говорить о вас как о министре, а ныне политике, то для людей мистер Джекил Омелян - это приход лоукостов, попытки прекратить беспредел в грузоперевозках, дорожный фонд, еще какие-то вещи.

А Омелян Хайд для многих это, во-первых, – открытое в его отношении дело НАБУ. Плюс роды жены в США. Плюс "испортившийся" Гиперлуп. И еще очень многих поразило ваше появление в суде в составе группы поддержки г-на Мартыненко.

Вот давайте – чуть подробнее по каждому пункту.

- По НАБУ ситуация очень простая. Я четко понимал, что дело в отношении меня - будет. Но не думал, что от НАБУ. Полагал, это будет либо СБУ, либо Нацпол, либо ГБР.

- Заказчиком был кто?

- Тогдашняя власть. У меня сомнений по этому поводу нет. И я знаю пофамильно - просто не хочу этого говорить.

- Хотя бы намекните - чтобы как-то сузить круг поиска.

- Вы можете просто подумать, кому я больше всего наступил на мозоли в воздухе, на железной дороге и в дорогах. Тут ларчик очень просто открывается. Тем не менее, мне даже сейчас смешно, когда мне инкриминируют вопрос, чей он, этот автомобиль, который был приобретен до того, как я стал министром. Не во время, не после, а до того. Особенно на фоне современных чиновников, мама которых очень любит скорость: по 20 автомобилей, 30 квартир. Я помню, что НАБУ создавалось для расследования миллиардных коррупций чиновников категории А. А тут расследуется автомобиль…

- Вы приятно удивили многих, что не стали ссылаться на истечение срока действия привлечения вас к уголовной ответственности.

- Хотя мог бы.

- Сейчас на каком этапе это дело?

- Мы все еще в стадии слушания доводов прокуратуры. Пока, к сожалению, идем в режиме 1-2 заседания в месяц. Немного медленнее, чем я хотел бы. Потому что для меня важно поставить точку в этом деле. Потом у нас будут другие стадии: мои доводы, потом свидетели и далее- мое выступление и вердикт суда.

- И сколько еще все это продлится?

- Очень надеюсь, что все закончится в течение ближайших месяцев. Я же до сих пор единственный министр, по которому есть дело НАБУ в антикоррупционном суде. Все кричали о миллиардной коррупции, а министр оказался один, с автомобилем. Сейчас уже дел у них побольше. По другим направлениям, не кабминовским.

- Они бы, наверное, и сами не прочь закрыть это дело – но нет возможности.

- Оно все равно не закроется. Даже если у меня будет справка, что я не виновен, все равно будут говорить: так по нему ж там дело было в НАБУ! А то, что невиновен – то такое…

- Ну, да, дыма без огня не бывает…

- Помните, была история во "французской прессе", что я купил электрический Майбах за 3,5 миллиона долларов, которую перепечатали большинство украинских изданий? Потом я дал опровержение о том, что этой французской газеты вообще не существует. Это было фейковое зеркало. И я получил официальный ответ от "Мерседес Бенц", что он таких автомобилей даже не планирует производить, поэтому никаких списков и заказов - нет.

- Ну, это как 28 дач Яценюка.

- Да. А потом я приезжаю в одну деревню, инспектируя дороги. Встречаюсь с ее жителями. Подходит бабушка и говорит: боже, синку, ти такий розумний, оце дороги робите, молодці, але для чого ти того Майбаха купляв?

- Правда, такое было?

- Да. Я смеялся до упаду полдня. Так что если аж туда дошло…

- Давайте теперь по родам в США.

- Я считаю, это было правильное решение. Потому что навязывать супруге, где ей рожать, я точно не буду. Это не касалось моей работы. Вопросы моей семьи – это вопросы моей семьи. У Марка и у Анны - украинское гражданство. Они живут с нами.

Было очень трогательно читать "пане Омелянэ, Ваша родина - амерыканци" (причем, особо активно об этом писали русскоязычные пользователи фб из западных стран) и видеть, что новость о рождении моей Анны стала топ-новостью Украины для некоторых ТВ-каналов олигархов с несколькими паспортами.

- Ну, да. "Пане Ющенко, ваша дружина – американка". Гиперлуп?

- По Гиперлупу, я думаю, что все обернется в пользу, когда мы его сделаем. Я не могу сделать это сам лично.

- Уже не "мы", получается.

- Почему?

- Знаете, как скажут? Что Гиперлуп Омелян пытался сделать, "но не заработало". А сейчас у Зеленского оно заработало. То, что это произошло в результате некоего цикла работы, - народными массами в расчет не берется.

- Опять же, как бы то ни было, я считаю, что новые технологии в Украине будут. Я бы просто хотел, чтобы их производили, а не импортировали. А относительно того, что возможно или невозможно…Еще год назад Илона Маска уволили с поста руководителя Tesla и дали ему зарплату 0. Сейчас он получил в качестве бонуса несколько миллиардов долларов. Кстати, можно сравнить с бонусами Витренко и Коболева; они получили намного меньше. И все говорят: боже, какой вы гениальный, Илон. Вы создали Tesla, вы создали электрокары. Вы – молодец! А год назад его клеймили и вообще лишили должностей…

- И поход на суд к Мартыненко, по итогам которого многие записали вас если не в мафиози, то в группу поддержки мафии.

- По Мартыненко. До суда я даже не был с ним знаком. Если бы я не пошел, мне бы нужно было писать заявление об увольнении. Вот и все.

Владимир Омелян: Зеленский не выиграл. Он просто взломал государство. И я считаю, что нельзя в таком стиле, как он, работать дальше 04

- Даже так?

- Фактически это было так. Это был маркер для команды "Народного фронта" – ты с нами или нет. Если ты не с нами, то логически другого варианта нет.

- Это как раз было то время, когда вы стояли на вылет из министерства?

- Я на вылет стоял каждый второй месяц. Это для меня было нормальное состояние. Просто я понимал, что не пойти - это уже будет точка. Одно дело, когда тебе говорят, что ты что-то не выполнил. В таких случаях я всегда могу объяснить, что, ребята, вы просите о неправильных вещах, я не могу это сделать. Но когда тебе говорят, что тут товарищ по партии в беде, это политический заказ, а ты его не поддерживаешь, - это уже другое.

- Вы же в Фейсбуке активны. Начитались тогда проклятий в свой адрес?

- Конечно, наелся на пару лет вперед… В принципе я считаю, что Ryanair и GE того стоили. Да, это был удар по моей репутации. Сильный удар. Мне от этого было точно неприятно. Но я понимал, что тогда было бы лучше с первого дня уйти, хлопнуть дверью, сказать, что вы тут все занимаетесь коррупцией, вы идиоты, а я такой чистый идальго. Помните, Айварас попробовал это делать через полгода работы?

- Как не помнить.

- Но я не ушел – и зато в стране есть Ryanair; зато в стране есть самый большой контракт GE в Восточной Европе без капли коррупции. Причем проверяли не только НАБУшники и СБУшники. Проверяли и ФБР. Контракт чистый! И для всех это было такое – вау! Разве это возможно? Мне потом даже американские партнеры рассказывали: нас спрашивали, не предлагали ли каких-либо особых условий, не хотели ли что-то взамен. Мы всегда говорили, что даже намека не было. Для них это был тоже шок.

- Я возвращаюсь к Игорю Валерьевичу Коломойскому. Напрямую спрошу: попытки личного давления на министра были?

- У меня по поводу МАУ с ним не было личного контакта вообще. Да, передавали разные пожелания и объяснения. Что, мол, единственный министр, который пробовал это делать, - уже покойник. Или: мы тебя будем догонять судами и уголовными делами до конца твоей жизни.

- Это все пересказывалось?

- Да, как цитаты. Но опять же, я не уверен в их достоверности. Точнее, так: в некоторых уверен, а в некоторых - нет. Но это было в период обострения; когда была уже игра нервов, кто сильнее.

- Перейдем к вашему настоящему и будущему. Вы, как я уже упомянул, политик без команды. Почему? Вам же Петр Алексеевич предлагал идти с ним в список. Это я знаю наверняка.

- Было общение перед парламентскими выборами с несколькими политическими силами. Я сознательно не согласился ни на одно из предложений. И очень этому рад.

- Почему?

- Честно говоря, я внутренне не был готов к парламенту. Мне хотелось взять какую-то паузу после пребывания на должности министра. Просто чтобы для себя сделать перезагрузку. 4 года одного и того же – это много.

- Сейчас довольны, что не пошли в парламент?

- Да. Очень.

- Почему?

- Каждый раз, когда я смотрю новости из Кабмина или новости из Верховной Рады, думаю: слава богу, что не согласился ни на предложение остаться в новом правительстве, ни на предложение идти в парламент.

- А почему? Ну, были бы себе в оппозиционной фракции. Могли бы спокойно озвучивать какие-то вещи. Никакой ответственности, можно потихоньку расти как политик.

- Чем дольше в политике, тем больше кейсов Мартыненко у тебя будет в жизни. И я, честно говоря, максимально хочу себя от них сберечь. Потому что для меня это морально тяжело. То есть я готов получать критику за свои решения, готов обсуждать общее будущее, могут быть разные эмоции. Но когда ты делаешь вещи, которые тебе точно не по душе, это неприятно.

- То есть вы сейчас в отпуске?

- Я уже перехожу в более активную политическую фазу. Мы сейчас создаем эффективную команду с прицелом на будущее. Я приложу все усилия, чтобы это пошло на пользу стране.

Наша цель проста:

  1. Умные и порядочные люди должны быть вместе и вести людей за собой.
  2. Государство должно быть сильным и независимым
  3. Приоритет внутренней повестки государства: верховенство права и быстрые экономические реформы.

- Мы – это кто? Многие обратили внимание на заявление , которое у себя в Фейсбуке разместили вы и еще несколько человек.

- Не имею права пока разглашать фамилии. Но консультации мы ведем.

 Евгений Кузьменко, Цензор.НЕТ

Смотреть комментарии → ← Назад в рубрику