Цензор.НЕТ

20.01.09 17:09

ГАЗОВАЯ ВОЙНА: ПОБЕДА С ПРИВКУСОМ ПОРАЖЕНИЯ?

История знает немало примеров войн, когда, уже после заключения мира, немало спорили о том, кто же собственно, победил? И украино-российская «газовая война» – не исключение.

Коллаж Цензор.НЕТДиректор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала отмечает главный положительный для Украины итог переговоров двух премьеров в Москве: несмотря на активное сопротивление Кремля и его союзников в нашей стране, из газовых договоренностей удалось убрать сомнительного посредника – «РосУкрэнерго».

Что же касается содержания самого договора, то тут есть немало неясностей. Прежде всего, до сих пор не названа реальная цена газа для Украины: разные источники называют разные цифры. Из-за этого глава Секретариата Президента Виктор Балога уже подверг газовые договоренности резкой критике.

Впрочем, Виталий Бала считает, что на конец года цена газа для Украины может снизиться, ведь в подписанных договоренностях есть два существенных момента: как отметил Владимир Путин, впервые за всю историю украино-российских газовых отношений удалось выработать формулу расчета цены газа. Она будет рассчитываться с привязкой к европейской и к цене нефти. А цена нефти снижается.

Что же касается целей, которые преследовала Россия, то, прежде всего, называют вопрос нашей газотранспортной системы. Слава Богу, идея ее передачи некоему «международному консорциуму» под эгидой России тоже не прошла. Все сколько-нибудь влиятельные представители украинской власти высказались против. И это тоже следует считать нашей существенной победой.

Горький опыт показывает: когда власть в Украине не консолидирована, у нас все время возникают проблемы на международной арене. Это вызывало неконструктивную позицию со стороны Европы в газовом конфликте: дескать, давайте газ, и больше ничего не хотим знать! И это несмотря на то, что договоров на поставку газа непосредственно с Украиной ни одна европейская страна не подписывала…

В этот раз власть показала свою сплоченность, остается надеяться, что такая сплоченность продолжится. Благодаря этому, по словам Виталия Балы, впервые за годы независимости Украина была субъектом, а не объектом международных отношений.

Впрочем, имеется с виду высшая власть страны, а не украинский политикум вообще. Виталий Бала считает, что поведение политиков во время газового конфликта станет серьезной оценкой их деятельности со стороны избирателей.

Многие из них показали себя поборниками не национальных интересов, а корпоративных интересов газового посредника, у которого «уплывал» из-под носа жирный кусок. Кого имел в виду Виталий Бала, он не назвал, но догадаться нетрудно.

Например, Виктор Янукович начал требовать одновременной отставки президента и правительства именно в тот момент, когда даже на беглый взгляд было очевидно, что в данной ситуации этого делать никак нельзя. «Обезглавленная» Украина потерпела бы в газовой войне сокрушительное поражение. И кто бы от этого выиграл? Уж никак не народ Донбасса и всей Украины!

Как считает заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий, связав себя с интересами Фирташа, Виктор Янукович свел свою политическую деятельность к защите его экономических интересов. По мнению эксперта, этим он сам снижает собственный рейтинг, и это уменьшает его шансы стать президентом.

То же самое касается и украинских СМИ, многие из которых вели себя в информационной войне, которая сопровождала газовый конфликт, как российский авангард на вражеской территории. Искусственно нагнетались страсти, недоразумения между руководством двух стран намеренно подавалось как противостояние двух народов.

Как отметил Алексей Голобуцкий, на деньги газового посредника в Украине содержался антигосударственный канал «Интер», информационная политика которого всецело определялась внутренними корпоративными интересами владельца – все того же Фирташа. По мнению Алексея Голобуцкого, это все равно, как если бы в Израиле один из центральных каналов проводил политику движения «ХАМАС».

По его словам, обвинение в государственной измене столь же применимо к СМИ, как и к некоторым украинским политикам. Потому, в условиях, когда часть политиков работает в интересах другого государства или коммерческой структуры, представляющей его интересы, любой компромисс можно считать победой.

Впрочем, как заявил Алексей Голобуцкий, не следует преувеличивать политическую составляющую конфликта: на 99% это вопрос денег. Когда у нас изображают Россию как некоего монстра, стремящегося уничтожить Украину как государство, забывают упомянуть, что отечественная политическая элита насквозь пропахла российским газом.

Стоит также отметить, что, благодаря газовому кризису, мы поняли истинную цену нашей европейской интеграции: пока мы не будем внутренне сильны и стабильны, никто не будет нас воспринимать как полноправного партнера.

На европейских лозунгах паразитировала вторая часть нашей политической элиты. Но теперь мы увидели, как Европа за газ готова продать не только наше будущее в ЕС, но и украинский суверенитет. Зато это отрезвляющий, потому – позитивный момент.

Что же касается самой Европы, то и она получила отрезвляющий урок, потому сейчас принимает все меры, чтобы уменьшить зависимость от российского газа. Похоже, что планы России создать «газовый ОПЭК» под своим главенством если и не провалились вовсе, то отодвинулись на неопределенное будущее.

И еще один позитив: мы больше не можем позволить себе роскошь тратить столько газа. Промышленность требует модернизации в сторону снижения энергоемкости. Этого не делалось долгие годы, наконец, грянул тот гром, после которого пора креститься.

Многие начинают понимать, насколько энергетически уязвимой была Украина на протяжении 17 лет. За эти годы из-за дешевого газа экономика Украины практически не продвинулась в развитии, она так и осталась на уровне СССР.

Дешевый газ создал «присосавшуюся к трубе» политическую элиту, которая ничего, кроме разворовывания бюджета не умеет и не хочет делать. Мало того: дешевый газ создал совершенно ненормальные отношения между двумя странами – одна предстает в виде просителей, вторая – в виде дарителей.

И верхушка каждой страны имела в такой ситуации свой интерес: наши – возможность для разворовывания, латания бюджетных дыр, возникших из-за их же некомпетентности, и деньги на проведение политических акций. Россия же пользовалась случаем показать, что до сих пор является лидером на постсоветском пространстве. Это стало особенно ясно в 2006 году, после появления сомнительного посредника – «РосУкрэнерго»: вопрос, прежде всего, - в деньгах, которые делились на двоих.

Потому многие украинские политики не только не стремились снизить зависимость Украины от российского газа, а, наоборот, старались ее усилить. В 2006 году правительство Януковича фактически запретило физическим лицам использовать в жилищах автономное отопление.

Такое техническое решение, весьма популярное в Европе с точки зрения экономии, у нас обросло такой сетью бюрократических преград, что лишь немногие в состоянии эту сеть прорвать. То есть, все делалось, чтобы никто не избежал цепких рук газового монополиста. Между тем, в Италии еще в 2003 году были приняты меры по внедрению автономного отопления, которые позволили сэкономить до 40% газа – тех самых 40%, которыми мы обогреваем атмосферу из-за потерь в обветшалых сетях.

Правда, с новыми ценами газа некоторые наши отрасли промышленности потеряют конкурентоспособность. Это серьезный стимул для того, чтобы заняться их модернизацией.

Отдельный вопрос – социальный аспект. Когда олигархи начинают жаловаться на бедность и просить поддержки для себя, это звучит смешно. Но за их спинами стоят тысячи рабочих, которые действительно пострадают. Соответственно, если господа олигархи не научатся жить по европейским нормам прибыли и не откажутся от сверхдоходов, государству придется исполнить мечту коммунистов и национализировать предприятия, которые хозяева не в состоянии держать на плаву.
← Назад в рубрику