Цензор.НЕТ

12.08.08 13:39

ЭКСПЕРТЫ – О КАВКАЗСКОЙ УГРОЗЕ, ДЕМОНИЧЕСКОЙ УКРАИНЕ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ОФФШОРАХ

На вопрос, насколько легитимно выглядит будущее независимое государство (Южная Осетия), которое территориально расположено на территории другого государства (Грузии), а большинство его граждан имеют паспорта третьего государства (России), второй секретарь посольства России Эдуард Вертьянов ответить не смог...

ЭКСПЕРТЫ – О КАВКАЗСКОЙ УГРОЗЕ, ДЕМОНИЧЕСКОЙ УКРАИНЕ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ОФФШОРАХ (Владимир Колюбакин для "Цензор.НЕТ")

- Слушай, Ованес! Предположим, идешь ты по дороге, а навстречу тебе – медведь! Что делать будешь?
- Возьму ружье и застрелю!
- А нет у тебя ружья…
- Тогда выхвачу кинжал!
- А нет у тебя и кинжала!
- Тогда влезу на дерево!
- Нет поблизости дерева…
- Слушай, ты чей друг, мой или медведя?

Армянский народный анекдот 

Организаторы круглого стола «Какие угрозы несет война между Грузией и Россией для Украины» изначально признали, что на Кавказе ведется именно война, и именно между Грузией и Россией. Никто из участников дискуссии не протестовал против такой постановки темы. И то, что Украина втянута в эту войну хотя бы косвенно, тоже возражений не вызывает.

Почему Украину не признают посредником

Как отметил директор Центра исследования проблем гражданского общества Виталий Кулик, Украина втянута в кавказскую войну уже потому, что российская пропаганда ее «демонизирует» – изображает государством, которое снабжает Грузию оружием и украинскими наемниками, поощряет «этнические чистки» в Южной Осетии и Абхазии.

Кстати, г-н Кулик призвал воздержаться от обвинений в этнических чистках хотя бы во время круглого стола, пока факт проведения таких чисток не доказан авторитетными международными комиссиями. Сообщения российских СМИ, по причинам многократно замеченной необъективности, – не в счет.

Тем не менее, лидеры государственных образований, которые скоро, с легкой руки Москвы, могут стать признанными (хотя бы ею одной), делают в адрес Украины недружественные заявления, выдержанные в том же духе. Они заявляют, что не доверяют Украине в качестве посредника.

Миротворческие усилия Украины игнорирует и РФ. Тут играет роль не только фактор недоверия на почве общей конфронтации между двумя странами.

По мнению Виталия Кулика, украинские интересы представлены в Грузии весьма слабо, в первую очередь - экономические. Товарооборот между нашими странами едва дотягивает до 500 млн. долларов США. Сколько-нибудь существенные проекты сотрудничества между Украиной и Грузией не только не осуществляются, но и не разрабатываются.

Вообще, отношения между двумя странами имеют скорее личностный (Ющенко – Саакашвили), чем системный характер. Потому посреднические функции Киева в налаживании диалога между Тбилиси и Москвой существенно ограничены.

В ответ Россия поддерживает руководство непризнанных республик. Сам факт «конфликтогенности» региона играет на руку российским интересам, поскольку оправдывает там российское военное присутствие. Заметим, что Россия находится на Кавказе в качестве миротворца по мандату не ООН или другой авторитетной международной организации, а СНГ, которое, по сути, само является рупором российских же интересов.

Вместе с тем, Россия заинтересована не в эскалации широкомасштабной войны, а в консервации на неопределенное время шаткого равновесия с редкими вспышками локальных конфликтов. Заметим – еще ни разу России не удавалось одержать в многочисленных кавказских войнах полную победу: конфликт просто переходил в вялотекущую фазу, чтобы потом, при случае, вспыхнуть с новой силой. Нет причин, почему данный случай будет исключением.

Возникающие при этом угрозы безопасности могут выйти за рамки региона, поскольку зоны замороженных конфликтов традиционно становятся международными центрами преступности, контрабанды оружия, наркотиков, рабов. При этом страдают и граждане страны, которая политически поддерживает существование таких анклавов. Но, видимо, политическая целесообразность это оправдывает.

Друзья медведя

Позиция некоторых политологов, считающихся украинскими, заставляет вспомнить армянский народный анекдот, который звучит в данном случае как нельзя более уместно: «Слушай, ты чей друг, мой или медведя?».

В этом преуспел, например, эксперт Сергей Толстов. Он правильно отмечает, что российская позиция вышла за рамки реагирования на конкретные события в конкретном регионе, в частности, – Россия заняла намного более жесткую в отношении Украины. Отсюда неизбежны угрозы для Украины – обострение конфронтации с Россией и утрата Севастополя.

Продолжил тему директор Института стран СНГ в Киеве Владимир Корнилов. По его мнению, заявления украинского МИДа по Черноморскому флоту – провокационные, поскольку ЧФ не участвовал в военных действиях против Грузии, а лишь оборонялся от грузинского флота.

Прозвучала мысль и о том, что виновных (?) в продаже оружия Грузии следует привлечь к суду. Правда, на основании каких законов – не известно.

На предыдущие заявления подобного рода министр обороны Украины Юрий Ехануров правильно ответил: никаких международных санкций по продаже оружия Грузии не существовало. Пока в Украине существует оборонная промышленность, страна будет искать рынок сбыта для нее. И нашла.

Причем, в этом есть и «заслуга» самой России. Стоить заметить, что на мировых рынках вооружений она несколько раз перебивала Украине выгодные контракты, причем, далеко не всегда цивилизованными рыночными методами.

И еще любопытный нюанс: звучат обвинения, что российские самолеты в Грузии могли быть сбиты с помощью средств ПВО украинского производства. А если посчитать, сколько людей в мире убиты из оружия российского производства? Насколько торговля оружием вообще отвечает христианской морали – вопрос отдельный, но, пока она существует легально, ни один из продавцов не выглядит белее и пушистее другого.

О выгоде «политических оффшоров»

Из всего сказанного можно было бы сделать вывод, который уже звучал в СМИ: после Грузии следующие – мы. Но некоторые эксперты считают иначе: в интересах Украины – максимально избегать конфронтации с Россией, прекратить всякое сотрудничество с Грузией и вообще, сидеть тихо и не высовываться.

Такой выход, возможно, был бы правильным, будь Украина бесплодной пустыней без развитой промышленности, полезных ископаемых и выхода к морю. То есть – территорией, которая никого не интересует.

Поскольку Украина таковой не является, прозвучали и другие мнения. Например, эксперт Юрий Романенко сравнил нынешнюю ситуацию с 1939 годом: тогда тоже все начиналось с территорий второстепенных государств, которые мало кого интересовали. Политика невмешательства их не спасла, а чем все кончилось – известно.

Уже имеем и свежий пример. Военные формирования Приднестровья приведены в повышенную боевую готовность, хотя этот регион никак не граничит с Кавказом. Единственное, что объединяет Приднестровье с Абхазией и Южной Осетией – это российское присутствие.

Эксперт Центра стратегического анализа «Стратагема» Игорь Степанов заявил, что система мелких непризнанных государств, входящих в сферу политических интересов России – это сеть «политических оффшоров»: отстойники для наемников, базы для перекачки во взрывоопасные регионы оружия, денег…

По его словам, создать ситуацию, сходную с осетинской, просто и в Украине. Вокруг нее тоже существует сеть «политических оффшоров»: Приднестровье, Крым, фактически – восток страны…

Как известно, главным поводом вмешательства России в конфликт было наличие у большинства граждан непризнанных республик российских паспортов. Кстати: на наш вопрос, насколько легитимно выглядит будущее независимое государство, которое территориально расположено на территории другого государства (Грузии), а большинство его граждан имеют паспорта третьего государства (России), участник круглого стола, второй секретарь посольства России Эдуард Вертьянов ответить не смог.

Тем не менее, и у нас в Украине достаточно желающих получить второе гражданство. Их легко спровоцировать под лозунг, к примеру«Кровавые бандеровские вуйки наших бьют!». Под этим соусом любое иностранное вмешательство найдет своих сторонников.

Потому рецепт от Игоря Степанова – укреплять государство, его обороноспособность, усиливать самостоятельность внешней политики и гибкость внутренней.

В частности, проблему языка, которая для многих как раз и является поводом к конфронтации, следует решать не силовыми методами, а методом усиления мотиваций. Например, эмигранты за границей охотно учат языки, намного более далекие от русского, чем украинский, потому что считают это нужным.

Иначе, как считает Игорь Степанов, нам не миновать разделения Украины. И процесс уже пошел. А кому выгодно разделение страны на несколько бессильных сателлитов – смотри выше.

Стоит только предостеречь – очаги напряженности выгодны, пока они остаются «политическими оффшорами». Потому та часть украинских граждан, которая мечтает о присоединении своего региона к другому государству, может мечтать и дальше. Диверсанты нужны в тылу врага, а не в своем собственном.

← Назад в рубрику