Цензор.НЕТ

26.04.19 08:50

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко

Автор: Ольга Скороход

З року в рік у цю дату з'являється дедалі більше позитивних матеріалів про Чорнобильську зону. Сьогодні в різних її частинах створено заповідник і територія промислових робіт.

 Вопрос безопасного накрытия злосчастного реактора также решен. Природа в заповеднике ожила, породив в частности изобилие краснокнижных видов животных. В Зоне Украина может представить миру большое достижение – реабилитацию после крупномасштабной радиационной катастрофы.

Цензор.НЕТ пообщался с главой Ассоциации чернобыльских туроператоров и основателем компании CHERNOBYL TOUR Ярославом Емельяненко. О том, как в своих экскурсиях они соединяют трагизм аварии и оптимизм возрождения сегодняшней Зоны. О том, как через позитив он пришел в этот бизнес. За чем едут в Зону украинцы, а за чем – иностранцы. Какую пользу могут принести сталкеры? Как готовят гидов по Зоне и почему не каждый может провести грамотную экскурсию? С какой бюрократической волокитой сталкивалась Ассоциация раньше и почему сегодня Емельяненко настороженно присматривается к новой власти?

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 01

МЫ ГОДАМИ ВОЕВАЛИ СО СХЕМАМИ ЯНУКОВИЧА. Я КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ ХОЧУ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ТЕ ВРЕМЕНА

- Мы должны были говорить о туризме и реабилитации зоны, но перед вторым туром президентских выборов вы написали пост, в котором заявили, что в случае победы Владимира Зеленского Вы переживаете о возможности возвращения схем времен Януковича. И в таком случае Вы не уверены, что будете продолжать бизнес. Поясните, откуда опасения.

- Чернобыльский туризм – это моя любовь и задача, которой я занимаюсь 11 лет. Точно так же я вкладывал свою страсть в борьбу против сооружения на Андреевском спуске нового здания Театра на Подоле. Это интересное здание, но оно не может стоять здесь, оно просто разрушает старинную улицу – памятник национального значения. Год жизни мы потратили на сопротивление. После этого в понедельник в 10 часов утра, когда все были на работе, пришел Порошенко и сказал, что театр открыт. Несмотря на все суды и заключения комиссий о невозможности его ввода к эксплуатацию в таком виде. То есть, у меня к Порошенко есть много личных и профессиональных вопросов. Но он эффективно справлялся с главными функциями президента, отстаивая и развивая независимость Украины, нашу свободу. То, чем мы занимаемся, напрямую зависит от свободы. И послемайданное общество, и политика, и госорганы очень сильно изменились. В старых условиях такой свободный и передовой проект как ЧЕРНОБЫЛЬ ТУР просто не мог бы существовать: на несвободном поле не может расти свободный контент. А я лично, как я писал в своем посте, хоть русскоязычный, не смог бы существовать в государстве, зависимом от России

- В риторике Зеленского как раз есть обещание свободы.

- В слова я уже не верю. Меня настораживает то, что в связи с Зеленским упоминают ряд персон, которых связывают с режимом Януковича.

- Вы вспомнили время Януковича и что не хотите возвращения его схем. О чем именно речь?

- Во времена Януковича в один прекрасный день один из руководителей Зоны собрал всех туроператоров. Все сели за круглый стол, и сидит непонятная девушка. Нам сказали: это – директор страховой компании, и теперь с каждого туриста 10 баксов за страховку платите ей. Других вариантов нет.

Эта цена страховки – раз в десять выше рыночной. Если поднять цену на 10 долларов, то сразу отсыплется целая часть аудитории – у украинцев нет возможности заплатить просто так 10 долларов сверху. И мы долго не могли избавиться от этих коррупционных страховок. Шли реально бои на всех фронтах с ними, и только с новой командой агентства по управлению зоной отчуждения, которая пришла после Майдана, получилось поломать эту коррупционную схему.

Другой пример. При старой, доевромайданной власти нас обязали возить туристов на транспорте Зоны. А это, в том числе, пазики и лазики предприятий Чернобыльской зоны – старенький советский транспорт, без кондиционера и, уж точно, без микрофона и телевизоров. Так мы работать были решительно не согласны. Мы написали на своем сайте декларацию, что поставлены в такие условия, в которых не можем обеспечить должного качества экскурсий, поэтому приостанавливаем их вообще. Призвали всех чернобыльских туроператоров присоединиться. Они, хотя на словах нас поддержали, продолжали возить экскурсии на таком позорном транспорте. А мы приостановили работу на год – до тех пора, пока не изменилась ситуация, и стало можно возить туры на транспорте, который выбирает сам туроператор. Вот почему я категорически не хочу возвращаться в то, что было тогда.

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 02

БЕЛАРУСЬ РАЗВИВАЕТ ТУРИЗМ В СВОЕЙ ЗОНЕ ПО НАШЕМУ ОБРАЗЦУ

- Давайте поговорим о том, что есть сейчас. В прошлом году вы заявляли, что из-за бюрократической волокиты ваша работа стоит.

- Действительно у нас одно время были напряженные отношения с Госагентством, которое ответственно за доступ в Чернобыльскую зону. Потому что они не отвечали должным образом на запросы туризма. Но все-таки мы добились своего. Даже приходилось инициировать заседание на уровне подкомитета по туризму Верховной Рады. Мы объяснили, что это уникальнейшая туристическая локация в мире и она находится у нас. Я езжу по международным туристическим выставкам и вижу, как сложно странам заманить к себе туристов. Говорят: у нас такое вино, у нас такая архитектура. Но ведь много где есть вино и архитектура, а Чернобыль есть только у нас. Беларусь, например, тоже об этом задумалась. Мы состоим в рабочей группе по налаживанию белорусского чернобыльского туризма. Несколько лет назад Батька увидел, как развивается наш чернобыльский туризм в Украине и дал команду создать такой же в Беларуси.

- Каковы их успехи?

- Там зона почти такого же размера, как наша. Их заповеднику 30 лет, и только в этом году начали делать первые экскурсии. Прописали туризм в новом Положении о заповеднике. Но у них есть только природа, заброшенные деревни и животные, а промышленных объектов нет. Чернобыльская АЭС на нашей территории.

- Вы говорите, что вам в последнее время удалось многого добиться совместно с администрацией украинской Зоны. Какие изменения произошли?

- Мы начали работу с профильными государственными предприятиями, которые ответственны за допуск в Чернобыльскую зону. По пунктам проработали с ними потребности туристов, необходимые маршруты, инфраструктуру, временные параметры экскурсий. Ну вот пример: были случаи, когда приезжали люди с других континентов – и 3 часа ждали въезда на КПП Зоны в голом поле, где даже туалетов нет. Стыд и позор… Какой-то клерк что-то не то подписал, или не подписал, или у него не работает интернет или еще что-то. Халатность, короче.

Сейчас Агентство сделало электронный билет в Чернобыльскую зону, что ускорило процесс допуска. Недавно устроили на КПП дополнительные туалеты. Совместно с администрацией мы определяем узкие места. Например, что должен не один полицейский проверять документы, а несколько. Потому что туда приезжает и по 700 и до тысячи человек в день, и они выстраиваются в километровую очередь. В прошлом году пик посещаемости был 1700 человек за один день.

- Только туристов Вашей фирмы?!

- Нет, это общая цифра, хотя ЧЕРНОБЫЛЬ ТУР лидирует по количеству… Причем число туристов в Чернобыль растет из года в год: в 2018 было около 70 тысяч, а в этом по нашим оценкам будет процентов на 30-40 больше. Из них 90% иностранцев. Самый пожилой наш посетитель – 94-летний австралиец. Он прилетел в Украину специально увидеть Чернобыль.

- Сколько государство получает с этого всего?

- Организаторы туров платят Зоне за ее услуги, платежи разбиты на две части: за согласование тура – один раз со всей группы, и за сопровождение – с каждого туриста, отдельно за каждый день. С иностранцев существенно больше чем с украинцев. В итоге Зона зарабатывает, по моим оценкам, несколько сотен тысяч долларов ежегодно, и эта цифра растет с каждым годом.

- На уровне слухов ходит информация о коррупции – что программу тура не так просто согласовать в Госагентстве. Насколько это так?

- За доступ в Чернобыльскую зону отвечает большое количество структур –не только Агентство, но и режимные, и силовые структуры. Поэтому есть и неразбериха, и соблазны... Эффективное взаимодействие с этим аппаратом – одна из задач, для решения которой была создана наша Ассоциация чернобыльских туроператоров. Принимаем мы не всех, а только тех, которые понимают, что мы не просто делаем бизнес, а должны развивать и продвигать в мире нашу уникальную локацию. Которые готовы не нарушать правила, не подвергать туристов опасности, создавать продукт, который поднимет репутацию Зоны и Украины – вот тех мы берем в Ассоциацию, чтобы вместе решать эти вопросы. Возможно, если кто-то заходит со стороны и наталкивается на какие-то сложности. Мы с этим не сталкиваемся.

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 03

КАЖДЫЙ ИЗ НАШИХ ГИДОВ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИКВИДАТОРОМ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ

- Вы возглавляете Ассоциацию чернобыльских туроператоров. Сколько фирм в нее входит?

- Сейчас 11 юридических лиц. К нам постоянно приходят новые и частные лица, которые хотят заниматься организацией. Мы пытаемся подтянуть их до адекватного уровня, потому что Чернобыльская авария - это очень многогранная тема. Ее нельзя преподносить только в негативе, ну и с позитивом надо не переборщить. Это сложная комплексная работа, которая включает в себя сценарную проработку. Мы вкладываем в них историю аварии, правила радиационной безопасности. И на выезде, когда мы останавливаемся в Чернобыле у памятника "Тем, кто спас Мир", то уже знают поименно тех людей, которые изображены в этом памятнике.

- Вы специально готовите гидов?

- Да, конечно. Все гиды проводят наши туры по сценарию. Они четко знают, что за минуты до показа определенного объекта надо сказать то и то, чтобы когда туристы увидели описываемый объект, у них уже был правильный посыл и понимание, что это такое. Мы объясняем, что в Зоне можно делать, а что категорически нельзя, какие правила нужно строго соблюдать. Не все операторы могут преподнести Чернобыль на правильном уровне. И нам, как лидерам, приходится подтягивать их немножко. В этом – часть работы Ассоциации туроператоров Чернобыльской зоны.

- Как другие туроператоры это воспринимают?

- Они воспринимают это по-разному. Мы часто сталкиваемся с тем, что люди, посетившие зону с неподготовленным проводником, не были впечатлены Чернобылем, мол, "ничего такого там не увидели". Такой человек приедет домой и расскажет десяткам-сотням знакомых: ребята, ничего интересного там нет. Бывало, я за свой счет приглашал их снова, чтобы исправить впечатление. Они садятся в наш тур и возвращаются со словами: "Вот это да! вот теперь мы поняли". Таких случаев было много, и мы пришли к тому, что нам нужно подтягивать всех к единому – и высокому - стандарту.

Мы каждый день погружаем туристов в историю: показываем, откуда какие экипажи пожарных приезжали, как проходила ликвидация. Учим, как "общаться" с радиацией, как действовать в случае возможной радиационной аварии. После этого люди лишаются огромного количества страхов. Каждый из наших гидов является ликвидатором аварии – ее психологических, культурных, даже экономических последствий.

КОГДА-ТО ГОВОРИЛИ, ЧТО НАШ "БИЗНЕС НА КОСТЯХ". СЕГОДНЯ ТУРИЗМ В ЧЕРНОБЫЛЕ – НЕ ПРОСТО НОРМАЛЬНО, ЭТО "В ТРЕНДЕ"

- Как вы к этому пришли?

- Чернобыльский туризм – это не та отрасль, где люди просто делают деньги. Здесь работают влюбленные в эту деятельность люди. Основной целью ЧЕРНОБЫЛЬ ТУРа является ликвидация психологических и информационных последствий аварии. Я как коренной киевлянин, который помнит ужас родителей и звук вертолета с 1986 года, знал о Чернобыле только плохое – что это радиация, смерть, рак, пенсии, невыплаты. В 2007 году я поиграл в игру "Сталкер" – и решил впервые поехать в Зону: ведь Чернобыль совсем рядом, в нем наверное, удивительный мир, а я ничего об этом не знаю.

Нашел объединение людей, которые раньше жили в Припяти, и проводят экскурсии в родной город. В туре я все время слышал, что все только плохо. Экскурсию вели люди, эвакуированные из Припяти, жизнь которых авария сильно изменила, и они несут эту травму с собой. А я смотрел в окно и видел удивительную природу. Даже березка, прорастающая через балкон, для меня была позитивом. Жизнь прорастает через бетон! Там потрясающая природа. Просто из автобуса можно увидеть лосей, косуль, оленей. Там ходят лисы, которых мы кормим бутербродами. Только в Зоне понял, насколько информационное поле, которое создано вокруг Чернобыля, не соответствует тому, что там есть на самом деле.

- У вас оригинальное представление Зоны. Мне как эвакуированной из Припяти было больно смотреть, как березка прорастает сквозь стену хаты моей прабабушки.

- Я понимаю, эта авария коснулась вас лично. Но в моем первом выезде в Зону гидом-экспертом был тоже чернобылец – ликвидатор, который работал там в первые месяцы аварии, командир взвода радиационной разведки Сергей Мирный. Очень позитивный и очень знающий человек. И он в частности сказал: "Ребята, перестаньте нагнетать травму. Здесь была фактически война. Но враг (радиация) локализован, и это победа". Я поблагодарил его за позитивное представление зоны, мы познакомились с Сергеем и вскоре основали ЧЕРНОБЫЛЬ ТУР.

Когда ЧЕРНОБЫЛЬ ТУР начинал работать, нам звонили, говорили, что мы устраиваем "бизнес на костях". Социум не был готов к сочетанию Чернобыля и туризма. Мы тогда опережали время. Сегодня туризм в Чернобыле – это просто нормально, это даже "в тренде".

- Психологическая реабилитация, о которой вы говорите – это очень умозрительно. Как вы видите вживую, что человека отпустило?

- Конкретный пример. На турвыставке в Нью-Йорке я познакомился с женщиной, которая очень бурно и негативно отреагировала на наше название и логотип. Даже подойти к нам смогла не с первого раза. Оказалось, что их семья была эвакуирована, отец ликвидатор, сестра все эти годы пишет стихи о Чернобыле, пытаясь выговорить травму… Сперва она наотрез отказывалась от визита в Чернобыль. Но в разговоре, я постепенно доносил до нее, что мы не можем изменить того, что произошло - но благодаря работе ликвидаторов зона восстанавливается, и стала уникальнейшим местом мировой истории, науки и техники, культуры, природы… Наш непростой разговор длился долго. Расстались на том, что я ее жду в гости в этом году. В такие моменты я понимаю, что мы делаем что-то очень важное. Мы лечим информационное поле этой географической локации.

Есть люди, которые возвращаются в Чернобыльскую зону десятки раз. Многие приезжают на 5-7 дней, с ночевкой в отеле города Чернобыль. Приезжают просто в тишину, насладиться природой и отсутствием людей. Нигде не играет музыка, нет городского шума. Тишина, спокойствие, мир.

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 04

Ярослав демонстрирует салфетки с фирменным логотипом. Еще одна диковинка для туристов.

ИЗ ИДЕЙНЫХ СТАЛКЕРОВ СОЗДАТЬ ЧЕРНОБЫЛЬСКИХ РЕЙНЖЕРОВ

- В какие главные пункты вы возите туристов? Какой маршрут?

- Процентов 80 туров – однодневные. Есть многодневные до 7 дней с ночевкой в отелях Чернобыля. Речные, вертолетные, самолетные туры.

Мы показываем самые впечатляющие локации. В рамках однодневного тура, нужно обязательно показать заброшенную деревню на подъезде к городу Чернобыль. Его мы объезжаем по окружной дороге, оставляем напоследок, как изюминку. На самом деле город Чернобыль достаточно густо населен работниками, и мы сначала показываем заброшенную зону.

Мы проезжаем КПП возле села Лелев, показываем полностью захороненное село Копачи. Это был эксперимент по ликвидации: дома закапывали, потом поняли, что при закапывании радиация приближается к грунтовым водам, и прекратили. Потом, конечно же, мы обвозим вокруг ЧАЭС с одной стороны, с другой, показываем, что было и как стало: хроникальные фотографии, видео, аудио. Несколько часов мы гуляем по бывшему городу Припять, показываем, куда были доставлены первые пострадавшие, где был наблюдательный пункт для корректировки работы вертолетчиков, которые забрасывали свинцом и другими элементами жерло реактора. Показываем, где в нем стояли военные машины, как чистили город, как хотели туда людей вернуть, но потом стало понятно, что ни о каком возврате не идет речь.

Обед в столовой Чернобыльской атомной электростанции. Буквально сегодня туда доставлены наши фирменные салфетки, повышаем понемножку сервис. Их даже фотографируют и берут на сувениры.

- С группой всегда есть и сопровождающий?

- Да, обязательно! У нас есть школа гидов. Самые популярные профессии, после которых к нам приходят, - учителя школ и администраторы гостиниц. Мы обучаем их сценарию, истории Чернобыля, правилам работы с туристами, технике безопасности. Стажеры проходят в обязательном порядке курсы радиационной и физической безопасности, получают сертификаты. После этого мы их рекомендуем на работу администрации Зоны, чтобы они официально имели право сопровождать группы.

- То есть, по сути готовите кадры для государства?

- Да.

- По территории заповедника вы просто проезжаете, не заходя?

- Мы проезжаем территорию заповедника, делая несколько остановок в заброшенных селах.

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 05

Это карта, которую мы сделали в 2014 году, собственноручно. Она зарегистрирована как интеллектуальная собственность. Тут каждый пиксель мной лично раз по 5 раз перебран... Эта самая полная карта Чернобыльской зоны. С ней работает Служба безопасности Украины, администрация Чернобыльской зоны отчуждения, пограничники.

- Как вы координируете момент безопасности? Ведь нужно знать, где могильники или заброшенные колодцы, чтобы туда не попасть.

- Мы тесно сотрудничаем со всеми госструктурами. Разрабатываем новые маршруты, хотим чего-то нестандартного, поэтому нам приходится сначала проезжать по ним самостоятельно с дозиметристами. Гиды, которых мы готовим, проходят все маршруты сначала с шеф-гидом и изучают: здесь можно, туда нельзя, здесь будьте внимательны. Если находим какое-то опасное место, мы показываем его туристам, но на безопасном расстоянии.

Якщо в Зону повернуться схеми часів Януковича, то я припиню водити екскурсії, - глава Асоціації чорнобильських туроператорів Ярослав Ємельяненко 06

- Вы уже несколько раз упомянули о сталкерах – нелегальных посетителях Зоны. Как относитесь к таким "туристам"?

- У меня сложное отношение... Когда в 2010 году прокуратура запретила доступ в Чернобыльскую зону всем, тогда очень сильно возросла волна сталкерства. И тогда один раз и я был в Чернобыльской зоне как сталкер. Я посмотрел на этих молодых ребят, которые реально любят Зону и горят ею. С того момента я изменил свое отношение к ним. И мне очень бы хотелось направить их потенциал в благое русло.

У меня есть вообще идея сделать из идейных сталкеров что-то наподобие рейнджеров Чернобыльской зоны. Они могли бы следить за порядком, работая в связке со структурами Зоны. Также могли бы создавать карты загрязнений. Ведь сталкер идет по тем местам, которые не были ни разу промерены за эти 33 года. Если у него есть дозиметр и GPS, он может делать просто незаменимую работу, на которую не хватит ресурса ни у одного нашего НИИ.

Есть и другие сталкеры, которые, приходят в Припять или в села для самоутверждения: погромить, порисовать граффити и прочее. Вот этих туда категорически нельзя допускать.

- Каждый год поднимается тема заселения зоны. Как относитесь к этому?

- Этого не будет. Это противоречит концепции Чернобыльского биосферного заповедника.

 Ольга Скорохорд, "Цензор.НЕТ"

Дивитися коментарі → ← Назад до рубрики