Цензор.НЕТ

16.09.19 15:11

Ми працюємо по-білому, сплатили 850 млн податків. Але одним помахом ГПУ повністю заблокувала нашу роботу, - комерційний директор компанії "Маддокс Україна" Максим Білінок

Автор: Ольга Скороход

У серпні "Маддокс Україна" - один з найбільших імпортерів нафтопродуктів на український ринок - зіткнувся з блокуванням своєї роботи за постановою Генеральної прокуратури.

 Цензор.НЕТ пообщался с коммерческим директором компании "Маддокс Украина" Максимом Билинком.

По его словам, если сперва арест счетов воспринимался как какая-то ошибка, то после повторного ходатайства ГПУ об аресте (когда еще не был снят арест предыдущий) стало ясно, что речь идет о целенаправленной блокировке работы компании. На данный момент ситуация практически разрешилась, однако "Маддокс" – не единственная компания отрасли, столкнувшаяся с давлением.

Ми працюємо по-білому, сплатили 850 млн податків. Але одним помахом ГПУ повністю заблокувала нашу роботу, - комерційний директор компанії Маддокс Україна Максим Білінок 01

- После ареста вы обращались к президенту, премьеру, генпрокурору и омбудсмену. От них последовала какая-то реакция?

- Это было уже второе письмо, публичное. На сайте Офиса Президента мы не смогли зарегистрировать его, так как они больше не принимают обращений из-за их большого количества.

А первое письмо мы написали еще после первых арестов. От президента – тишина. Гройсман отправил бизнес-омбудсмену, а тот в свою очередь нам отказал, потому что не рассматривает дела, где есть судебное разбирательство. Аваков отписал, что это проблема Нацполиции. Генпрокуратура молчит.

Мы обращались к Правительству, потому что хотели обратить их внимание на происходящее, и наша Компания никакого отношения к уголовному производству не имеет. Просто само обвинение надуманное – кто-то решил, что мы - фиктивная компания.

- В постановлении об аресте так и сказано, что "Маддокс" – фиктивная компания?

- Там сказано, что установлена группа людей, которые создали и приобрели субъекты хозяйствования для оказания услуг предприятиям реального сектора экономики. И мы там указаны как фиктивное предприятие, которое "оказывает услуги по оптимизации и уклонению от уплаты налогов". Так же, что наша компания зарегистрирована на номинальных собственников, у нас нет офиса и сотрудников, физического товара, а наш руководитель "в силу своего социального, материального положения и образоватия не способен осуществлять фактическое руководство компанией".

ГПУ находится от нас через дорогу (улица Московская. – Ред.), но почему-то не смогли нас найти по месту регистрации и включили "Маддокс Украина" в список фиктивных компаний. Прийти и задать нам вопросы – вовсе не проблема. Мы всегда готовы сотрудничать со следствием. Но этого не было сделано, просто пришел арест, и была остановлена вся работа.

- Какие приведены доказательства в пользу этого?

- Доказательств нет. Есть рапорт оперуполномоченного, в котором сказано, что фиктивными предприятиями в конкретной схеме оказывается ряд компаний. Наша компания оказалась в том списке среди множества других. Каким образом? Это вопрос к следователю.

- Так о какой схеме идет речь и каким образом там появилось ваше предприятие?

- Нам сложно судить, о какой схеме речь, это данные следствия. Она касается уклонения от уплаты НДС и вывода денежных средств. Если бы мы покупали нефтепродукты в небольших количествах, у каких-то непонятных посредников на внутреннем рынке, и были в середине цепочки какой-то реализации товара, я бы еще понял, что где-то есть проблема и есть подозрение, что мы фиктивная компания. Но в этой ситуации такой логики нет. Мы сами импортируем, сами растаможиваем и продаем продукцию. Мы – импортеры, и мы платим налоги в момент пересечения границы. У нас за полтора года уплачено 850 млн гривен налога. Куда девает покупатель наш товар или куда дальше его перепродает – не к нам вопрос.

- То есть полностью была остановлена работа компании?

- Счета арестованы, НДС-лимит арестован. Сотрудникам выплатить зарплату мы также не можем, потому что банк не принимает платежные операции. Зарегистрировать НДС по товарам, которые были реализованы в период до ареста, мы соответственно тоже не можем. Невозможна оплата оказанных услух по договорам перевалки и хранения нефтепродуктов, услуг по растаможке грузов и их охраны. Оплата аренды офиса, мобильной связи и прочих расходов на содержание офиса так же невозможна.

У нас в июле ехал белорусский ресурс, ехал ресурс от других производителей. Лежали грузы, порядка 30 тысяч тонн на перевалке в Одессе. В Херсоне растаможены 5 тысяч тонн. Они просто лежали. Мы платим за хранение, несем убытки. Единственное, что нам повезло – мы успели переориентировать часть белорусского груза. Иначе мы бы несли еще и потери по простою этого груза. А это колоссальные цифры. Те, кто работают в этой сфере, знают, что такое вагоны, простаивающие порядка месяца на границе.

Но кроме финансовых потерь мы несем и потери репутационные.

- В целом каковы репутационные риски для вашей компании?

- У нас заблокировали НДС (в данный момент блокировка снята). До 15 июля мы должны были зарегистрировать то, что продали в июне. А то, что продали с 1 по 15-е мы должны зарегистрировать до 30 июля. И вот 9 июля нам арестовали НДС. Получается, что мы подставили всех клиентов, которым мы продали товар в прошлом месяце и которые рассчитывали получить от нас налоговый кредит. Потому что мы были лишены возможности отписать этот налоговый кредит. Клиентов, которым мы продали товар с 1 по 8 число – пока НДС не был арестован – мы, получается тоже подвели. Им приходится покрывать НДС своими деньгами.

В Беларуси мы имеем дело с государственной нефтяной компанией. Там централизованно проводят тендеры на годовые контракты. В прошлом году мы подписали такой контракт, по которому в течение года должны забрать определенный объем топлива кажды месяц. Есть график поставок и сроки подачи заявок. За каждую не вовремя поданную заявку будет штраф. Не своевременную оплату – штраф, и так далее… Вот сейчас вагоны не грузятся – это штраф.

Понимаете, прокуратура через суд наложила арест, не имея никаких доказательств, а нам это все вытекает в большие деньги. На полтора месяца была полностью заблокирована работа нашей компании….

Все это, в целом, влияет на репутацию государства и его инвестиционный климат…

Ми працюємо по-білому, сплатили 850 млн податків. Але одним помахом ГПУ повністю заблокувала нашу роботу, - комерційний директор компанії Маддокс Україна Максим Білінок 02

ВСЕ БЫЛО БЫ ПОХОЖЕ НА ОШИБКУ, ЕСЛИ БЫ НЕ БЫЛО ВТОРОГО АРЕСТА СЧЕТОВ

- Расскажите коротко об истории вашей компании на украинском рынке.

- Конечный бенефициар компании Маддокс и ее 100 % владелец - компания Maddox DMCC (ОАЭ).Так же, в Женеве находится Maddox SA - еще одна из группы наших компаний.

Представительство MADDOX в Украине открыто в октябре 2017 года. С того времени компания осваивает украинский рынок. За 2018 год импортированы более 240 тысяч тонн нефтепродуктов. Для "фиктивного" предприятия это - очень много. У нас все сотрудники оформлены официально. Штат варьируется от 12 до 15 человек – в зависимости от потребностей в ведении нашей хозяйственной деятельности. Также, привлекаем сотрудников компаний, которые оказывают нам услуги по растаможке и охране грузов, сюрвейеров и так далее. То есть, это огромный механизм, который ежедневно работает. Каждый день едут вагоны, регулярно идут танкеры в порты, и тут в один момент - ГПУ все остановила.

Деятельность компании находится под постоянным контролем швейцарских аудиторов.Так же мы заказываем отчеты в Ernst and Young. В мае закончили полную Налоговую проверку, без особых нареканих. Думаю, налоговая более компетентна в вопросах об уплате НДС и возможного уклонения от его уплаты, а так же в вопросах вывода денежных средств, которые нам вменяли, в рамках этого дела…

- Из каких стран вы импортируете нефтепродукты?

- Из разных стран – из Италии,Турции, Греции, Египта, Туркменистана… Также работаем с нефтепродуктами из Беларуси.

По результатам прошлого года мы в тройке лидеров по морским поставкам. Профильное информационное издание Enkorr поставило нас на второе место

- Из Беларуси покупаете продукты местного производства?

- Мы закупаем нефтепродукты производства Мозырского и Новополоцкого НПЗ.

Беларусь – один из главных поставщиков топлива в Украину. Если взять баланс поставки на украинский рынок, то порядка 30-35% едет из Беларуси. Более 35% ехало из России. Есть часть из Литвы. Остальное – это объем, импортирующийся по морю, и часть внутреннего производства.

- Недавнее введение пошлин на российский трубный Дизель мог вызвать коллапс на рынке нефтепродуктов?

- На сегодняшний день на внутреннем рынке еще находятся остатки российского дизеля, который был импортирован ранее, так же он едет ЖД вагонами из России. Да и в принципе, если вдруг на рыке будет перекос, то российский продукт начнет поступать на рынок по трубопроводу, просто он будет дороже – благодаря дополнительной пошлине, которая сделала остальные продукты более интересными по сравнению с трубным российским дизелем. То есть, правительство решило диверсифицировать рынок и дать возможность увеличить поставки из других стран. Морские поставки, которые идут в украинские порты, теперь будут более интересны и охватят большее количество регионов.

Поэтому рынок, не так быстро, но восполнит пробел от российского топлива.

- Насколько ваше отсутствие на рынке могло повлиять на поставки нефтепродуктов?

- Свято место - пусто не бывает. Естественно, на наше место придет другой трейдер и существующие трейдеры увеличат свои объемы поставок. То есть, это не критично для рынка нефтепродуктов. Это критично для компании. Плохо и для имиджа страны. Другие инвесторы видят, как легко на пустом месте можно остановить деятельность предприятия.

- Если так, то с чем вы связываете арест ваших активов? Это ошибка?

- Это было бы похоже на ошибку, если бы не было второго ареста счетов и НДС счета. Но есть признаки, свидетельствующие о том, что это не ошибка.

Признак первый. В нашем случае арестовали все, даже зарплаты и налоги. Также арестовали НДС. Сам по себе НДС – это даже не наше имущество, а уплаченные налоги в электронной системе администрирования. То есть, НДС нам заблокировали именно для того, чтобы остановить работу предприятия, так как следствия эта статья вовсе не касается.

Второй признак. 8 июля наложили первый арест. 12-го мы его обжаловали. В середине июля уже появились первые даты – апелляция на 5 августа, и суд первой инстанции – на 1 августа.. То есть, теоретически, в первых числах мы могли бы снять эти аресты. Но появился второй арест. Тот же прокурор с тем же самым ходатайством пошел в тот же Печерский районный суд, к другому судье и налагает арест повторно. То есть, при таких условиях если даже первая инстанция рассмотрит нашу жалобу и снимет арест, то нам это ничего не даст, потому что существует повторный арест.

- Если это не ошибка следствия, то у вас есть предположения, кому выгоден арест ваших счетов?

Нет. Но это проблема системная. Если сама система уголовного производства позволяет так делать, то это о чем-то говорит. Ведь подобные проблемы не только у нас. Недавно у завода "Ковальская" тоже счета арестовали, якобы из-за того, что они "фиктивное" предприятие. При том у них завод на 700 человек. Но им было наверное немного проще, так как их дело рассматривал Черкасский суд, в котором меньше загруженность, и их дело рассмотрели быстрее. И такие проблемы у многих предприятий…

Ми працюємо по-білому, сплатили 850 млн податків. Але одним помахом ГПУ повністю заблокувала нашу роботу, - комерційний директор компанії Маддокс Україна Максим Білінок 03

ПОДОБНЫЕ АРЕСТЫ НЕ ЕДИНИЧНЫ. ОНИ ВЛИЯЮТ НА ИМИДЖ УКРАИНЫ, ПРИТОК ИНВЕСТОРОВ И НА ФИНАНСИРОВАНИЕ ПРОЕКТОВ В УКРАИНЕ ЕВРОПЕЙСКИМИ БАНКАМИ.

- Какими будут ваши дальнейшие действия?

- Мы уже сняли арест с НДСного лимита и с банковских счетов. Это заняло полтора месяца. Все по процедуре. Дважды представители прокуратуры не являлись на заседание. На третий раз судья без них рассмотрела наше ходатайство и сняла аресты счетов НДС.

- Через Нефтегазовую ассоциацию вы пробовали поднять вопрос?

- Мы не являемся участниками нефтегазовой ассоциации. Там в основном участвуют розничные операторы.

- Конечный бенефициар "Маддокса" в ОАЭ и контролеры в Швейцарии, что по этому поводу говорят?

- Мы компания с на 100% иностранным капиталом. На рынке работаем, соблюдая законодательство. Понятное дело, что нашему руководству не нравится эта ситуация. Сама возможность наложения двух беспочвенных арестов вызывает тревогу. Если так пойдет и дальше, и не произойдет каких-либо изменений в отношении к бизнесу в стране, то акционерам будет просто неинтересен украинский рынок. Да и другим инвесторам – тоже. Они видят, как по щелчку в Украине можно заблокировать работу любого предприятия. Если кто-то хотел заходить в Украину, то начинают больше опасаться.

Кроме того, это влияет на финансирование, от которого зависит торговля. Европейские банки финансируют грузы, которые едут сюда. Если они видят, что полтора месяца нет оборачиваемости денег, как в нашем случае, то это- проблема. Если в следующий раз кто-то у них попросит финансирование сделки на Украину, то, естественно, банк будет рассматривать этот вопрос под другой призмой и впоследствии может принять отрицательное решение. В таком случае компаниям придется использовать деньги украинских банков. Но финансирование украинских банков гораздо дороже, в разы. И это увеличивает себестоимость продукции.

Ми працюємо по-білому, сплатили 850 млн податків. Але одним помахом ГПУ повністю заблокувала нашу роботу, - комерційний директор компанії Маддокс Україна Максим Білінок 04

Ольга Скороход, "Цензор.НЕТ"

 Фото: Катерина Лащикова, для "Цензор.НЕТ"

Дивитися коментарі → ← Назад до рубрики