Цензор.НЕТ

20.09.17 17:35

Лікар-інфекціоніст Ольга Голубовська: "У нас немає достатньої кількості сироваток проти ботулізму, немає протидифтерійної сироватки"

Автор: Татьяна Галковская

Катастрофічна ситуація з лікуванням інфекційних захворювань змушує людей замислюватися про крайні заходи. На форумах всерйоз обговорюються питання створення своїх власних запасів вакцин і сироваток. Це не дивно, оскільки в країні вкрай низький рівень вакцинації і немає препаратів проти багатьох небезпечних інфекцій.

У нас люди умирают от таких заболеваний, как лептоспироз, малярия, ботулизм. От последнего с начала года пострадало более 90 человек, 9 из которых умерли. Основной причиной смерти людей стало отсутствие необходимой сыворотки.

Ботулизм – основная причина внезапной смерти детей до года

Проблемы есть и с лечением опасных инфекций. В чем причина, кто виноват и как можно разрешить ситуацию, беседуем с врачом-инфекционистом, профессором Ольгой Голубовской.

Лікар-інфекціоніст Ольга Голубовська: У нас немає достатньої кількості сироваток проти ботулізму, немає протидифтерійної сироватки 01

- Инфекционная заболеваемость мало предсказуема. Особенно у нас в стране, когда мы вошли в те 8 стран, где вообще все плохо с вакцинацией. Плюс социально-экономически статус населения резко упал, что всегда сопровождается ростом инфекционных заболеваний.

Случаи лептоспироза наблюдаются ежегодно, ничего экстраординарного в этом нет. Просто люди должны знать, как им можно заразиться, в закрытых водоемах, чаще всего, озерах. Заразиться можно при употреблении воды из колодцев, даже при хождении босиком рядом с частными домами. Потому что это заболевание, которое распространяют, в том числе, и крысы. Болезнь опасная, вызывает тяжелую почечную недостаточность, менингит, которые часто являются причинами смерти. Особенно у взрослых, у которых есть уже другие патологии, например, печени.

К сожалению, на начальном этапе лептоспироз ничем не отличается от любых других остро лихорадящих состояний. Помимо температуры тела больше никакого другого настораживающего симптома, который помог бы поставить точный диагноз. Поэтому если летом поступает человек с высокой температурой, лихорадкой, без каких-либо изменений, мы всегда спрашиваем, где он был, где купался, какую воду употреблял.

- Есть ли у нас все препараты для лечения?

- Никакого специфического лечения не требуется. Используем антибиотики, антибактериальные препараты, которые влияют непосредственно на саму инфекцию. А также лечим пострадавшие он болезни органы. Все эти препараты в стране есть.

- Насколько я понимаю, с ботулизмом ситуация иная?

- Сразу хочу отметить, что ботулизм был, есть и будет, в том числе, и в развитых странах. Более того, поверьте мне, что и в США до 200 случаев ботулизма, но около 70% это ботулизм грудных детей, который у нас вообще не диагностируется. Считается, что это основная причина внезапной смерти детей до года. Они просто это диагностируют, а мы нет. У нас в статистику идут только клинически выраженные явные случаи, которые выявляются в стационаре и имеют типичное течение. Вот этих случаев у нас до 200 каждый год.

В этом году ситуация с ботулизмом достаточно напряженная. Даже в 90-е годы, когда было очень много случаев этого заболевания, чаще всего люди травились тем, то делали у себя дома – овощными и мясными консервами. В этом же году подавляющее число случаев ботулизма и почти все случаи смерти от него связаны с продуктами, сделанными в промышленном производстве и купленными в местах организованной торговли, в магазинах. Это вообще ЧП для любой страны. Потому что такие условия распространения подразумевают массовость поражения. Да, Госпотребслужба в г. Киеве очень быстро сработала – запретили продажу, выявила зараженные партии. Точно так оперативно сработали в Харькове. Позже в Госпотребслужбу обращались уже сами супермаркеты, чтобы выявить партию рыбы, заряженную ботулотоксином.

Системы эпиднадзора в стране полностью разбалансированы - ВОЗ

- Но проблема глубже?

- Сегодня у нас, к сожалению, полностью игнорируется экспертное мнение. Любое самое непродуманное нерациональное решение, сделанное кулуарно, без проведения консультаций со специалистами, стараются быстро провести, отчитаться за гранты, а будет оно работать или нет – никого не волнует. Потом реформаторы уезжают, а мы с этим остаемся жить.

Яркий пример - реформа СЭС. Меня очень впечатлило, что информацию о вспышке ботулизма узнали от клиницистов. После 5-го случая ботулизма у нас в клинике я очень удивилась, почему нет информации от МОЗ, сообщений в прессе. Я позвонила в орган, который должен контролировать торговлю – Госпотребстандарт, и оказалось, они не в курсе, что в городе вспышка опасной инфекции. Разве так должна поступать информация? К слову, у нас недавно побывала миссия ВОЗ, которая отметила, что системы эпиднадзора в нашей стране абсолютно разбалансированы.

- Как должна поступать информация?

- Когда была СЭС, все находилось в одном месте. Наша задача была подать экстренное извещение в СЭС. Сейчас службы разделились. Информация подается в лабораторный центр, а те должны информировать Госпотребслужбу. Но если есть хоть одно промежуточное звено в распространении информации, могут быть сбои. В случае с такой серьезной инфекцией и, главное, способе ее распространения, эти сбои могут приводить к очень тяжелым последствиям.

Поэтому сегодня у меня главный вопрос: те люди, которые проводили реформу и "раздерибанили" СЭС, какие плюсы получили от всего этого? У нас коррупцию кто-то где-то победил? Скорее всего, коррупция просто переместится в другое место и на этом все закончится. Этим лозунгом борьбы с коррупцией пользуются нечистоплотные люди, которым абсолютно наплевать на эту страну.

Врачи вынуждены вводить сыворотки незаконно

- Вы сказали, что сыворотка от ботулизма находится в Киеве и в регионы не поступала.

- Она находится даже не в Киеве, а на складе Укрвакцины в Обухове. И где происходят случаи ботулизма, туда разными путями доставляют.

- Разными путями?

- Этим летом был случай, когда "плохой" главный врач, будучи в Киеве на тренинге, узнал, что у него в районе тяжелый случай ботулизма, человек на управляемом дыхании, он приобрел сыворотку за свои деньги. Он ее берет, бежит с ней в метро, его в метро с этой коробкой не пускают, потому что непонятно, что в ней. Он уже опаздывает на поезд, наконец-то приходит к поезду – проводник отказывается брать коробку – это какой-то иммунобиологический препарат, в общем, еле уговорил. Вот таким образом у нас транспортируются сыворотки по регионам. Больной был тяжелый и уже следующую дозу препарата им привезли прямо из Обухова. Однако, вводим мы эту сыворотку незаконно, и если захотят наказать врача, с удовольствием накажут.

- Как это незаконно?

- Потому что все эти сыворотки, даже привезенные из-за рубежа официально, в нашей стране не зарегистрированы.

- Но почему же их не регистрируют?

- Не знаю. Может потому, что российские сыворотки мы не покупаем, а другим производителям, наверное, не выгодно тратить средства на регистрацию. Требуется таких препаратов совсем не много, а на регистрацию должны подавать именно производители. С сыворотками ситуация серьезная. Их производство очень дорогое, но при этом, даже в случае вспышки, понадобится на 100 человек, может быть даже 300, но не более. А фармбизнес любит большие объемы. Учитывая, что это вопрос национальной безопасности, этот вопрос должен решаться на государственном уровне.

Мне же абсолютно все равно, как в страну завезут те или иные препараты. Но мне не нравится, что наши доктора вводят реанимационным больным сыворотку незаконно. Потому что если больной умрет, например, после введения сыворотки – такое бывает, или даже просто умрет, то в этом всегда можно обвинить врача.

Если человек ночью начнет умирать, его некому спасти

- А как быстро нужно ввести сыворотку больному с ботулизмом?

- При всех состояниях, когда нужно ввести сыворотку для нейтрализации токсинов, чем раньше – тем лучше. Да, в инструкции написано, что нужно ввести в течение трех дней, но после этого срока вводить сыворотку уже практически нет смысла.

- Почему?

- Ботулотоксин - самый сильный из всех известных природных ядов, биологического оружия. Токсин постоянно поступает в кровь. Мы можем нейтрализовать антитоксической сывороткой только тот токсин, который находится в крови. Когда он связался с тканями, нейтрализовать его уже невозможно. А все патологии возникают именно тогда, когда он попадает в ткани. У нас пациенты приезжают сразу с дыхательными расстройствами, мы их сразу подключаем к аппарату, но когда вводишь сыворотку, они буквально на глазах приходят в себя.

Кроме того, при лечении ботулизма очень важна респираторная поддержка. В высокоразвитых странах можно более длительный период вести пациента без сыворотки, хотя там ее очень быстро доставляют. У них стационары оснащены хорошим оборудованием. У нас же инфекционные стационары укрепляют материально-технически только после каких-то экстраординарных событий. Немного укрепились после пандемического гриппа в 2009 году, когда в реанимациях не хватало дыхательных аппаратов. Лежит три пациента, аппарат один, как решать, кому умирать? Потом немного укрепились при повторной вспышке в 2016 году, тем не менее, нам еще очень далеко до совершенства, тем более, во всех регионах Украины. В регионах, причем я не говорю о селах, а о крупных областных центрах, в инфекционных реанимациях даже нет круглосуточных дежурных реаниматологов. Не то, что аппаратов. То есть, если человек начинает ночью умирать, или требует подключения к аппарату, его просто некому спасти!

- А как в развитых странах? Наверняка, там нет проблем с сыворотками, а врачи не возят в метро незарегистрированные иммунобиологические препараты.

- Как правило, там держат стратегический запас жизненно важных медикаментов и иммунобиологических препаратов. Прекрасно понимая, при этом, что самой проблемы может и не быть в этом году и даже в следующем. В США они имеют такой запас по многим заболеваниям. Это и антитоксические сыворотки – от ботулизма, дифтерии, столбняка и даже препараты от гриппа. Нам тоже необходимо создать аналогичный запас. И пусть не будет этих болезней. Но если вдруг начнется дифтерия, а она начнется – это лишь дело времени, - то ситуация будет другая. Там смертность без сыворотки будет выше и будет больше больных, потому что у этой инфекции воздушно-капельный механизм передачи.

Если говорить только о ботулизме, то я была на приеме у министра, и лично об этом говорила, предупреждала. Но были проблемы с финансированием. И хотя это не такие большие деньги, проблема эта выходит за уровень одного министерства. Сыворотка очень дорогая в Европе и Америке, но можно купить российскую, которую люди сейчас ввозят контрабандой. Она стоит там 3 тысячи гривен. В прошлом году пациенты покупали польскую, так стоимость лечения доходила до 200 тыс. грн. Где обычному человеку взять такую сумму, причем срочно?

Умирать от потенциально предотвратимой инфекции во всем мире считается нонсенсом.

- Вы говорили о стратегическом запасе медикаментов и иммунобиологических препаратов. Сейчас он уже есть?

- Нет, конечно. Иммуноглобулина против клещевого энцефалита у нас давно нет, хотя речь идет всего о паре случаев в год. Вакцина от бешенства есть – в прошлом году ее с большим боем все-таки достали. Остается проблема с противостолбнячным иммуноглобулином. У нас нет достаточного количества сывороток против ботулизма, нет противодифтерийной сыворотки – а у нас уже есть случаи дифтерии, они единичные, но уже появляются. Это и не удивительно – посмотрите, какой уровень вакцинации?

Умирать от потенциально предотвратимой инфекции, например, малярии – во всем мире считается нонсенсом. Это абсолютно предотвратимое заболевание – есть и профилактика, и лечение. Тем не менее, смертность в некоторые годы достигала 10%. Абсолютно все случаи смерти связаны с неправильным консультированием перед выездом в регион и с запоздалой госпитализацией.

Я помню, какая была паника в 2009 году с гриппом. Чтобы она не возникала, необходимо решать проблему возможных эпидемий в спокойный период. Весь мир на сдерживание инфекционных заболеваний выделяет огромные деньги. Поэтому там относительное благополучие, а не потому, что этих болезней на Западе вовсе нет. Они все мониторят, и даже единственный случай ботулизма – это чрезвычайное происшествие для здравоохранения и требует тщательного расследования. Считаю, что вопрос создания стратегического запаса иммунобиологических препаратов нужно выносить на СНБО.

- Часто человек умирает еще и потому, что врач не сразу поставил правильный диагноз…

- Очень важна квалификация врачей и определенная настороженность. Но даже в цивилизованных странах статистику любого инфекционного заболевания можно смело умножать на 10. Потому что на одного больного может приходиться от 10 до 50 человек, которые не обращаются к врачу, потому что у них легкое течение заболевания. Как с недавней вспышкой сальмонеллеза, когда несколько больных просто отказались от госпитализации, так как нормально себя чувствовали. За все время независимости в нашем стационаре было подтверждено 2 случая Чикунгунья, 7 подтвержденных случаев лихорадки Денге. Но поскольку у нас такая ситуация с контролем и учетом, то, скорее всего, таких пациентов, которые завозят к нам разные тропические заболевания, намного больше. Однако в этой ситуации меня больше беспокоит, как будут защищаться интересы наших больных после начала реформы здравоохранения.

- А в чем тут особенность?

- Люди должны быть полностью обеспечены лечением инфекционных заболеваний. Как это теперь будет решаться? Это не экстренная помощь, когда пациента просто довозят до больницы, и которая останется бесплатной. Мы сейчас лечим бесплатно – несколько дней у нас есть растворы, гормоны и антибиотики. Но мы не можем обеспечить это полным курсом, не можем больному дать антибиотик резерва, если мы диагностируем у него абсцесс мозга или сепсис. Потом мы просим купить, потому что мы не можем на одного больного расходовать весь запас. Как эти вопросы будут решаться?

Как это будет решаться? Наверное, нам нужно оснастить полностью машины скорой помощи, чтобы бригада могла приехать к пациенту, сделать, допустим, промывание, после которого при кишечных инфекциях половина больных отказывается от госпитализации – им становится легче. То есть, надо вначале предложить что-то, что есть там, а потом уже лишать больных того, что они имеют здесь.

Сегодня даже в самой "убитой" больнице мы можем оказать первую помощь. А если этого не будет? Если сократить больницу? Как и куда ехать, если у нас проблемы с дорогами? От кишечной инфекции у маленького ребенка могут возникнуть очень серьезные, иногда необратимые состояния.

- Скоро на вызов будут приезжать недоученные парамедики.

- У нас недавно был очень показательный случай. 22-летняя девушка утром как обычно пошла на работу в абсолютно прекрасном состоянии. Через несколько часов почувствовала озноб, температура поднялась до 38,5, появились сильные боли в мышцах. Вернувшись домой, выпила жаропонижающее, проспала четыре часа. После пробуждения заметила появление пятен на руках, вызвала скорую помощь. И здесь я снимаю шляпу перед врачами скорой! Они сразу правильно установили диагноз и начали лечение. В стационаре - шок, геморрагическая сыпь появлялась и распространялась по туловищу прямо на глазах у дежурного реаниматолога. Позже проявились другие тяжелые патологии. Но пациентка выжила и, на мой взгляд, это именно благодаря блестящей работе бригады скорой помощи. И таких врачей у нас немало.

Но мы не готовы работать в таких унизительных условиях, под улюлюканья, типа "досить нас вбивати", Я, кстати, так и не поняла, к кому относятся эти слова. Может, действительно, "досить вбивати"? почему до сих пор нет в стационарах лекарств, например, от гепатита С? Они куплены за наши бюджетные деньги и отданы еще чуть ли не год назад. Кто убивает? Возле больных будут только те доктора, которые есть. Других нет и не будет.

Мы сейчас переживаем самую позорную по отношению к врачам страницу, и этому будет дана оценка. И США, и Европа добились таких результатов потому, что у них есть понятие экспертного мнения, статуса, что если человек достиг определенного уровня, то он знает больше, чем среднестатистический человек, который позавчера закончил институт, а сейчас сидит и размышляет о глобальных материях. А у нас экспертное мнение дискредитировано шарлатанами только с одной целью – чтобы им никто не мешал проводить свою политику, которая никакого отношения к интересам больных не имеет.

Татьяна Галковская, для "Цензор.НЕТ"
Дивитися коментарі → ← Назад до рубрики